“ВЕЛОСАПИЕНС”

В купе вагона можно стать психом

26 января 2002 в 00:00, просмотров: 429
  “Минздрав предупреждает: технический прогресс опасен для вашего здоровья!” Конечно, подобных “обобщающих” формулировок никогда не существовало, однако некоторые новинки техники вызывали когда-то серьезные подозрения у представителей медицины. Сейчас, много лет спустя, эти страхи вызывают лишь улыбку, а вот нашим прадедушкам было, наверное, не до смеха.
    
     Один из самых первых случаев появления таких “медицинских страшилок” связан с изобретением паровоза. До того как появились “огнедышащие бегуны”, публика привыкла к весьма умеренным скоростям конных экипажей, а тут — дым, пар, лязг металла... и “невообразимо стремительное движение”! Среди “эскулапов” нашлись пессимисты, которые сразу же предупредили: если поезда станут носиться по рельсам быстрее 12 миль в час (!!!), то при столь “сумасшедшей” скорости давление встречного воздуха запросто может убить пассажиров, едущих в открытых вагонах-ландо (в то время были и такие экземпляры подвижного состава. — А.Д.). Миновало несколько лет, но многие люди всерьез трусили путешествовать даже и в закрытых вагонах, опасаясь, что начнут задыхаться в этих “коробках”, если поезд разгонится более 25—30 км/час. Подумать только, всего каких-то полтора века назад в российских газетах было перепечатано письмо, подписанное несколькими профессорами Королевско-Баварского медицинского факультета, протестующими против строительства в Германии железной дороги, — почтенные медики дружно утверждали, что быстрая езда в вагонах по рельсам причиняет людям тяжкий психический недуг, даже звучное латинское название для него придумали: “delirium furiosum”! (Немудрено, что на первых поездах, отправившихся из Москвы в Питер, практически никто не хотел ехать по доброй воле: горожане, начитавшись подобных ужасов, опасались за собственную жизнь.)
     Столь же скептически отнеслись некоторые “светила науки” к изобретенному во второй половине XIX века велосипеду. Когда мода на эти двухколесные машины стремительно распространилась по всему миру, в периодической печати стали появляться прогнозы, обещающие человечеству глобальные “велосипедные мутации”. В 1895 году, например, москвичи горячо обсуждали статью одного из рьяных поклонников теории Дарвина, который доказывал, что постоянное пользование велосипедом в конце концов должно привести к заметному изменению внешнего вида людей: у “велосапиенсов” чрезмерно разовьются ноги, но зато руки (которыми нужно всего-то-навсего держаться за руль) начнут постепенно укорачиваться, истончаться... В результате люди станут сильно смахивать на кенгуру. Однако и это еще не все. Неугомонный дарвинист предрекал, что увлечение велосипедной ездой через несколько поколений неминуемо отразится на пропорциях лицевой части головы. Как известно, “педалирующий” человек постоянно находится в полусогнутом состоянии и, склонив голову над рулем, в то же время пытается смотреть вперед. Характерная велопоза приведет к тому, что надбровные дуги и глаза переместятся к верхней части лба, а передняя кромка шевелюры уползет ближе к затылку. Вот такими “красавчиками” должны были бы стать наши потомки из-за любви к велосипеду!
     Появление в быту электрических лампочек тоже сопровождалось мрачными прогнозами. Нашлись “наследники Гиппократа”, высказавшие опасения по поводу влияния этой технической новинки на здоровье людей. Искусственный электрический свет, видите ли, способен вызывать раздражения и даже ожоги кожи на лице. А сетчатка человеческого глаза наверняка будет повреждена под воздействием свечения такой лампочки. Столь же печальными, по мнению отдельных врачей-скептиков, опубликовавших свои “страшилки” сто лет назад, могут оказаться последствия от просмотра изобретенных братьями Люмьер “живых картин”. Противники новорожденного кинематографа предрекали, что такие “мельтешащие на экране картинки” способны буквально за несколько сеансов сгубить остроту зрения человека, а кроме того, развивают дальтонизм (то есть неспособность различать цвета). К счастью, все эти “страсти-мордасти” оказались лишь фантазиями консервативно настроенных ученых.
     На излете XIX века в газетах появились предостережения медиков, адресованные “любителям опасных телефонных разговоров”. Мол, пользование недавно изобретенным телефоном “вызывает заболевания мозга, легких и нервов”, и потому уровень смертности среди телефонных абонентов окажется в 3 раза выше обычного. Однако публика подобных перспектив явно не испугалась. Вот уже более ста лет москвичи болтают по телефону без какого-либо заметного ущерба для собственного здоровья.
    


Партнеры