Столицу разрисовали и разбомбили

Уличному искусству разрешили выплеснуться на стены домов

11 сентября 2013 в 20:14, просмотров: 3850

Массовые акты вандализма зафиксированы этим летом в столице. Группы лиц нестандартной внешности разукрасили стены не только заброшенных, но и жилых домов. Расписав стены, они принялись за трубы, обмотав их... вязаными тряпочками. Имена хулиганов, преобразивших город, всемирно известны. Но ни один не наказан. Кто дал «зеленый свет» уличным художникам? За событиями все лето следил «МК».

Столицу разрисовали и разбомбили
фото: Сергей Иванов
Со стены дома №27 по Саввинской набережной на москвичей взирает великий писатель XX века Герман Гессе.

6-й Новомосковский переулок, с виду обычная панельная многоэтажка. Смуглый мужчина, не скрываясь, расписывает стену дома. От первого этажа до самого верха, всего сорок пять метров. Из подъезда выходят местные жители. Ужо будет художнику! Но вместо угроз и ругательств доносится: «Сереженька, может, чайку?».

«Сереженька» — Сержио Хидальго, более известный как Sixe, испанский уличный художник. Первые свои граффити он начал рисовать еще в 1980-х. Сегодня он уже говорит, что сумел развить свою собственную вселенную, которую он изображает посредством ярких, часто абстрактных геометрических форм и символов, простых и сложных одновременно. Sixe и сам прост и сложен одновременно. Одет незамысловато: джинсы, футболка, кеды. Но смотрится как-то артистично, не по-здешнему. Может, это эффект от разноцветных мазков краски, которыми сверху донизу расписана его одежда. А может, причина в смуглой коже, которая создает образ эдакого мексиканского бандита из фильмов Роберта Родригеса. Но Хидальго вдохновляет не Мексика, а родная Барселона, не гигантские кактусы в пустынях, а урбанистическая меланхолия, древние культуры, психоделия и... феномен генетических мутаций.

«Фестиваль «Лучший город Земли» проходит с мая по сентябрь, — рассказывает Сабина Чагина — куратор граффити-программы фестиваля. — За это время художники расписали порядка 150 стен. Большая часть — на небольших трансформаторных будках, на которых мы рисуем книжные иллюстрации 60–70-х годов. Это специально сделано для детей. Еще одно направление — роспись «глухих» стен. Мы приглашаем известных во всем мире иностранных художников. Они создают уникальные граффити. Сначала мы присылали им фотографии стен. Они сами придумывали, как бы их расписать, создавали эскизы и отправляли нам. Обратите внимание, иностранные художники работают бесплатно. Организаторы фестиваля просто не могут давать им какое-то вознаграждение. Но мы взяли на себя все расходы на дорогу и пребывание в Москве. Например, Sixe, хоть и уроженец Барселоны, но проживает в Перу. Так что в нашу столицу он приехал совсем издалека. А российские художники получают гонорар».

Но «глухих» стен в столице не счесть. Под граффити их выбирали, опираясь на мнение самих жителей. Не все захотят видеть гигантские картины на стенах своих домов. Тем более что рисунок продержится лет десять. И не все смирятся с шумом от подъемных кранов, которые возносят художников к верхним этажам. Но в Новоподмосковном переулке совпало все — жители сами обратились к организаторам через сервис «Граффити-помощь». Точнее, обратился инициативный председатель местного ТСЖ. Потом все вместе охотно согласовали эскиз. Более того, полюбили художника. Он уже побывал не в одной квартире: гостеприимные жители угощают испанца русскими конфетами, баранками, пряниками.

«Мне очень нравится Москва! Я чувствую себя уже своим в этом дворе», — признается Sixe. А потом он долго и серьезно рассказывает о своем абстрактном космосе на стене дома. Жаль, не взглянуть на его беседы на русских кухнях.

Начался фестиваль в мае с граффити на Трубной. В полуденном пекле кран поднимал рыжебородого художника. Ему было тяжело, жарко, но он продолжал работать. Расписать целую стены дома, да еще по просьбе самого города — когда еще представится такой шанс! Алексей Медный (это прозвище как раз из-за рыжей бороды) работает в стиле граффити с 1998 года. Он участник многочисленных стрит-арт-фестивалей. В 2011 году Медный провел две персональные выставки, в 2013 году состоится третья. Но в таком городском проекте участвовал впервые. Стену дома он расписал по собственному эскизу. Композиция из слона, тигра, медведя и обезьянок называется «Цирк». Хотя больше напоминает джунгли. Но рядом с Трубной улицей находится Цирк на Цветном бульваре, поэтому граффити захотелось связать с местностью. Чтобы расписать такую площадь, Алексею потребовалось несколько дней и 300 баллончиков краски.

Вслед за Алексеем за баллончики с краской взялись десятки художников-граффитчиков. Организаторы фестиваля только и успевали отчитываться: на стене такого-то дома появился такой-то рисунок. Казалось, уже весь город пестрит красками. Но организаторы продолжали зазывать: «Если в вашем или соседском доме есть стена, на которую просится граффити, если у вас во дворе есть строения, которые вы мечтали бы превратить в произведение искусства, — обращайтесь в нашу скорую граффити-помощь. Заполните форму заявки на сайте, напишите, в каком стиле вы представляете рисунок на стене в вашем дворе. А мы узнаем, что можно сделать в вашем случае (по согласованию с местными властями). И лучшие художники-граффитисты приедут к вам!». И все лето приезжали.

В Астраханском переулке во всю стену дома №8 выросла странная девочка с ногами в аквариуме, рядом с ней прекрасный черный дог, а вокруг по воздуху плавают рыбы. Таков «Момент вдохновения» творческого дуэта Aber&Morik. Андрей Aber — граффити-райтер и художник из Барнаула, практикующий смешение техник на стыке аэрозольного искусства, живописи и графики. Марат Morik — уличный художник, графический дизайнер и иллюстратор из Новосибирска. Много внимания Марат уделяет фактурам, а также смешиванию техник и материалов на разных поверхностях. «Его творчество многогранно и охватывает как фигуративные сюжеты, так и абстрактные композиции. Зачастую в работах Морика абстрактные формы сочетаются с реализмом или экспрессионизмом», — пишут организаторы о художнике. Такую характеристику сложновато понять. И после взгляда на граффити становится ясно только одно — он создает нечто странное и яркое. С ногами в аквариуме.

А на Бибиревской улице на фасаде двенадцатиэтажного дома известный калининградский граффити-художник Андрей Адно (Adno) за пять дней нарисовал объемную картину «Дома и деревья». Андрей Адно рисует граффити с 2004 года. Его рисунки на стенах сочетают в себе шрифты, персонажей и иллюстрации. Кроме того, в своем творчестве Adno часто опирается на школу графического дизайна и советский плакат, хотя в данной работе это влияние прослеживается в меньшей степени. Из нижнего желтого дома, похожего на осовремененную избушку на курьих ножках, вырастают панельные кубы — квартирки на курьих ножках, потом все это вытягивается в серые камни и к 12-му этажу вырастает в зеленое дерево. Так и мы, москвичи, дети панельных домов, тянемся к деревьям и чистому воздуху, как к заоблачной мечте.

В июне на стене дома №9 в Большом Харитоньевском появилась картина старого города. Этот старый город прекрасен — солнечный, теплый, в белых одеждах, завален спелыми фруктами и овощами, дома на горизонте холмами уходят в небо. Что-то из представлений о советской Москве 1930-х. Автор эскиза — Салават Щербаков, народный художник России. Щербаков работает в жанре монументальной и станковой скульптуры, занимается разработкой архитектурных проектов, его опыт художника находит широкое применение в разработке и исполнении дизайн-проектов интерьеров. Щербаков член Московского союза художников, член правления объединения московских скульпторов. С 2003 года заведует кафедрой скульптуры Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. А само граффити нанесли Zuk Club — команда из одиннадцати художников, которые последние шесть лет занимаются стрит-артом на высочайшем уровне. За это время команда успела представить более сотни проектов стрит- и contemporary-art. Эксперименты художников в сфере граффити и работы с самыми труднодоступными поверхностями в публичном пространстве принесли ребятам мировую славу, сделав команду Zuk Club постоянными участниками различных выставок и фестивалей. Эти же ребята в августе создали картины на торцах трех домов на улице Фонвизина. Они написали портреты Татлина, Кандинского и Родченко.

Приз симпатий от «МК» достается совершенно удивительному граффити. Со стены дома №27 по Саввинской набережной на москвичей взирает через свои легкоузнаваемые круглые очки великий писатель XX века Герман Гессе. Портрет нарисовал молодой художник из португальского Лиссабона Александр Фарто (Alexandre Farto aka Vhils). Нарисовал — не совсем точное слово. Это выбитый портрет. Он высечен с помощью дрели, зубила и молотка. Он не яркий, всего три цвета — белый, бежевый и кирпичный. И от этого кажется случайно возникшим на стене. Словно краска сама таким причудливым образом облупилась, обнажив кирпичную кладку.

Фарто родился в 1978 году. На формирование художника особо повлиял контраст между еще живыми стенами и рекламой, разрастающейся на глазах. Его работы представляют собой картины, выбитые на старых каменных стенах, трафареты или коллажи. Их можно увидеть на улицах разных городов мира, на фестивалях и выставках. Фарто делает разрушение методом искусства. Старые здания, которым нужна реставрация, под его руками преображаются. Остается только сказать: «Браво, Фарто!»

Под занавес фестиваля уличные художники создали что-то совсем непривычное — разбомбили город вязаными украшениями. Ярнбомбинг (анг. Yarnbombing) или вязаное граффити — это вид уличного искусства, это вязаные украшения для деревьев, скамеек, скульптур и других элементов городского ландшафта. «Бомбардировщики пряжей» — так называют себя создатели вязаных городских объектов — появляются в разных местах города и за считанные минуты создают уют на улицах, добавляя обыденному городскому пейзажу ярких цветов и очарования. Увлечение вязаным граффити появилось на улицах городков Америки и Европы благодаря Магде Сайег. Именно ей в 2005 году пришла идея сделать свой магазинчик хэнд-мэйда более уютным. Окружающие так вдохновились ее примером, что с тех пор в ход пошли скамейки, фонтаны, витрины, телефонные будки. Любителями уличного хэнд-мэйда были обвязаны деревья, заборы, столбики, остановки и даже автобусы. А в Москве вязаньем «разбомбили» водосточные трубы на Маросейке и Покровке.



Партнеры