Для Москвы создадут карту запахов

Делается это, чтобы понять: как длительное воздействие сильных ароматов влияет на здоровье

03.04.2014 в 20:18, просмотров: 2999

Впервые в истории в Москве и области может появиться карта запахов. Разрабатывается она не ради праздного интереса — в первую очередь ученые намерены выявить источники (не всегда очевидные), вызывающие у людей неприятные обонятельные ощущения и, как следствие, заболевания. Возможно, уже к концу года специалисты закончат исследование столичного района Кожухово и города Ногинска, откуда поступает самое большое количество жалоб на зловоние.

Для Москвы создадут карту запахов
фото: Елена Минашкина

Москва, как любой мегаполис, обладает огромной палитрой самых разных запахов — приятных, не очень и очень неприятных. Если человек сталкивается с ними кратковременно — например, проходя мимо голубой туалетной кабинки или лежбища бомжей, — его здоровье вряд ли пострадает. А вот в случае когда приходится воспринимать запах постоянно (даже если это касается «вкусных» ароматов), организм может отреагировать болезненно. Первые симптомы — головная боль, плохой сон, тошнота, повышенная утомляемость, раздражительность.

— Тема влияния запахов на здоровье всегда была на втором плане. Но в последнее время население стало жаловаться гораздо активнее, чем еще лет 10–15 назад, — говорит зав. лабораторией прогнозирования окружающей среды и здоровья населения ИНП РАН профессор Борис Ревич. — И, к чести столичного Департамента природопользования, чиновники обратили внимание на проблемы окружающей среды и здоровья.

Массовые жалобы на «горячую линию» мэрии идут из района Кожухово и прилегающих поселков Московской области. Судя по рассказам жителей, жить им стало тяжело — нечем дышать в буквальном смысле слова. Дети просили, чтобы их увезли подальше от «удушающего запаха на улице». К работе подключились депутаты Мосгордумы и эксперты, которые входят в Общественный совет Департамента природопользования.

— Запах — это воздействие веществ на обонятельный анализатор, — говорит ведущий научный сотрудник НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды имени Сысина Ольга Бударина. — Если при концентрации веществ не возникает явных отрицательных воздействий — например раздражения слизистых, то можно говорить о снижении качества жизни. Со временем человек начинает испытывать бессознательное раздражение, стрессы.

Разные люди воспринимают запахи по-разному. Но даже аромат духов, кофе или шоколада может быть навязчивым. Химики утверждают: для человека что шоколад постоянно нюхать, что выхлопные газы — разницы почти нет. И там, и там один и тот же альдегид, только в разных сочетаниях он пахнет по-разному. Особенно тяжело приходится людям с высокой чувствительностью к запахам.

— Москвичи, живущие у кондитерской фабрики «Красный Октябрь», в свое время постоянно жаловались на навязчивый аромат конфет. В результате фабрика перенесла производство, — продолжает Ольга Бударина. — При сильных постоянных запахах люди жалуются на головную боль, слезотечение, слабость. В основном люди грешат на очистные сооружения, целлюлозно-бумажные фабрики, специфические производства. Руководителей предприятий вынуждают бороться с навязчивыми запахами. Доходит даже до судебных дел, хотя формально предельно допустимые концентрации вредных химических веществ могут быть не превышены.

Вынуждены обонять днем и ночью навязчивый запах и москвичи, живущие в Орехове-Борисове, по соседству с табачной фабрикой «Лигетт-Дукат». Любопытно, что никотин как раз не пахнет — смрад образуется из-за сочетания 60–70 компонентов. Экологи уже не раз проводили в районе фабрики замеры воздуха, депутаты Мосгордумы проводили специальные заседания, журналисты сделали десятки репортажей. Но технология и оборудование на фабрике современные. Все выбросы идут через вентиляцию, без «неучтенных» утечек. В составе выбросов нет веществ, концентрация которых превышала бы ПДК. А сильный, навязчивый запах — есть.

Впрочем, из 700 веществ, для которых установлены предельно допустимые концентрации содержания в московском воздухе, сильно пахнет добрая треть: уксусная кислота, ацетон, аммиак, фтор, формальдегид, фенол. Остальные портят горожанам жизнь и настроение как бы исподтишка.

Как можно измерить запах, перевести его в количественные показатели? Оказывается, приборов, которые автоматически умеют это делать, не существует. Без человеческого носа определить концентрацию летучих веществ не представляется возможным.

— Есть прибор, который может перевести ощущение запаха в условные единицы, наподобие децибелов по шуму, — объясняет Ольга Бударина. — Нужно набрать пробу воздуха и, увеличивая и уменьшая концентрацию, фиксировать обонятельные ощущения с помощью волонтеров. Когда данных достаточно много, компьютерная программа выдает условную величину этой пробы.

В Германии проходят полевые исследования, когда группа людей в течение длительного времени находится в районе размещения какого-то предприятия и с заданной регулярностью фиксирует ощущения. На этом основании строится карта запахов. Нечто подобное будет происходить и в Москве.

У современных горожан, говорит специалист, с каждым годом повышаются критерии качества жизни. Раньше москвичи могли мириться с неудобствами, но сейчас у них высокие требования к месту проживания — особенно у тех, кто купил квартиру за собственные деньги. Поэтому у народа наверняка найдет поддержку идея городских властей — принять комплексную программу влияния запахов на здоровье москвичей.

— Департамент природопользования попросил меня сделать наброски этой программы, потом ее рассмотрят ученые нескольких институтов, — рассказывает Борис Ревич. — Первое, с чего мы начнем, — будем сопоставлять метеорологические условия с фиксацией жалоб. Нужно понять, при каких ветрах, при какой температуре вырастает количество недовольных людей. Институт социологии РАН разработал очень хорошую подробную анкету для опроса жителей. Будем привлекать специалистов Института космических исследований РАН. И, наконец, начнем совмещать полученные данные с картой, на которой помечены источники запахов — и очистные сооружения, и нефтеперерабатывающее производство, и завод «Эколог».

Ученые намерены подойти к работе над программой с разных углов зрения. Так, они хотят попросить педиатров и аллергологов оценить состояние здоровья детей, живущих в проблемных районах. «Мы давно работаем с Московским НИИ педиатрии и детской хирургии. И нам хорошо известно, что если не ждать, пока ребенка приведут к врачу родители, а обследовать его в обязательном порядке, уровень выявления заболеваний всегда выше», — продолжает Борис Ревич.

В советские времена на востоке Москвы фиксировался удивительно низкий уровень заболевания детей бронхиальной астмой, приводит пример ученый. И это притом что в гораздо более «чистых» районах, не обремененных промышленностью и широкими магистралями, количество больных малышей было в несколько раз больше. В итоге выяснилось, что дело — в отсутствии пульмонологического кабинета на востоке города. Астматиков попросту не выявляли и не ставили на учет. Вскоре такой кабинет открыли.

Но это частный случай. А какие конкретно показатели здоровья связаны с запахами? На этот вопрос ученые всего мира не могут ответить до сих пор. Поэтому специалистам так важно понять, где находится «тошнотворный» источник. И принять все меры для его нейтрализации.



Партнеры