CЕРГИЕВ ПОСАД: Тайная ЖИЗНЬ ЛАВРЫ

21 мая 2000 в 00:00, просмотров: 900

МК-ВОСКРЕСЕНЬЕ Чтобы уничтожить память нации, необходимо нанести точечный удар и разрушить самое дорогое. Это прекрасно понимали богоборцы-большевики. Именно поэтому в 1920 году они решили закрыть Троице-Сергиеву лавру. Но прежде Политбюро приняло решение осквернить мощи преподобного Сергия Радонежского — основателя монастыря. И хотя поначалу большевики решили провести эту операцию тайно — верующий народ грудью встал на защиту всенародной святыни. Пришлось вызывать войска. Только после крушения богоборческого режима многим россиянам стало ясно — возрождение России возможно лишь после нравственного очищения. Покаяние — это ключевое понятие было произнесено Тенгизом Абуладзе еще в начале перестройки. Постперестроечное десятилетие привнесло в наше сознание еще одно немаловажное понятие — сама Русская Церковь больна и нуждается в исцелении. Но процесс возрождения, хотя и медленно, все же совершается. Он происходит и на окраинах России — в далеком Оренбуржье, в Ивановской области, в подмосковной Коломне. И, конечно же, в средоточии духовной жизни России — в Троице-Сергиевой лавре. Готовя этот фоторепортаж, мы не задавались целью выискивать темные стороны монастырской жизни. Они есть повсюду, но не они выявляют подлинный лик лавры. Нам хотелось показать повседневный, но скрытый от глаз трудовой ритм жизни монастыря. Сегодня в Троице-Сергиевой лавре проживают почти 400 монахов. Их жизнь строго регламентирована суточным богослужебным кругом, обязательным для каждого. Менее строгий богослужебный ритм на подсобных хозяйствах — их сегодня у лавры два. Большая часть дня посвящена молитве — преимущественно храмовой. Это вполне соответствует монашескому призванию. Один из великих святых Византии, преподобный Симеон Новый Богослов так определял призвание монаха: "Монах есть тот, кто не подвластен миру. Кто вечно с Богом хочет быть Единым". Монашеские молитвы напоминают зажженные горящие свечи — порой мирскому человеку некогда даже забежать в храм, чтобы поставить свечу. Но монастырь молится о всем мире — о всех больных и нуждающихся, о всех утонувших в суете. Свободное время монах уделяет послушанию — так именуют в монастыре трудовые будни. Одному поручено водить экскурсии, другой печет просфоры, третий холит и нежит лошадок. Четвертый, как монастырский садовод Димитрий, следит и ухаживает за садом. Для того чтобы стать наcельником монастыря, необходимо год или два пройти испытания. Черная работа в монастыре держится на послушниках. За это время наместник или благочинный присматриваются к будущему монаху и решают — сможет ли он вынести нелегкий крест монашеской жизни. Монах отказывается не только от плотских утех и мирской жизни. Он обязуется хранить целомудрие, не копить денег и во всем слушаться своего духовника. В ранней молодости все это кажется легко исполнимым, но в возрасте около 30 вдруг возникает желание иметь детей и масса других соблазнов. Поэтому православная традиция предписывает воздерживаться и не принимать в монастырь молодежь, не достигшую 30-летнего возраста. Сегодня это предписание исполняется не слишком буквально — слишком серьезные задачи стоят перед монастырем, требующие больших затрат молодой энергии. Если сами храмы лавры находятся в более или менее приличном состоянии (хотя Трапезный храм постепенно сползает в овраг, а колокольня требует неотложного лечения), то состояние скитов и подсобных хозяйств требует не только серьезных финансовых вливаний, но и повседневного упорного труда. Приходят в монастырь интеллигенты, но лишь малая часть выдерживает искусы монашеской жизни. А на подсобном хозяйстве нет теплого туалета и горячей воды. Как же избалованному горожанину выдержать без ежеутреннего душа? Пока не выведен из монастыря музей. А он занимает помещения, столь необходимые сегодня лавре. Благодаря заступничеству Святейшего патриарха Московского и всея Руси Алексия II достигнут компромисс — в ближайшие два года музей выедет за пределы монастыря. Ризница же с ее богатейшим собранием будет находиться в совместном ведении музея и лавры. Предстоит борьба за здание странноприимного дома за монастырскими стенами — его еще не передали. И все это ложится на плечи наместника монастыря — архимандрита Феогноста и его ближайшего сотрудника — эконома, архимандрита Георгия. И все же, несмотря на все трудности, лавра возрождается. В торжественные пасхальные дни монастырь нашел возможности и устроил в академии торжественный вечер для педагогов и их детей. Зная, что и семинария, и академия испытывают огромные финансовые трудности (ректор даже сократил количество учебных классов — чего не было даже в советское время!), монахи приготовили подарки для всех. Находится при монастыре работа и для женщин — готовка пищи, при семинарии организован регентский класс, в котором обучаются преимущественно девушки. Они же и невесты для будущих священников. Ведь не станут же семинаристы ходить на танцы для знакомства с будущими матушками! Существует и иконописный класс, где обучаются и парни, и девушки. Надежда России — не валютные займы МВФ. Страна должна найти прежде всего внутреннюю опору. Духовный стержень в кризисные времена россияне обретали в лавре. Здесь трудятся опытные духовники, которым можно поведать самое сокровенное. Они, наши молитвенники и заступники, наряду с великим сонмом российских святых — залог грядущего возрождения России.




Партнеры