Вторсырье

1 марта 2002 в 00:00, просмотров: 300

Есть такой старый анекдот:
в чем разница между немецким рабочим
и российским? Немец вначале чешет голову,
а потом делает. Наш – поступает наоборот. Так вот этот анекдот лучше всего описывает суть нашего похода во Всемирную торговую организацию. Скажу сразу: поход этот
со стороны выглядит более чем странно. Причем чем дальше начинаешь вникать
в проблему, тем больше вопросов возникает.

Похоронная контора для российской промышленности
Первая странность касается нашего настоящего. Непонятно, где именно наше правительство видит реальные выгоды от этого мероприятия? Дело в том, что ВТО регулирует экспорт только промышленной, сельскохозяйственной продукции и инфраструктурных услуг. То есть почти весь наш экспорт (газ, нефть, цветные металлы) находится вне сферы управления ВТО. Наверное, одни только российские сталевары ратуют за вступление в эту организацию, потому что имеют кучу проблем с дискриминацией своего товара на мировом рынке и надеются с помощью ВТО их решить. Однако и этот повод скоро потеряет актуальность. США объявили о начале подготовительной работы по созданию стального ОПЕК – организации, которая будет регулировать производство и сбыт стали по всему миру.
Вторая странность касается нашего будущего. Что такое ВТО по своей сути? Это некий коллективный договор о ненападении. Говоря проще, участники этой организации договариваются между собой о том, что каждая страна считает своей приоритетной, локомотивной отраслью промышленности, важной для национальной экономики.
Например, локомотивными отраслями Германии являются автомобильная и станкостроительная. А у Китая текстильная и пластмассовая. С помощью ВТО они договариваются, что китайцы ничего не имеют против особых условий в Германии для производства станков и автомобилей. А немцы – не против особенностей производства в Китае текстиля и пластмассовых изделий. Если, вступая в ВТО, мы не договоримся об особых условиях для тех отраслей промышленности, которые хотим сделать локомотивными, Россия уже никогда не сможет этого сделать. Какую бы гениальную промышленную политику мы потом ни придумали, нужный для ее реализации момент уже будет упущен.
Я специально не касаюсь вопроса качества нашей промышленности. Может, она действительно находится на последнем издыхании, и дешевле организовать ее похороны. Может, правительство считает ВТО самой приличной похоронной конторой, которая чинно проводит в последний путь наш промышленный потенциал. Но ведь ВТО занимается не прошлым экономики, а ее будущим! Поэтому вступление в ВТО – это вопрос не той промышленности, которая у нас есть сейчас, а той, которая нам будет нужна в дальнейшем. Поэтому убогость существующей промышленности совсем не повод не иметь промышленной политики вообще и, тем более, без нее вступать в ВТО.
Наконец, третья странность касается примеров вступления в ВТО разных стран. Китай пятнадцать лет буквально силой прорывался в эту организацию! Причем весь его экспорт состоит исключительно из промышленной продукции. А нас, такое впечатление, туда сегодня откровенно заманивают, обещая любые уступки.
Почему?

Яблоко созрело
Перечисленные вопросы могут иметь только два ответа. Первый, самый простой. Нашим либералам, которые уже десять лет управляют российской экономикой, членство в этой организации нужно из принципа. Вступление в ВТО для них аналогично посвящению в рыцарское достоинство и послужит неопровержимым доказательством успешности либеральных реформ.
Второй, более правдоподобный ответ звучит так. За последние тридцать лет на мировой арене произошли принципиальные изменения, в результате которых горячие войны стали уделом слаборазвитых стран. А для развитых – наступила эпоха экономических войн. Специалисты уже больше шести лет наблюдают, как Япония подвергается планомерной экономической агрессии США и Западной Европы. В результате многолетнего согласованного завышения курса доллара и занижения курсов европейских валют относительно иены Япония понесла ужасающие потери. У нее есть две локомотивные отрасли – автомобили и бытовая электроника. Уже сегодня половина японской промышленности перешла под контроль европейских и американских автопроизводителей. Это значит, что Япония реально потеряла до четверти своей прибыли от экспорта.
Если посмотреть на наши отношения с Западом не через привычные идеологические очки, а через экономическую призму, картина получится такая: победив в «холодной войне», Запад без передышки перешел к экономической войне против России. И если нас до сих пор еще не завоевали (не колонизировали, не цивилизовали, не приобщили к мировым ценностям – каждый волен сам выбирать приятную ему формулировку), то по той простой причине, что до нас просто не доходили руки. США несли основную тяжесть борьбы с Японией. Западная Европа не только помогала США воевать с Японией, но и активно заглатывала экономику стран бывшего соцлагеря. Однако, судя по нынешнему активному заманиванию нас в ВТО, у главных игроков на мировой арене наконец-то нашлось время для установления контроля над российской экономикой. Да и мы уже полностью дозрели до кондиции спелого яблока, готового упасть в чужие руки.
Немаловажное значение имеет и то, что наши промышленные активы были чудовищно обесценены, так что теперь даже Люксембургу по карману скупить почти все хозяйство России.
За последние десять лет с помощью ТАСИС и прочих мировых программ экономического содействия была проведена полная инвентаризация российского экономического потенциала. Были определены те промышленные мощности, которые еще представляют ценность. Определено, в какие именно международные технологические цепочки они будут встроены. Был просеян, изучен, систематизирован весь наш кадровый потенциал и из местных менеджеров отобраны те, кто будет на местах управлять скупленными предприятиями. Плюс были захвачены многочисленные плацдармы (предприятия с иностранным и смешанным капиталом), с которых можно вести наступление одновременно на всей территории страны.

В качестве прислуги
Вступление в ВТО преследует весьма практическую цель привести российское законодательство в максимально удобный для нападающих вид. Ведь законы выполняют функцию укреплений заградительных рвов, траншей, бастионов. А процедура приведения российского экономического законодательства к нормам ВТО проделает в нашем праве бреши, через которые иностранный капитал беспрепятственно дойдет до всех объектов промышленности и без проблем захватит нужные. Или разрушит мешающие.
Выходит, единственным реальным результатом вступления России в ВТО станет переход к экономической колонизации российского общества. А контроль над подавляющей частью нашей экономики позволит иностранному капиталу определять всю политику страны. Это значит, что у нас практически не останется реальных возможностей для независимого развития.
Это проза современной экономической борьбы, а отнюдь не страшилки коммунистов. И вот вам довольно свежий пример. Бывший премьер-министр Польши Ежи Бузек недавно с грустью признал, что его собственная страна, да и другие экс-участники социалистического лагеря, при всем желании и старании никогда не смогут догнать в экономическом развитии промышленно развитые страны Запада. По сути, пусть и бывший, но все-таки второй человек в польской власти и записной либерал заявил, что того, ради чего они бросились в объятия Запада, им не видать как своих ушей.
Польская экономика уже сегодня находится под полным контролем западного капитала. То есть находится в том положении, в котором окажется наша экономика после завершения ее колонизации лидерами мировой экономики.
Просто Польшу и остальные восточноевропейские страны Запад проглотил в первую очередь, из-за чего и задержался с наступлением на Россию. Соответственно, то, о чем сегодня говорит польская элита, будет через пять лет повторять наша. Или кто-то думает, что поляки или чехи глупее итальянцев или ирландцев? Разумеется, нет. Дело не в мозгах, а в статусе. Наши бывшие братья по соцлагерю приняты в Европу на правах прислуги. И теперь поняли простую истину: ни один хозяин не допустит, чтобы прислуга когда-нибудь стала богаче его самого. Поэтому, поставив под полный контроль экономику той же Польши, Запад стал управлять там таким образом, чтобы у нее отсутствовала даже теоретическая возможность когда-нибудь догнать экономику развитых стран. Что с обескураживающей ясностью сформулировал польский премьер-министр.

Номенклатурный
Змей Горыныч
И, тем не менее, вступать в ВТО необходимо. После того, что было сказано выше, звучит это парадоксально, но, похоже, другой дороги к экономическому развитию, кроме как через колониальное ярмо, у нас нет.
Конечно, борьба России за свое экономическое освобождение займет не один десяток лет. Но вступление ее в ВТО важно не только с точки зрения этой дальней перспективы. Гораздо важнее результат, который мы сможем получить уже в ближайшем будущем.
Дело в том, что для российской нации сегодня самое важное – остановить загнивание экономической сферы. Ведь подавляющая часть нашей промышленной элиты имеет олигархическую природу. Начиная с районного и заканчивая федеральным уровнем. Современная экономическая элита страны засорена номенклатурными предпринимателями, получающими прибыль отнюдь не экономическими способами, а лишь с помощью административной или политической монополии. Так что наше нынешнее экономическое дворянство ведет нас прямиком в латиноамериканское будущее.
И сами мы с этой проблемой вряд ли справимся, так как имеем дело с мощным союзом политической, административной и экономической бюрократии, разрушить который сегодня может только внешняя агрессия. Ведь после колонизации нашей экономики этот Змей Горыныч новым капитанам будет не нужен, он просто будет представлять для них опасность! Гнилая среда разлагает всех, кто в ней находится, поэтому Западу волей-неволей придется заняться лечением нашей экономической элиты. Конкретно искоренять олигархию как явление.
У западного бизнеса в печенках сидит коррупционная и бюрократическая специфика развивающихся рынков. Именно поэтому, колонизируя Восточную Европу, западный капитал повсеместно насаждал исключительно цивилизованную модель экономической деятельности. Что нам как раз и требуется. Возникает вопрос: почему у той же Польши нет шансов добиться экономической независимости, а у нас вроде бы есть? Опять же после войны Япония и Германия были оккупированы, тем не менее они смогли встать на ноги и отвоевать экономическую свободу. Что касается Японии и Германии, то они были нужны США в качестве союзников для борьбы с СССР. А так как никому не нужны полуголодные союзники, этим странам позволили не только восстановить свой экономический потенциал, но и стать независимыми игроками на мировом рынке. Это была самая настоящая сделка: экономика в обмен на политику.
С Польшей ситуация иная. Сегодня развитым странам союзники не нужны. Поэтому ответ на вопрос: почему ей нельзя стать экономически независимой, а нам можно? – нужно искать в сути экономической войны. А именно – в том обстоятельстве, что это исключительно война ресурсов. Имеющихся у Польши трудовых, интеллектуальных, финансовых и минеральных ресурсов недостаточно для того, чтобы сравняться в весовой категории с любой из промышленно развитых стран. Почему, кстати, восточноевропейские страны и начали объединение в рамках «Вишеградской группы» – этим способом они хотят решить проблему своей низкой весовой категории.
Что касается России, то у нее одной достаточно сил для экономической борьбы на равных с большинством из промышленно развитых стран. Тем более что борьба идет не столько между странами, сколько между промышленными отраслями. И ресурсов для того, чтобы пара наших отраслей смогла на равных конкурировать с аналогичными отраслями развитых стран, у нас вполне достаточно. Так что проблема лишь в выборе этих отраслей и концентрации в них имеющихся у страны ресурсов. А это уже зависит от желания власти и воли нации. Сможет ли нация выбрать во власть толковых и порядочных политиков, смогут ли те собрать все ресурсы в два кулака для драки за место под экономическим солнцем? Смогут ли они отобрать и консолидировать для этой борьбы умную и честную экономическую элиту России?

Не впервой!
В заключение можно предложить прогноз развития ситуации на ближайшие четверть века. Как представляется, наша экономика будет поставлена под полный контроль иностранного капитала в течение пяти лет после вступления страны в ВТО. Еще лет пять мы будем радоваться, как бурно у нас пошло экономическое развитие. После чего начнем считать результаты и прикидывать перспективы. Года за два-три мы придем к тем же выводам, что и поляки, и начнем ворочаться. Затем колониальная модель экономического развития нам так же быстро разонравится, как в свое время разонравилась импортная колбаса. И мы опять начнем мечтать, теперь уже об экономической свободе. Так как, в отличие от восточноевропейских стран, мы уже пятьсот лет относимся к суверенным и двести лет к великим нациям, то полностью утратили навыки вассальной зависимости.
Поэтому, как только осознаем свое истинное положение, начнем борьбу за освобождение. Сначала партизанскую, затем общенародную. Лет на пятнадцать мы вполне сможем восстановить свою экономическую независимость. Не впервой.



Партнеры