“Евроньюс” война мать родна

31 января 2002 в 00:00, просмотров: 1125
  Новости из-за бугра в России всегда воспринимались с пиететом. Начинали с “вражеского” “Голоса Америки” в хриплом приемнике. Дошли сегодня до лояльного всем властям телеканала “Евроньюс”. Это респектабельное творение европейских журналистов красуется сегодня на почетном месте — на одной частоте с гордостью российской интеллигенции — телеканалом “Культура”. Зачем нам нужен “Евроньюс”? На этот и другие вопросы касательно нового информационного канала отвечает заместитель председателя ВГТРК Андрей Быстрицкий.
    
     — “Евроньюс” возник в 93-м году как отражение идей европейской интеграции. Это возможность для россиян увидеть Европу глазами европейцев.
     — Вы говорите, что это удовольствие недешевое. Во сколько оно обходится налогоплательщикам?
     — Мы связаны соглашением о конфиденциальности. Единственное, что я могу сказать, что платим мы не больше, чем все остальные. Не больше, чем, скажем, Швейцария.
     — Кому идут доходы от рекламы?
     — Реклама, которая там идет, не имеет к России никакого отношения. Это общая реклама, идущая на все страны. Доходы от нее идут целиком в “Евроньюс”.
     — Вы считаете, что сочетание телеканалов “Евроньюс” и “Культура” на одной кнопке лучше, чем MTV и “Культура”?
     — Да, для “Культуры” “Евроньюс” гораздо более удобный сосед. Это подтверждают и данные исследований. Сочетание аудиторий этих двух каналов более естественное, чем было раньше.
     — Легко ли MTV уступило место “Евроньюс”? Ведь был скандал...
     — Как видите, договоренность достигнута. И обошлось без судебных разбирательств. Теперь канал MTV получил возможность более успешно продвигать себя в регионах.
     — Почему “Евроньюс” не претендует на частоту ТВ-6?
     — Мы не собирались этого делать, и на днях это озвучил Интерфаксу председатель ВГТРК Олег Добродеев. Частота занята “НТВ-плюс”.
     — Есть ли цензура на российском “Евроньюс”?
     — А как мы можем это сделать? Я такую возможность даже не стал бы рассматривать. К тому же, “Евроньюс” старается быть очень корректным в отношении всех. Так что проблемы нет.
     — Вы довольны рейтингами? Какая аудитория вас смотрит?
     — Нынешними рейтингами в целом мы довольны. Бывает, что доля зрительской аудитории достигает 20—25%. Что касается аудитории, то мы себе представляем, что это очень разные люди — от домохозяек до бизнесменов. При этом, говоря языком социологов, это высокообразованные люди с высоким уровнем доходов. На “Евроньюс” достаточно много моды, культуры, просто любопытных сообщений, которые интересны всем.
     — Вам не кажется, что в эфире перебор новостей?
     — Сейчас по большому счету идет вялотекущая война. Появился страх, появился интерес к новостям. Когда люди начинают чувствовать угрозу, они сразу начинают смотреть и слушать новости.
     — Стиль новостей от “Евроньюс” — меньше трупов и крови. Почему его не принимают ОРТ и РТР?
     — ОРТ и РТР, по-моему, ведут себя в последнее время достаточно сдержанно. Дело в том, что такая сдержанность в эфире это не столько стиль “Евроньюса”, сколько вообще принцип работы многих ведущих западных компаний — избегать брутальных тем. Но и они грешат: вот недавний взрыв автомобиля в Испании, и лужи крови на экране были.
     — Каким новостям из России в “Евроньюс” отдают предпочтение?
     — Тут есть небольшие противоречия. С одной стороны, у многих европейцев предвзятое отношение к России. Привычный образ россиянина на экране для них — это какой-нибудь пьяница или оборванная старуха, роющаяся в помойке. Но “Евроньюс” канал международный, здесь мы работаем на равных основаниях со всеми. Новости делаются совместно, в том числе и при участии нашей бригады, так что образ России меняется. Европейцы стали отдавать предпочтение новостям о политической жизни в России, им очень интересна личность президента Путина, естественно, новости из Чечни. Огромный интерес вызывают российские экономические новости, всем известно, что у нас сейчас идет рост экономики, интересуются биржевыми сводками из России.
     — Все ли гладко в отношениях партнеров по “Евроньюс”?
     — У стран-участниц разные доли, поэтому всегда есть мелкие трения. Например, на последней встрече представители Мальты очень обижались, что в новостях погоды нет сводки с острова. Но в целом отношения товарищеские.
     — Кстати, о погоде. А почему так быстро показывают сводку — уследить очень сложно?
     — Увы, таков хронометраж.
     — Русский — официальный язык вещания “Евроньюс”?
     — Да, а всего официальных языков семь. Дежурные редакторы также каждый день меняются — сегодня это француз, завтра немец, послезавтра русский. Вот тут-то и проявляется прелесть международного канала — все в равном положении.
     — Проект “Евроньюс” имеет право и будет ли номинироваться на ТЭФИ?
     — Это пусть решают академики. Лично я считаю, что “Евроньюс” — большое событие в телевизионной жизни России, потому что ничего подобного никогда у нас не было. На мой взгляд, это очень интересный и полезный, в том числе для развития нашего ТВ, проект.
    


    Партнеры