Старейшую бензоколонку Москвы могут снести

Архнадзор выступает против

15 августа 2013 в 15:18, просмотров: 4213

Архитектурный совет Москвы рекомендовал отдать территорию, где сейчас находится старейшая АЗС города, ГМИИ им. Пушкина и возвести на ее месте новые корпуса музея. Саму заправку, построенную по проекта знаменитого архитектора Алексея Душкина (автора высотки у Красных ворот и «Детского мира» на Лубянке) в начале ХХ века, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов советует перенести в другое место. Вопрос этот наболевший — эксперты давно выступают против этой идеи, о которой не раз говорила Ирина Антонова, ныне бывший директор ГМИИ. И дело скорее в охранных территориях старинных усадеб, соседствующих с АЗС. От них пусть мало чего осталось, но тем не менее, охраняемых государством.

Старейшую бензоколонку Москвы могут снести
фото: Кирилл Искольдский

На Архитектурном совете принципиально говорили о том, что бензоколонку близ Пушкинского музея нужно переносить, а площадку использовать под цели музейного комплекса. Но так как это не московская собственность, мы должны дождаться согласия наших коллег из федеральных структур, - сообщил «МК» начальник Управления общественных связей Москомархитектуры Леонид Браткин.

На вопрос о том, куда может быть перенесена историческая АЗС, он не смог ответить определенно: «Это пока не решенный вопрос, есть несколько предложений. При этом теоретически возможно, что при разработке концепции этого участка можно будет попытаться как-то сохранить genius loco - как возможность это обсуждалось. Но всё останется на финальное усмотрение членов Архсовета».

Однако отдать участок, на котором находится заправка, невозможно совсем по иным причинам, уверен координатор общественной организации «Архнадзор» Рустам Рахматуллин.

У АЗС — статус вновь выявленного памятника архитектуры. Желание Архитектурного совета застроить эту территорию — это только желание. Этот участник является территорией памятников, а именно усадьбы князей Голицыных, Волхонка, 14. На этой территории не возможно не только испортить или снести дом, но и застроить пространство. Только в режиме реставрации.

- Какие постройки были и сохранились на этой территории?

- Там были усадебные флигели, уничтоженные, когда расширяли Волхонку. Регенерировать флигели бессмысленно, но реставрационное воссоздание с восстановлением линии улице — вполне приемлемый правовой режим. Если говорить о том, как обозначено пятно застройки в постановлении Правительства России относительно развития Пушкинского музея, там образован единый земельный участок Волхонка, 14-16. Такого участка вообще не должно быть, потому что он попадает на две охранные территории: дом 14 — это Институт философии, территория усадьбы Голициных, а Волхонка, 16 — это усадьба великого полководца, графа Румянкого-Задунайского. Таким образом, здесь существует две территории памятников. Для территории усадьбы Румянкого-Задунайского восстановление не составляет большой проблемы. Оно предполагает воссоздание ограды, которая была оградой мужской гимназии, которая заняла дом в ХIХ веке. Она прекрасно известна по изображениям и нет ничего дурного в том, чтобы ее восстановить. И ландшафтными методами можно восстановить сад. Тогда будет читаться усадьба 16, которая сейчас представляется нашим архитекторам бесформенным пятном. Но это не так.

- То есть по хорошему федеральные структуры не должны прислушиваться к рекомендациям Архитектурного совета?

- Конечно, нет. Территория памятников определена абсолютно корректно в соответствие с историческими границами. Да, бензоколонка попала на территорию дома 14, усадьбы Голициных. Но это произошло до формирования охранного законодательства и списков. Положение о государственной историко- культурной экспертизе предполагает презумпцию сохранения памятника.

Однако если заправка не переедет, непонятно, что делать Пушкинскому музею. ГМИИ заперт в кольце памятников, а новые корпуса ему жизненно необходимы. Сколько не пыталась Ирина Антонова отвоевать эти территории — не вышло.



Партнеры