Ясли не учебное заведение

Леонид Печатников: «Детям младшего возраста нужен уход, а не образование»

5 февраля 2014 в 17:25, просмотров: 11823

Что будет с ясельными группами в столице? Когда мы перестанем стоять в очереди к врачам? Нужно ли вводить тест на русский язык для мигрантов при поступлении в школу? О том, как решаются эти и многие другие проблемы в Москве, «МК» рассказал заместитель главы столицы по вопросам социального развития Леонид Печатников.

Ясли не учебное заведение
фото: Геннадий Черкасов

«Пособия по уходу за детьми будут расти»

— Леонид Михайлович, в Москве прекратилась запись детей до 3 лет в группы полного пребывания. С чем это связано? И как быть матерям, которые по финансовым соображениям не могут сидеть дома с ребенком?

 — Сейчас много говорят о том, что в столице закрывают ясли. Как можно закрыть то, чего нет? В ведомстве Департамента образования не было яслей, были лишь отдельные детские сады с ясельными группами. Раньше ясли находились в составе Министерства здравоохранения, но все они были закрыты еще в 90-е годы, во время массовой ликвидации дошкольных учреждений. Когда мы начали заниматься проблемой очередей в детские сады, стало ясно, что на 75% эта очередь состоит из детей старше 3 лет. Поэтому устройство этих детей стало для нас приоритетом. Но мы не забываем и о малышах до 3 лет. Ясли нужно создавать отдельно от детских садов. Проблему маленьких детей нужно решать не в рамках образовательных программ, а в рамках программ по присмотру и уходу, это не те дети, которых надо чему-то учить. А поскольку сейчас у нас в детских садах начали работать преподаватели младших классов, которые уже готовят дошкольников к школе, то дети ясельного возраста — это абсолютно другая история. Отсюда родилась, кстати, и система групп кратковременного пребывания для детей до 3 лет. С детьми от 1,5 до 3 лет мы ничего с точки зрения образования сделать не можем. И сейчас, когда мы объединяем детские сады и школы в центры, нет смысла сохранять или создавать в них ясельные группы. Но я надеюсь, что в этом году мы решим задачу с организацией яслей, мы прорабатываем несколько вариантов. Сейчас ищем возможность обустроить их в рамках Департамента социальной защиты. До того момента, пока мы не организуем отдельную систему яслей, ясельные группы в детских садах будут работать для малышей в прежнем режиме. На данный момент в столице образовательные организации, реализующие программы дошкольного образования, посещают 72 тысячи детей в возрасте от 1,5 до 3 лет, из них 33 тысячи получают дошкольное образование на основе кратковременного пребывания и 39 тысяч — в группах полного дня.

— Пособия на ребенка до 1,5 года значительно выросли. Но пособие с 1,5 до 3 лет — это символическая сумма. Какова политика города по этому вопросу? Планирует ли Москва, учитывая временные сложности с яслями, стимулировать женщин рублем, чтобы они сидели с ребенком до 3 лет?

— Федеральная компенсация по уходу за ребенком до 3 лет — 50 рублей. Сейчас в Госдуме находится закон, который предусматривает увеличение этого пособия. В Москве пособие на ребенка от 1,5 до 3 лет с 1 января увеличилось до 2000 рублей, для одиноких матерей до 4000 рублей. Также увеличен ежемесячный размер пособия на ребенка малообеспеченным семьям, доход которых не превышает прожиточного минимума. Помимо этого введены пособия на детей с 3 до 18 лет, для полных семей — 1000 рублей, для одиноких матерей — 2000 рублей. В следующем году мы также планируем повышать пособия. Мы стараемся адресно подходить к вопросу. Лучше дать бедным побольше, а богатым — ничего, чем размазывать маленький кусочек масла по бутерброду.

— По новым правилам приема в сады, утвержденным Департаментом образования, на 1 сентября малышу должно быть полных 3 года. А если ребенок родился 2 сентября, например, его уже не возьмут до четырех лет?

— В правила уже внесены изменения, на данный момент всем детям с 2,5 года открыта запись в детские сады. При комплектовании дошкольных отделений школ на 2014/2015 учебный год будут предоставлены места всем детям москвичей, которым в 2014 году исполнится 3 года, в том числе детям, родившимся в сентябре-декабре 2011 года. Сейчас проводится дополнительное комплектование в образовательные учреждения детей жителей города, рожденных в период с января по март 2011 года. Места уже предложены 3,1 тыс. детей москвичей. На данный момент очереди в детские сады практически ликвидированы, все москвичи, подавшие заявления, получили места. Исключение составляет лишь городской округ Щербинка, в дошкольные учреждения которого ожидают устройства 390 детей.

фото: Геннадий Черкасов

«Дорога в школу должна быть безопасной»

 — С этого года возвращается приоритет при поступлении в школу у детей, которые постоянно зарегистрированы на территории, прикрепленной к данному учебному заведению. А как быть людям, которые зарегистрированы в одном районе Москвы, а проживают в другом?

 — Да, это правило частично возвращается — и это связано с тем опытом, который мы накопили по безопасности детей. Некоторые родители отпускают детей в другой конец Москвы без сопровождения, потому что школа, по их мнению, в другом районе лучше. У нас увеличилось количество сообщений о ДТП, о травмах. Это не значит, что мы запрещаем родителям выбирать школу по собственному желанию. Но тем не менее рекомендуем искать учебное заведение в шаговой доступности. Безусловно, многие сегодня зарегистрированы в одном месте, а проживают в другом. Мы давали разъяснения окружным комиссиям и школам о том, что приоритетом, безусловно, является фактическое проживание ребенка, а не прописка. Как это доказывать при приеме в школу? Можно принести документ о собственности на квартиру или договор аренды. В любом случае родители должны написать заявление, что они реально проживают в данном месте, поэтому ответственность за все, что происходит, они берут на себя. Для нас принципиальный вопрос — ребенок не должен попасть под машину.

— В течение 2014 года планируется перевод всех московских школ на систему бортового питания. При этом лишь 2 комбината сохранили право поставлять школьникам еду. Не приведет ли полный переход на бортовую систему к массовым проблемам со своевременной доставкой еды, учитывая сложную дорожную ситуация в городе?

— Сбои могут быть во всем. Бортовое питание показало одно несомненное преимущество — у нас стало намного меньше случаев кишечной инфекции. Роспотребнадзор способен проверить производство, но он не может в каждой школе проверять, как вымыла руки тетя Маша, перед тем как готовить еду. Качество питания для детей у нас стало гораздо лучше. Было всего 2 массовых отравления, и то связанных с водой, а не с питанием, нет вспышек кишечной инфекции в школах. С пробками будем бороться, будем требовать от поставщиков выезжать раньше. Всегда нужно искать компромисс, лучше если машина с едой опоздает 1 раз в месяц, чем произойдет массовая вспышка кишечной инфекции. Моя мечта, чтобы бортовое питание было и в больницах, так, как это во всем мире происходит. Пока, к сожалению, эту мечту я осуществить не могу в силу объективных причин. Количество поставщиков определяет конкурс, в котором очень жесткие условия. И не все поставщики готовы эти условия выполнять. Тем более мы ввели в обязательные требования санитарный сертификат производства продукции.

— Какова средняя зарплата московского учителя и каков ваш прогноз ее динамики на конец года?

— Сейчас она составляет 60,1 тысячи рублей, воспитателя в детском саду — 45 тысяч. В 2014 году они и дальше будут расти.

— В Москве огромное количество мигрантов. Зачастую их дети плохо говорят по-русски, но в приеме в школу им отказать не могут. Нецелесообразно ли ввести при поступлении в школу тест на знание русского языка? А тех, кто с ним не справится, направлять в специализированные заведения?

— Этот вопрос возникает постоянно. Как вы считаете, если ваши читатели узнают, что у заместителя мэра нет ответа на этот вопрос, это сильно испортит мою репутацию? Мы очень надеемся, что введенные сейчас изменения в закон о миграции сведут эту проблему к минимуму. Поэтому до внесения поправок в закон о миграции у меня нет ответа на вопрос, как разделить наших детей и детей мигрантов. В Москве есть специальные школы и курсы русского языка для детей мигрантов. Но многие родители сами плохо владеют русским и не задумываются о том, чтобы учить языку ребенка. Зато записывают и ведут их 1 сентября в школу. Я не уверен, что эти дети без нормального знания языка усвоят ту программу, которую им дают. Скорее они просто просиживают время в школе, пока родители работают. При постановке на очередь в школы и детсады в первую очередь мы записываем москвичей, во вторую — других россиян и в третью — детей мигрантов. И посмотрите, что происходит, какая буря возмущения вокруг этого! Я считаю, что в таких вопросах преимущество должно быть у москвичей, это их родной город, им некуда больше уезжать. А у приезжих есть жилплощадь, место, откуда они приехали. Можно долго рассуждать о правах человека. Но нужно разумно смотреть на вещи, чьи права город должен реализовывать в первую очередь, москвичей или мигрантов. Я считаю, что москвичей, конечно, приезжим будет обидно, но другого выхода пока нет.

— Сохранятся ли в Москве коррекционные школы для детей с умственными расстройствами и с девиантным поведением?

— Да, разумеется. Сейчас они в ведении Департамента социальной защиты, туда же перешли и школы для слепых. Возможно, произойдет укрупнение школ, две могут объединиться в одну, но ликвидировать их уж точно никто не планирует

«Жители других городов России будут получать столичные выплаты, если усыновят ребенка из Москвы»

— Не так давно все учреждения, где воспитываются дети-сироты, были переданы в ведение Департамента соцзащиты. Что изменилось за это время? И какие программы по этому направлению намечены на 2014 год?

— Мы собрали все службы, которые занимаются сиротством, из разных департаментов. Всего в Департамент социальной защиты было передано 40 организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Главная задача у нас одна — выстроить вертикаль, удобную для того, чтобы дети обретали семьи. Раньше, когда люди хотели усыновить или взять на попечение ребенка, им приходилось ходить по разным департаментам, а ведь всюду есть некие злоупотребления. Та система, которую выстроили мы, действительно работает, в городе на 40% уменьшилось количество сирот. Об этих результатах Павел Астахов уже докладывал президенту. Основная суть нашей реформы в создании организации нового типа — многофункционального центра содействия семейному воспитанию. За 2013 год в центры реорганизовано 10 организаций для детей-сирот. В 2014 году пеланируется реорганизовать 24 организации для детей-сирот и 5 социально-реабилитационных центров. Кроме того, идет модернизация материально-технической базы действующих организаций для детей-сирот за счет дополнительно выделенных правительством Москвы 803 млн руб. Пособие усыновителям и попечителям детей-сирот в некоторых случаях доходят до 25 тысяч рублей в месяц, минимальный размер — 15 тысяч. Хотелось бы подчеркнуть, что мы призываем к усыновлению и опеке над детьми-сиротами не только москвичей. Если люди из других городов России возьмут ребенка у детского учреждения столицы, город также будет выплачивать им пособие.

— Не секрет, что многие дети попадают в детдома не только из-за асоциального поведения родителей, но и из-за серьезных материальных проблем. Как Москва решает эти проблемы? Ведется ли какая-нибудь превентивная работа, позволяющая выявлять такие семьи в начале кризиса?

— По состоянию на 1 января 2014 года в столице 1,3 тысячи семей находятся в социально опасном положении, в них воспитывается 2,1 тысячи детей. Улучшение социального положения семей с детьми — это одно из приоритетных направлений в деятельности московского Департамента социальной защиты. Одним из основных направлений нашей деятельности является организация индивидуальной профилактической работы с каждой семьей, находящейся в социально опасном положении. Сформированы службы, индивидуально работающие с каждой семьей, которые помогают родителям в трудоустройстве, прохождении курсов переподготовки для освоения новой профессии. Малообеспеченным и многодетным семьям в прошлом году было выдано 232 тысячи бесплатных продуктовых наборов и 69 тысяч единиц вещевой помощи и обуви. Также в Москве функционируют 11 социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних, которые помогают выйти из трудной ситуации и вернуть детей в семью.

— На какой стадии реализации находится московская программа «Социальная квартира»? Когда опекунам, взявшим пять и более детей, выделяется отдельная квартира и выплачивается заработная плата?

— C 3 февраля 2014 года стартует пилотный проект, в рамках которого семьям, которые примут на воспитание по договорам о приемной семье детей старшего возраста и (или) детей-инвалидов, будет оказываться имущественная поддержка. Основной критерий отбора приемных семей — это нахождение в браке не менее 3 лет. Усыновители могут быть из любого региона, при этом дети, передаваемые на воспитание в семьи, должны быть обязательно жителями Москвы. Родители должны взять на воспитание не менее 5 детей, квартира им будет предоставляться городом по договору безвозмездного пользования. Через 10 лет участникам пилотного проекта предоставят собственную квартиру в Москве.

«Практика показывает, что частники лечат и эффективнее, и быстрее»

— Переоснащение столичных поликлиник и больниц современным оборудованием уже состоялось? Вся ли «тяжелая техника» установлена, достаточно ли специалистов для работы на ней?

— Начнем с того, что та программа модернизации, которую утвердил Минздрав, выполнена в Москве уже давно. И вся та «тяжелая техника», которую мы должны были закупить в рамках этой программы, закуплена и установлена. Но проблема заключается в том, что во время закупок нам серьезно удалось сбить цены — в 3 раза, а по некоторым позициям даже в 10 раз. В результате образовалась экономия в 15 миллиардов бюджетных рублей. Плюс еще 2 миллиарда нам дал Минздрав в качестве бонуса за хорошую работу. И на эти деньги также было решено закупить медицинскую технику, что мы и делали уже в 2013 году. В итоге, например, если изначально в рамках программы модернизации здравоохранения мы должны были приобрести для Москвы 54 компьютерных томографа, реально получили 126 — причем на те же деньги! Вместо запланированных к приобретению 34 магниторезонансных томографов столица закупила 77. А вместо 18 ангиографов — 31. И вот дополнительная техника поступила в Москву, а ведь ее нужно еще и установить. Между тем средний срок монтажа одной такой установки составляет 180 дней. А до этого нужно подготовить помещения, пройти ряд согласований, провести конкурсы... Вот почему программа, которая должна была длиться в общей сложности 2 года, вышла за пределы 2013 года. И связано это лишь с тем, что мы превысили ее объемы в рамках выделенных средств. Что касается врачей, умеющих работать на такой технике, то они у нас есть. Они прошли обучение и в Москве, и в Израиле, и в Швейцарии...

— Уже много лет столичные власти говорят о необходимости строительства московского центра позитронно-эмиссионной томографии — в отличие от других этот вид высокотехнологичной диагностики позволяет находить опухолевый процесс уже на стадии клеток. Сегодня в городе работают лишь два таких федеральных центра — и записаться в них чрезвычайно сложно...

— Ситуация с ПЭТ-диагностикой у нас действительно тяжелая. И мы очень надеемся, что для решения этого вопроса нам помогут частные инвестиции. Если страховой тариф на ПЭТ-исследования будет утвержден, то есть такую диагностику введут в перечень услуг, оказываемых в рамках обязательного медицинского страхования, не думаю, что у частников не появится интереса к такому проекту.

— Раз уж мы заговорили о государственно-частном партнерстве... Немало вопросов вызывает ситуация с горбольницей №63. Уже ходят слухи, что ее отдали частнику и что теперь она будет оказывать только платные услуги. Что там на самом деле?

— Для начала стоит объяснить, что никто не отдавал государственную больницу коммерсантам. Согласно заключенному концессионному соглашению, инвестору, который заплатил за право концессии в городской бюджет миллиард рублей, разрешили пользоваться имущественным комплексом больницы, собственником которой остается город. Но я должен сделать небольшое отступление. Мы добились того, что в Москве сроки лечения пациентов в стационарах больше не зависят от стандартов лечения. Это значит, что больного выписывают в тот момент, когда доктор решит, что он здоров. И в результате оказалось, что мы такие же, как все. И болезни у нас такие же, как у всего мира. Больше пациентов с пневмонией не надо держать в стационаре по три недели, а с аппендицитом по 10 дней просто потому, что так положено. Ведь с воспалением легких можно справиться за 10 дней, а с воспалением аппендикса — и вовсе за 3 дня. Итог: у нас не только исчезли больные в коридорах, у нас появились свободные койки в палатах. Выяснилось, что до 30% коек совершенно не востребованы. Больных стали лечить быстрее — средняя длительность пребывания пациента на койке сократилась примерно вдвое. У нас появился освободившийся коечный фонд. И мы принялись освобождать от коек «ремонтонепригодные» здания. В их числе оказался и комплекс 63-й городской больницы. Возникла идея передать этот комплекс частнику по концессионному соглашению. При этом он не только сделал солидный взнос в городской бюджет, но и взял на себя обязательства вложить в ремонт и модернизацию больницы очень серьезные средства — порядка 7 миллиардов рублей. К тому же все, что он построит, будет автоматически принадлежать Москве. И до 40% пациентов в этой больнице должны будут обслуживаться бесплатно, по полису ОМС. А поскольку практика показывает, что лечат частники и эффективнее, и быстрее, то в абсолютных цифрах количество пролеченных по ОМС в этом новом современном комплексе, кстати, площадью 60 тысяч квадратных метров, будет больше, чем пролечивала вся 63-я горбольница. В итоге пациенты только выиграют, а город получит новый современный больничный комплекс и миллиард рублей в придачу.

— Что будет стимулировать людей оплачивать там услуги, если все то же самое можно будет получить бесплатно? Иными словами, кто станет платными пациентами этой новой больницы?

— Прежде всего немосквичи. В том числе иностранцы, которые не могут по закону лечиться у нас бесплатно. Кроме того, это будут горожане, которым не хватит лимита в 40%, но при этом они захотят получать лечение именно в этой больнице.

— В продолжение темы о платных услугах в медицине: какова судьба придуманного городскими властями проекта «Доктор рядом», который призван разгрузить московские поликлиники?

— Город решил выделять помещения на первых этажах зданий инвесторам под открытие частных клиник «Доктор рядом». В наших планах — создать порядка сотни таких «докторов». По условиям соглашения в этих центрах обязательно должны работать терапевт и педиатр, которые будут принимать население по полису ОМС, то есть бесплатно. Все остальные кабинеты врачей могут быть частными и оказывать населению платные услуги. Однако там не должно быть коммерчески выгодных стоматологических услуг, а также косметологии и пластической хирургии, рынок которых у нас в Москве и так уже переполнен. При этом частник получает привлекательные условия аренды — за 250 кв. метров помещения в год он будет платить по 1 рублю за метр, за остальную площадь — по коммерческим расценкам.

— Такие центры уже начали работать?

— Состоялись конкурсы, на которых было разыграно 23 помещения. Получившие их частники уже начали в них ремонт. Однако уверяю вас: очереди из желающих поучаствовать в проекте «Доктор рядом», увы, нет. Как и не было огромного количества претендентов на участие в концессионном соглашении по 63-й больнице. И это понятно. Например, подсчитано, что инвестор в этом концессионном проекте выйдет в плюс только на шестнадцатом году функционирования! Условия концессии в Москве просто драконовские. Например, в Санкт-Петербурге концедент возмещает инвесторам все затраты на ремонт. В Новосибирске, когда имущественные комплексы передают в концессию, денег за нее не берут. Таких условий, как в Москве, нет больше нигде!

фото: Геннадий Черкасов

«Если человек пришел в поликлинику за первичной помощью, он должен получить ее не позднее чем через два часа»

— С 2011 года в поликлиниках Москвы открыта электронная запись к врачам. Однако многие люди жаловались, что не могут попасть к специалистам — запись осуществляется лишь на две недели вперед, и если все выбрано, человек остается, что называется, «в пролете». Ситуация исправлена?

— Систему электронной очереди мы мониторим в ежедневном режиме. И если в течение двух недель человек не может записаться на прием, мы констатируем полную недоступность медпомощи. Но могу вам рассказать новость — в этом году мы впервые документально обозначали сроки ожидания врачебной помощи для пациентов. Например, если человек пришел в поликлинику за первичной медико-санитарной помощью, он должен получить ее не позднее чем через два часа. То есть в очереди к врачу он должен провести не больше 2 часов. Если он хочет попасть на прием к специалисту в амбулаторном звене, то срок его ожидания должен составлять не больше 7 дней с момента обращения (российские нормативы предполагают 10 дней). Лабораторные, диагностические и инструментальные исследования московскому пациенту должны быть выполнены максимум через 7 дней. Госпитализация в плановом порядке — не позднее 14 дней с момента выдачи направления (российские нормативы предполагают 30 дней). Высокотехнологичные исследования (КТ, МРТ) должны быть проведены в течение 20 дней.

— И что грозит тому, кто эти сроки нарушит? А главное — куда жаловаться пациенту?

— Пациенты могут сообщить о нарушении нормативов ожидания в Департамент здравоохранения города. Что касается нарушителей, то им грозит ответственность вплоть до увольнения. И мы уже уволили за это несколько человек.

— С чем сегодня связаны очереди к отдельным специалистам в поликлиниках?

— К сожалению, очереди к специалистам пока есть. В первую очередь к эндокринологам, офтальмологам. Это связано с реальной недостаточностью этих специалистов в амбулаторном звене города. Но по мере оптимизации коечного фонда врачи из стационаров будут заполнять вакантные места в поликлиниках.

— Однако многие врачи почему-то считают, что работать в амбулаториях не так престижно, как в стационарах...

— Если они хотят кушать и при этом оставаться в профессии, другого выхода у них нет. К тому же сегодня уровень технического оснащения в поликлиниках ничуть не хуже, чем в стационарах. Так что врачам надо бороться со стереотипами.

— Каким образом столичные власти повышают престижность профессии врача в целом? Планируется ли наращивать зарплаты медикам?

— Мы не планируем повышать медработникам зарплаты выше планок, установленных майским указом президента. Но и сегодня средний заработок врача в столичной системе здравоохранения составляет 72 тысячи рублей, что, согласитесь, не так уж и плохо. И мы должны добиваться того, чтобы во врачебной профессии хотя бы соблюдался принцип оплаты по труду.

— Когда будет введена «электронная карта» во всех городских ЛПУ — чтобы, например, врачи любого стационара могли моментально получать историю болезни пациентов из поликлиник?

— Этим вопросом сегодня занимается наш Департамент информационных технологий. Сейчас такая система обкатывается в пилотном режиме в некоторых районах города. Прежде чем переходить на нее повсеместно, предстоит решить еще ряд вопросов, в том числе связанных с защитой персональных данных пациентов.

— Что ждет столичное здравоохранение в наступившем, 2014 году?

— Приоритеты остаются теми же, что и в предыдущие два-три года. Московская система здравоохранения должна быть компактной, высокотехнологичной. Но для этого нам нужно идти навстречу друг другу. Надо бороться со стереотипами. Люди должны научиться понимать, что в больницу нельзя лечь для того, чтобы просто в ней полежать. Везде и всегда, во всем мире в стационары отправляют людей с острыми заболеваниями или обострением хронических. К сожалению, пока наши пациенты этого не понимают и иногда требуют госпитализации лишь на том основании, что у них остеохондроз. Но больница не место для профилактики. И все, что можно лечить амбулаторно, мы и впредь будет лечить амбулаторно.



Партнеры