Таланты и покойники

Извращенец, убийца, художник, врач, псих, педагог, “агент 007” — кем тольконе был большой фантазер Валера Скопцов

13 января 2002 в 00:00, просмотров: 3102
  “У нас появился маньяк, который убивает и грабит влюбленные парочки!” — несколько лет назад этот слух вдруг пополз по тихой и спокойной Орловской области. Июльским утром в зоне отдыха прохожие обнаружили два трупа, прикрытых ветками. Мужчину убили выстрелом в спину, а его спутницу долго мучили с изуверской жестокостью. Сначала ее ранили в бедро и сильно избили. Потом убийца душил несчастную, затягивая на ее шее веревку. Наконец преступник выстрелил из обреза женщине в голову...
     За год до этих событий похожий случай произошел возле трассы Орел — Брянск. Стало ясно, что кто-то выслеживает машины с парочками, решившими уединиться в лесу, расправляется с ними и забирает деньги и документы. Оперативники начали искать “ночного охотника”. Они не могли знать, что “влюбленные” были далеко не единственными жертвами жестокого убийцы...
Рождение оборотня
     Валера Скопцов появился на свет в самой обычной советской семье. Но мальчику с детства казалось, что ему уготовано особое предназначение. Только почему-то его уникальности никто не замечал. Закончил школу с золотой медалью — но хватало и других отличников. Рисовал картинки и сочинял стихи — ну и что?
     Валера решил стать врачом — от него будут зависеть человеческие жизни! Юноша поступил на медицинский факультет Саранского университета. Но через год нескончаемых лекций и семинаров на него снова навалилось ощущение “впаянности” в массу серых людишек.
     Третий учебный год студент встретил... в палате Саранской психбольницы. Летом он украл урожай яблок и капусты на чьей-то даче, а потом попытался ограбить квартиру. Валера решил, что криминал — его последний шанс доказать всем свое превосходство.
     После первого “дела” начинающий вор попал в отделение милиции, а оттуда — в дом умалишенных с диагнозом психопатия. Выйдя из лечебницы, он занялся угоном машин. За каждым преступлением неизменно следовала встреча с милицией, суд и отправка в больницу — его признавали невменяемым. Потом Скопцов откровенничал, что, используя медицинские знания, ловко дурачил провинциальных психиатров. Поэтому и загреметь за решетку не боялся...
     Со временем Скопцов превратился в профессионального угонщика. Места жительства и география преступлений постоянно менялись — Калужская область, Брянская, Новгородская, Орловская, Республика Беларусь. На каждое новое место он приезжал под другими именем и фамилией — с... полным комплектом собственноручно изготовленных фальшивых документов — паспортом, правами, трудовой книжкой.
     Но будни Скопцова не ограничивались только криминалом. Между преступлениями он успел получить среднее специальное образование и поучиться в двух институтах. Работал то гравером, то художником-оформителем в разных госконторах. И вдобавок умудрялся калымить баянистом-тамадой на свадьбах...
Девственный магнетизм
     В начале февраля в Смоленской области ударили жуткие морозы. Казалось, ртутные столбики на градусниках навечно застыли на отметке -30°.
     Одиннадцатилетняя Маша Буренкова, поеживаясь от пронизывающего ветра, брела вдоль трассы. Девочка заболталась с подружкой в школе, и автобус уехал перед самым ее носом...
     Рядом притормозила машина. Приветливый мужчина посочувствовал Маше и пожаловался, что его дочь никак не может решить трудную задачку. Маша согласилась на полчасика съездить помочь незнакомой девочке...
     Никакой дочки в доме не было — “пошла погулять”. Но Евгений Борисович — так назвался мужчина, угостил сладостями, напоил горячим чаем. Он интересно рассказывал про церковь, про духовную школу, а Маша с любопытством разглядывала картинки в книжках. Вдруг она вспомнила, что мама и папа, наверное, волнуются, и стала прощаться.
     Тут добренький Евгений Борисович, которого на самом деле звали Валерием Скопцовым, превратился в настоящего зверя. На девочку обрушился удар. Скопцов втащил Машу в комнату и, угрожая пистолетом, начал раздевать...
     “Предыстория секс-эпизода в Жучках такова, — будет писать потом Скопцов в своем почти стостраничном литературном труде, сидя в камере орловского СИЗО. — Мне, как медику в прошлом, давно запала в память латинская фраза: “Intra juvenalis virgo intacta — est magnetism contra morby”, что в переводе означает “в неполовозрелой девственнице есть магнетизм против застарелых расстройств”. Магнетизм заключается в утверждении возможности энергообмена между людьми разных возрастов. Прелюбодейство, секс при этом, конечно, недопустим, а лишь ласкательно-касательные элементы... Именно такая методика практиковалась в Париже во времена маркиза де Сада, не только в духовных учреждениях, но и в парках культуры и отдыха... Вот и все, что было у нас с Машей...”
     Одиннадцатилетняя школьница не знала, что такое магнетизм. Ей просто было очень страшно. Маша попыталась сбежать, но Скопцов поймал ее и связал. Дальше возиться с девчонкой в Жучках было слишком опасно. Родители вот-вот хватятся дочки, поэтому нужно быстрее уезжать из области.
     Пока Скопцов прогревал машину, девочке удалось сбежать. Ребенка, со связанными ногами прыгающего по дороге, заметил случайный водитель. Маша в состоянии шока попала в больницу.
     Милиционеры появились в домике через час. Хозяина там они, естественно, не обнаружили.
Первая кровь
     У жестоких преступников часто бывает какое-нибудь милое хобби. Валерий Скопцов страстно любил пчел и всегда мечтал завести собственную пасеку. Именно увлечение пчеловодством и сблизило сторожа дома отдыха “Лесная поляна” Михаила Карпухина и “бизнесмена из Москвы” Сергея Губарева — под этим именем знали Скопцова в поселке Сеножатное, что под Орлом. Как-то раз Скопцов показал приятелю обрез и предложил пострелять. Для Михаила — бывшего спецназовца, оружие было настоящей слабостью. Почти полдня они упражнялись в лесу...
     А через несколько дней весь поселок обсуждал исчезновение парочки на красной “пятерке”. Тем более что пропавшими были дочка замначальника местного РОВД и ее близкий друг. Мама девушки успокаивала себя, вспоминая о запланированной ребятами поездке на юг. Но все оказалось не так...
     Немного отъехав от поселка, парочка остановилась на залитой лунным светом поляне и занялась любовью. Сладкие мгновения грубо оборвали два “ствола”, нацеленные на любовников. Преступники приказали им выйти из машины и обыскали салон... Единственной ценностью для нападавших оказалась сама “пятерка”. Грабители решали, кто из них возьмет на себя “мокрое дело”. Наконец Скопцов повел парочку в глубь леса... Трупы преступник сбросил в находящийся рядом водоем.
Расправа под Баха
     Почти во всех характеристиках Скопцова из уголовного дела упоминается о его скрытности. Но это не мешало Валерию втираться в доверие к самым разным людям.
     Как-то раз на брянском авторынке внимание Скопцова привлек владелец подержанного “Жигуля”. Внушительный рост, могучее телосложение, толстая золотая цепь на шее... Валерий подошел прицениться к “трехе”, разговорились... В скором времени Скопцов уже был активным членом банды Владимира Мануилова по кличке Вейланд — хозяин машины оказался преступным авторитетом. Он поселил “художника” в свою квартиру в центре Орла и познакомил с приближенными. Отныне Скопцов целыми днями подделывал документы и печати.
     “Этот период характерен моим вживанием в банду Мануилова и ее развалу благодаря моему участию, — объяснял потом Скопцов в своих “записках”. — Для справки отмечу, что примером для меня служил Джеймс Бонд, номерной знак “007”. Поскольку я, подобно Джеймсу Бонду, был неплохим психоаналитиком, выходил из труднейших ситуаций, внедряясь в преступную среду разных уголков России, владел автотехникой, медициной, секс-методами для работы с женщинами...”
     Действительно — две постоянные сожительницы Вейланда почти сразу после знакомства оказались в постели квартиранта... “...Все мои женщины после интимной связи становятся словно загипнотизированными и желают продолжения таких встреч”, — писал Скопцов в “мемуарах”. По его признанию, в этом помогали знания, которых он набрался в Ленинградском институте культуры и искусства. “Секс-методы” заключались в рисовании женщин “в чувствительных позах”, “пении задушевным голосом под аккомпанемент баяна”, а также в использовании насадок, ингибиторов, пролонгаторов и прочей продукции интим-салонов. Скопцов собрал огромную коллекцию порнокассет и даже вел активную переписку с ведущими западными секс-изданиями (!).
     “Художник” постепенно вышел из повиновения — сутками общался с женщинами и не выполнял задания, подставляя серьезных клиентов...
     Расправа не заставила себя ждать. Однажды вечером Мануилов и его подручный по кличке Ара заявились в вагончик близ озера с романтическим названием “Светлая жизнь” — Скопцов переехал из Орла “на дачу” — и сильно избили секс-гиганта. Он решил мстить. Во время следующего визита шефа, который приехал забрать очередную партию поддельных документов в компании армянина Ары и еще одной свой подручной — украинки Ирины, Скопцов встретил всю компанию все теми же пистолетом и обрезом. Угрожая оружием, заставил выпить по стакану тошнотворного на вкус чая. Вместо сахара он содержал щедрую дозу крысиного яда “Эфа”...
     После “чаепития” Скопцов хладнокровно сначала застрелил Ару, а затем и Мануилова. А женщину — задушил попавшейся под руку веревкой.
     Из “сочинения” подсудимого: “Установив факт летального исхода, я отслужил заупокойный молебен по душам убиенных. Предварительно попытался воздействовать способами различных магов, экстрасенсов и психотерапевтов как на себя самого, так и на погибших. Комбинируя методы Лонго, Чумака, Кашпировского и особенно графа Калиостро, я начал разбираться в ситуации. Под музыку фуги “D-moll” И.С.Баха я стал проникать в суть произошедшего этой ночью”.
     “Вникнув в суть”, Скопцов разыскал жену и любовницу Мануилова: первую застрелил в подъезде, второй нанес 22 ножевых ранения — чтобы женщины не подняли тревогу.
     Спустя почти две недели над озером вдруг поплыл омерзительный запах. Тянуло с участка Скопцова. “Варю клей для оформления картин”, — успокоил “художник” прибежавшего с расспросами соседа. На самом деле это горели облитые бензином трупы убитых...
Учитель в наручниках
     В Залегощенской средней школе шел обычный урок музыки. Восьмиклассники хором распевали что-то патриотическое, преподаватель Олег Витальевич, как обычно, улыбался и просил поменьше фальшивить. Вдруг открылась дверь, и в класс вошел милиционер. На руках учителя защелкнулись наручники. Интеллигентный и обходительный учитель музыки оказался матерым убийцей, лишившим жизни девятерых человек. И звали его на самом деле Валерий Скопцов.
     Начальник орловского СИЗО, где сидел Скопцов, рассказывал, что за двадцать лет работы ему еще не доводилось встречать “расстрельного” с таким высоким уровнем интеллекта. Тихий, никогда не повышавший голоса преступник постоянно просил у начальника бумагу для своего странного сочинения.
     Суд приговорил Скопцова к высшей мере наказания — расстрелу (приговор выносили еще до моратория на смертную казнь). Президент Ельцин подписал прошение о помиловании.
     Сейчас Валерий Скопцов отбывает пожизненное заключение в исправительной колонии №6 в Оренбургской области. Чем он занимает свои дни, нам выяснить не удалось. Наверняка рисует, пишет стихи и прозу, фантазирует. Слава Богу, что эти фантазии никогда не выйдут за пределы тюремных стен...
    


    Партнеры