Сева наш на все горазд: он педагог и...

Сын ректора педагогического университета изнасиловал больше сотни мальчишек

30 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 1377
  В Свердловском районе Перми только и разговоров что о маньяке, который якобы ворует детей. Все началось пятого марта. При весьма странных обстоятельствах пропали три мальчика. Самому старшему недавно исполнилось 13 лет...
    
     Родители пропажи своих чад... не заметили. В милицию обратились соседи. Днем раньше они видели, как дети садились в бордовый джип вместе с солидным мужчиной. Оперативники стали опрашивать родственников. Всплыл некто Севастьян, “хорошо одетый молодой человек с сотовым телефоном”. Мать одного из пропавших, путаясь в показаниях, рассказала, что четвертого марта вечером Севастьян зашел к ним домой и попросил отпустить ребенка... на ночь, якобы на десятилетие сына. Сложно поверить, что мать проглотила то, что дети празднуют день рождения ночью. Однако 13-летнего мальчишку в тот вечер из дома увез бордовый джип.
     Пять дней оперативники разыскивали детей. Газеты публиковали фотографии на первой полосе. Вечерние новости начинались с сообщения о пропавших. Весь район жил ожиданием. А 10 марта дети так же неожиданно вернулись домой, целые и невредимые. На вопросы отвечали как-то странно: гуляли, играли. Оперативникам пришлось надавить, тогда ребята в слезах признались, что все это время они жили в квартире на улице Горького. Их кормили, давали играть на компьютере, фотографировали. Один мальчик признался, что позировать приходилось голышом. Однако никто из подростков не сказал, что за пять дней каждый заработал по 2—3 тысячи рублей. Об этом позже расскажут одноклассники жертв.
     Оперативники немедленно выехали по указанному детьми адресу. Но наткнулись на пустую квартиру. Жильцы уже съехали. Вычислить съемщика оказалось не так сложно. Гораздо сложнее оказалось его задержать. Как-никак — сын ректора Пермского государственного педагогического университета. Сева Капцугович уже имел неприятное знакомство с правоохранительными органами. Закончив пединститут, он преподавал в школе. “Педагогическая” практика Капцуговича вышла далеко за пределы школы. Одному столичному журналисту даже удалось сделать материал про Севины грехи. Кто-то из коллег увидел Капцуговича по телевизору в сюжете... о детской порнографии. Севу задержали, правда, ненадолго. Дело до суда не дошло.
     Дети сразу опознали “дядю Севу”. За ним установили круглосуточное наблюдение, слушали телефон. За неделю Сева сменил шесть квартир — и каждый раз оперативникам приходилось выставлять новые посты, получать разрешение на прослушку...
     Время шло, под давлением влиятельного папы наблюдение собрались было снимать, но ранним мартовским утром Севу заметили в обществе светловолосого мальчика. Капцугович направлялся к своему товарищу, священнику Алексею Ромашову. Когда оперативники ворвались в квартиру, там происходила оргия, в которой участвовали Капцугович, пара его дружков и восьмилетний мальчик.
     За дело взялась Генеральная прокуратура. Сразу было принято решение: допрашивать и проводить медэкспертизу Капцуговича только в Москве. В Перми его признали бы невменяемым, при содействии папы эта процедура заняла бы не больше часа. В Москве Севу признали вменяемым.
     У следствия есть веские основания полагать, что в российском порнобизнесе Капцугович играл немалую роль, промышляя этим делом во многих городах России. Только в Перми порнографы работали на двадцати (!) съемных квартирах. В них побывало более пятидесяти мальчиков из шести школ. Готовые снимки и видеокассеты Сева отправлял в Москву своим дружкам, в том числе печально известному проекту “Голубая орхидея”. До сих пор во Всемирной Паутине не один сайт наполнен Севиным “творчеством” (“Зайки”, “On Boys”, “Boy-art” и др.). “МК” удалось выяснить, что большинство подобного рода сайтов, запрещенных во всем цивилизованном мире, расположены на серверах одного крупного питерского провайдера. На тех же серверах обжились и платежные системы, принимающие деньги за детскую порнографию через одну крупную российскую банковскую группу. Сейчас эпизоды интернет-деятельности Капцуговича выделены Генпрокуратурой в отдельное дело, насчитывающее уже 12 томов. Закрывают сайты, изымают сервера, а через неделю во Всемирной Паутине красуются те же фотографии, но уже на другом сайте.
     Удивительно, но Капцугович-младший не чувствовал никакой опасности и особо не прятался. Несколько лет в Перми его похождения как будто никто не замечал... Бордовый джип, привлекая всеобщее внимание, подъезжал непосредственно к школе и на глазах учителей увозил мальчишек. Со многими жертвами Капцугович знакомился прямо на улице. Предлагал сняться якобы для известного журнала и получить за это небольшой гонорар. После нескольких снимков Сева предлагал позировать в обнаженном виде — за гораздо большую сумму. Платил по 50—60 рублей за одно эротическое фото. Легкий заработок стал популярен среди пацанов многих школ Свердловского района. Информация о “бешеных деньгах” вместе с номером мобильного телефона Севы открыто передавалась из рук в руки. Кто-то даже повесил объявление в школьном туалете. Объявление через три часа сняли, но Капцуговичу оборвали мобильный. Желающих было столько, что порнографам пришлось проводить жесткий кастинг. Несимпатичных добровольцев отправляли домой, сунув 50 рублей — за молчание. Совращенные Капцуговичем 10—12-летние подростки искали ему новых жертв и приводили детей младше себя. А 15-летние уже сами насиловали приходящих детей. Многие дети открыто сообщали родителям, зачем и куда они ходят по ночам. Однако все — и педагоги, и родители — больше года усиленно старались ничего не замечать!
     Состояние Капцуговича — как между молотом и наковальней: с одной стороны влиятельные подельники и кореша, которые беспокоятся за свою дальнейшую судьбу; с другой стороны Генеральная прокуратура, которая хочет получить новые сведения. Сева хорошо помнит печальную судьбу Игоря Российского, проходившего по аналогичному делу и “случайно” выбросившегося из окна больницы... Капцугович знает и может рассказать много. Под угрозой находится вся российская педоиндустрия, доход от которой, по оценкам следователей Генпрокуратуры, превышает бюджет целого субъекта Российской Федерации. Пермская власть всячески тормозит ход дела, свидетели стали просто неуловимы.
     Сейчас дело “голубой компании”, сопровождаемое телефонными звонками с Урала, ушло из стен Генеральной прокуратуры и отправлено... в Пермь. В обвинительном заключении осталось только двадцать эпизодов, тогда как с 1998 года их было наработано более пятисот. В конце мая состоится суд. Но уже сейчас Сева полностью признал себя виновным и начал говорить. Молчат только все остальные.
     Молчат учителя, которые видели, как их учеников из малообеспеченных семей увозили на шикарной машине. Молчат директора школ в надежде, что щекотливое дельце замнут. Не слишком разговорчивы родители. Их могут привлечь к ответственности за попустительство. Много не говорят и сами мальчишки — кто ж расскажет о “таком”. Да и средства массовой информации стараются не замечать того, что происходит вокруг “пермских педофилов”. А между тем беспредел продолжается. Сейчас в Интернете спокойно работают сотни сайтов, доверху набитых развратными сценами с участием русских ребятишек от 5 до 15 лет. Много еще в стране Капцуговичей! Только заниматься ими никто не хочет. Невыгодно...
    


Партнеры