Батуты — новый писк столичной фитнес-моды

Кто не скачет, тот отстал

27.03.2014 в 19:33, просмотров: 5945

Продвинутая Москва запрыгала. В городе открываются все новые центры по прыжкам на батуте. Спорые коммерсанты вовсю теснят официальные батутные секции, которые только планируют развивать общеоздоровительное направление. При этом специалисты опасаются, что в новых центрах не будут соблюдаться требования безопасности — ведь этот спорт только на первый взгляд веселый и легкий. Энтузиасты, активно осваивающие новую рыночную нишу, пытаются развеять их страхи.

Батуты — новый писк столичной фитнес-моды
Батуты изготовлены из материала, который «прощает много ошибок».

Прыжки на батуте — это, помимо прочего, олимпийский вид спорта, которому на этой неделе исполняется полвека. 21 марта 1964 года в Лондоне состоялся первый в истории чемпионат мира по прыжкам на батуте. В 1988 году Международный олимпийский комитет официально признал возникшую в Германии Федерацию прыжков на батуте, а на Олимпиаде-2000 в Сиднее был разыгран первый комплект медалей. И мужское, и женское «золото» досталось тогда россиянам.

Сегодня в Москве под эгидой Федерации прыжков на батуте России действуют четыре спортивные школы. Чтобы получить высокий спортивный разряд, воспитанники проходят всю цепочку от начальной подготовки до высшего мастерства, участвуют в соревнованиях и выполняют нормативы. Путь в этом спорте, как правило, начинают в семь лет. «У людей старшего возраста, которым просто нравится прыгать и хочется научиться делать сальто через голову, нет шансов стать профессиональными спортсменами, — уверен президент Федерации прыжков на батуте Николай Макаров. — Поэтому спортивные батутные секции не готовы принять любого человека с улицы, нужно соответствовать определенным нормативам».

В то же время именно сейчас в Москве растет любительский интерес к этому виду спорта. Москвичам уже надоело заниматься в качалках или колотить боксерскую грушу ― все чаще они ищут чего-то более увлекательного. «Занятия на батуте дают нагрузку на все группы мышц и кости, причем равномерно ее распределяют. Они улучшают лимфодренаж, развивают координацию, укрепляют осанку, да и внутренние органы становятся на место», — перечисляет Макаров. Правда, официальные секции по прыжкам пока не знают, что делать с повышенным к себе интересом. Они не имеют возможности принять всех желающих просто потому, что изначально рассчитаны на сугубо спортивные достижения. «Только сейчас приходит понимание, что помимо спорта есть еще и общеразвивающее направление, — говорит Макаров. — Но пока на этом фронте мы мало что сделали». Зато сделали другие.

фото: Наталия Губернаторова
Корреспондент «МК» совместил работу с удовольствием.

В столице, можно сказать, бум коммерческих батутных центров. В общей сложности не менее десяти батутных залов работают сейчас в Москве. Они-то с удовольствием принимают людей абсолютно разных возрастов и уровней спортивной подготовки.

Мы посетили один из батутных центров. Вместо привычного пола в просторном помещении сплошные батуты (всего их 64), отделенные друг от друга мягкими кромками. Здесь же десятиметровые акробатические дорожки, набитая поролоновыми кубами яма для приземления, скалодром и баскетбольное кольцо ― в общем, праздник для души и тела.

Из снарядов центра только два «профессиональных» — для целенаправленного обучения акробатическим элементам. В соответствии со стандартом каждый из них представляет собой металлическую раму 520х305x115 см с натянутой сеткой размером 426х213 см и 118 пружинами. Пространство вокруг батута обложено страховочными матами. Спортивные сетчатые батуты делают из нейлона, они не очень удобны для неподготовленных прыгунов, потому что требуют определенных навыков и поставленной уже техники исполнения трюков. Остальные батуты в центре специально изготовлены из материала, который, как говорит директор заведения Андрей Соловьев, «прощает много ошибок». Днем в выходной здесь приходят в основном родители с маленькими детьми. А ближе к вечеру — те, кому за тридцать и даже сорок.

«Коммерческие батутные центры, можно сказать, заняли ту нишу, которую в свое время не заняли спортивные секции», — рассуждает Николай Макаров. Кроме собственно свободных прыжков, когда посетители резвятся самостоятельно, но под присмотром тренеров, в центрах действуют секции спортивной акробатики, группы фитнеса на батуте (пятнадцать минут прыжков якобы заменяют сорок минут бега) и различные детские развивающие программы. Макаров понимает, что упущенного уже не наверстать, и высказывает ряд опасений в связи с быстрым развитием таких центров. «Есть определенные требования по обеспечению безопасности. В регламентах четко прописано, как должны быть оборудованы батут и зоны приземления, где и когда должны стоять тренеры со страховочными матами, как обивать стены, если батут к ним примыкает, — у нас все оговорено, — рассказывает Макаров. — Оборудование коммерческих центров, боюсь, не всегда соответствует этим нормативам».

фото: Наталия Губернаторова

Тем не менее еще на входе в батутный центр, до оплаты (1000–1400 рублей за четыре часа прыжков), вам предложат ознакомиться с немалым перечнем простых правил безопасности. «Бывает, придет мужчина, совсем не тренированный, и тут же кидается делать сальто! — негодует тренер Евгения. — Только и дивишься, как он только не убился». «Травмы случаются, конечно, но очень редко, — рассказал еще один тренер, Эльдар. — В основном экстремалы по невнимательности получают всякие вывихи — ничего серьезного. А дети обычно спокойно себя ведут».

«В России на сегодня, к сожалению, не существует единой системы сертификации тренерского состава, — затрагивает Макаров еще одну проблему. — Коммерческие центры нанимают преподавателей на свой страх и риск. Всегда есть опасность, что обучать людей будут не специалисты». «У всех преподавателей в нашем центре высшее спортивно-педагогическое образование», — заочно возражает Андрей.

Еще одна трудность — акробаты-самоучки фактически лишены возможности получить высокий спортивный разряд. «Даже если представить, что кто-то долгое время самостоятельно занимался на батуте и разучил множество элементов, он не сможет сдать нормативы, — уверен Макаров. — В такие виды спорта, как спортивная гимнастика и акробатика, не так легко влиться. Нужно знать специфику и понимать все изнутри. Таких людей пока не было и, я думаю, не будет». Впрочем, мало кто из посетителей центров всерьез мечтает о спортивных вершинах. «Меня друзья позвали, вот я и пришел, — рассказал парень Костя, который приходит в батутный центр четыре раза в неделю. — Хочу научиться делать всякие экстремальные трюки, чтобы потом на роликах и сноуборде повторить».

Спортивные секции и коммерческие центры, похоже, никак друг другу не мешают и, в принципе, ориентированы на разные группы населения. Это как две непересекающиеся вселенные.

«Многофункциональные батутные центры очень популярны в Северной Америке и чуть меньше в Европе», — говорит 46-летний эстонец Ээро — тоже профессиональный гимнаст. Лет десять тому назад, пытаясь хоть как-то занять себя в летнее межсезонье, он организовал на родине детские акробатические лагеря. А еще через пять лет открыл в Таллине батутный центр на 24 снаряда — один из первых в Европе. Ээро и сейчас остается его тренером, раз в месяц приезжая навестить российских коллег. «В России это направление получит большое развитие, — уверен эстонец. — Уже существуют планы открытия таких центров в Санкт-Петербурге, например».



Партнеры