Сталин, Берия и папаша Мюллер

Время “полиглотов”, путающих латынь с греческим

31 июля 2002 в 00:00, просмотров: 3102
      Два увесистых тома (более тысячи страниц) с двумя сильно отретушированными портретами на обложках завершаются так:
     “И может быть, иногда, взглянув на корешок этой книги с названием “Генералиссимус”, вы подумаете: “Очень мудрый и прочный был человек. Да, культ личности был, но и личность была! Ах, как нашей многострадальной России-матушке сегодня не хватает такой личности!”.
     Нужно очень сильно не любить Россию, чтобы желать ей, “многострадальной матушке”, еще одного товарища Джугашвили.
     А глядеть не надо. Чего глядеть-то? Читать нужно! Но вот это как раз не советую: можно сбрендить. Вслед за автором. Я, правда, прочел, так мои коллеги долго меня в порядок приводили. Отпаивали. И не сказать чтоб одним только “Святым источником”. Вроде помогло. Хотя временами брежу — целые страницы вышеупомянутого двухтомника наизусть шпарю. Одним словом, заговариваюсь.
     Но раз уж прочел — поделюсь с читателями. Только имейте в виду: синдром параноидального бреда — штука заразная.

     
     Двухтомник “Генералиссимус” выпущен в Калининграде, в издательстве ФГУИПП “Янтарный сказ”. Что такое ФГУИПП, не знаю, но внушает. А почему в Калининграде, догадываюсь: вряд ли Москва или Санкт-Петербург взялись бы за подобное “историко-документальное издание” (так значится в выходных данных).
     Автор “издания” — писатель Владимир Карпов. Поскольку еще не вся читающая публика его знает, разрешите для начала небольшую о нем справочку.

Справочка

     Андрей Яхонтов в одной из своих книг приводит замечательную историю о том, как в 1986 году ЦК КПСС назначил Карпова главным редактором журнала “Новый мир”. Новомирцы собрались тогда в редакционном зале, и кто-то со Старой площади, как полагается, представил собравшимся нового главного. Дескать, Карпов Владимир Васильевич, кандидат в члены ЦК КПСС, первый секретарь Союза писателей СССР. А кроме того — Герой Советского Союза, во время войны был разведчиком и захватил 75 “языков”...
     Из последних рядов раздался чей-то голос:
     — Полиглот!
     История смешная, но подлинная. Конечно же, у шутника и в мыслях не было обидеть Героя. Просто новомирцам тов. Карпов был уже достаточно хорошо известен — прежде всего в качестве партийного функционера, чьи “публицистические произведения из военной жизни” были, с одной стороны, совершенно беспомощны в литературном отношении, а с другой — компилятивны или даже напрямую заимствованы. Эта “писательская манера” отчетливо видна и в “Генералиссимусе”: время от времени тов. Карпов упоминает фамилию Жукова или, скажем, Василевского, а потом, не мудрствуя лукаво, целыми страницами переписывает их воспоминания.
     Заметьте: слово “плагиат” я не употребляю.
     Возвращаясь к нашей справочке, должен заметить, что в биографии тов. Карпова имеются некоторые неясности. Сам Владимир Васильевич писал о себе, что в 1941 году он был арестован и осужден по знаменитой 58-й статье УК за “антисоветскую агитацию и пропаганду”, но уже в 42-м добился отправки на фронт, в штрафную роту, откуда и началось его героическое военное прошлое.
     Вот эти-то автобиографические сведения и вызвали скандал, который разразился в 1990 году. Откуда-то всплыл “Ежемесячный журнал для работников исправительно-трудовых учреждений, личного состава внутренних войск, внутренней и конвойной охраны “К новой жизни” за 1968 год. А в нем — статья тов. Карпова, в которой имеются следующие строки:
     “Когда приходится выступать перед другой аудиторией, я об этом не рассказываю. Стыдно. Судим я два раза, первый раз за ограбление. “В законе” я не был, громких дел за мной не числилось, и сейчас все судимости давно сняты. Но что было, то было... О “старых делах” приходилось писать в автобиографиях, рассказывать на собраниях. Вступая в партию в 1943 году, я тоже все рассказал коммунистам”.
     Может быть, Герою Советского Союза неловко было рассказывать “личному составу конвойной охраны” о своей судимости за антисоветскую пропаганду? Возможно. Думается, впрочем, что дело в другом. “Работники исправительно-трудовых учреждений” вполне могли знать о том, что во время войны осужденные по 58-й статье из лагерей не освобождались — даже по окончании срока заключения (если такое случалось): на то имелось специальное постановление. И уж тем более — не отправлялись на фронт. Правда, в штрафники прямо из лагеря попал Лев Гумилев — сын Николая Гумилева и Анны Ахматовой, осужденный по той же статье. Но такие исключения были единичны.
     А вот уголовников, считавшихся “социально-близкими”, отправляли в штрафбаты штабелями:
     “Советская “малина”
      собралась на совет,
     Советская “малина”
      врагу сказала “нет!”.

Латынь для “мудрого грека”

      Сталинский миф успел набить оскомину еще при жизни “Отца всех народов”.
     В наши дни этот миф вновь оказался востребованным — тов. Карпов, будучи истинным людоведом и душелюбом, сей момент не проморгал. А почему не проморгал? Да потому, что хоть и был брошен “на литературу”, всегда оставался настоящим партийцем. В качестве такового он чутко слушал глас народа, который и повелел ему сочинить книгу “Генералиссимус”. Владимир Васильевич так прямо и пишет: дескать, народ — это вы, уважаемые читатели. И при этом ссылается на древних:
     “Один мудрый грек осененно изрек за семь веков до нашей эры:
     — Vox popule — vox dei! Глас народа — глас Божий!”

     То, что мудрый грек у тов. Карпова изъяснялся почему-то на латыни, это еще ладно бы: может, потому он и мудрый. Но почему с ошибками? Правильно — Vox populi...
     За семь веков до нашей эры греки не знали латынь: Рим, основанный Ромулом и Ремом в 753 году до н.э., был тогда разве что крошечной деревушкой. И ту знаменитую фразу не грек произнес, а кто-то из римских патрициев, предпочитавших читать Гомера в подлиннике. Но случилось это лишь много столетий спустя...
     Попутал тов. Карпов. Небось от сильной образованности.
     Тут бы и бросить сие “историко-документальное издание”. В мусорную корзину. Но “мудрый грек” — он в самом конце “Генералиссимуса”. А за тысячу предыдущих страниц наш людовед много чего успел наворотить. Если верить тов. Карпову, Ленин в 1918 году лично ездил в Брест, чтобы подписать мирный договор с кайзеровской Германией. А “Решение орг. Бюро ВЦИК” о терроре против казачества в 1919 году подписал Володарский. Которого, между прочим, убили еще в 18-м...
     Но главное — это, конечно, сталинский миф. В карповском изложении он сводится к трем основным пунктам. Во-первых, Сталин спас страну от сионистского нашествия. Во-вторых — от гитлеровского нашествия. И в-третьих — сделал нашу страну великой державой.
     Пункт третий отбросим сразу — в связи с его явной дискуссионностью. В конце концов, еще неизвестно, заслуживает ли восхищения величие страны, основанное на страхе и рабской покорности ее граждан. А вот о двух первых — немного поговорим. Однако опровергать тов. Карпова не станем: задача сия не имеет смысла. Обратим лишь внимание на “документы”, коими оперирует Владимир Васильевич.

“Агент мирового сионизма”

      “Результатом репрессий, проведенных Сталиным, был разгром сионизма на территории Советского Союза. Одержав победу над сионизмом, Сталин избавил тем самым народы, населяющие Советский Союз, от порабощения не менее опасного, чем гитлеровское фашистское нашествие”.
     Сионисты, утверждает тов. Карпов, проникли на все основные посты молодой советской республики, и Сталину пришлось с ними бороться. И боролся он с ними аж 20 лет. Ясное дело, успешно. И если бы не Сталин...
     Главным агентом мирового сионизма был, конечно же, Троцкий, который действовал “по наводке из-за рубежа”, а за ним стояла “вся мировая сионистская закулиса”. Тов. Карпову можно было бы возразить. В том смысле, что автор теории “перманентной революции” и сам пламенный революционер, создатель Красной Армии, вдохновитель и организатор ее побед в Гражданской войне, Троцкий (как и другие большевики еврейского происхождения) ненавидел сионизм — идею совбирания евреев на “земле обетованной, — что называется, всеми фибрами своей души. Но возразить невозможно, потому что у тов. Карпова есть аргумент. Прямо по Киму:
      Я тогда возьму аргумент свой единственный
     Выну и на их положу.

     И Владимир Васильевич кладет. Я бы даже сказал — вываливает. Аргумент, стало быть, такой: некий сенсационный “документ”, свидетельствующий о том, как именно Троцкий протаскивал сионистов в руководство Красной Армией. В 1920 году укомплектованный им “Военный комиссариат” выглядел следующим образом. “Итого, — пишет тов. Карпов, — из 43 членов: русских — 0, латышей — 8, немцев — 1, евреев — 34. А перед “итого” оглашается полный список — с должностями, фамилиями и, сами понимаете, национальностью.
     И вот тут я должен с огорчением заметить, что Владимира Васильевича кто-то обманул. Из “документа”, добытого (вероятно, с риском для жизни) разведчиком Карповым:
     “Председатель революционного штаба Северной армии”. (Сами понимаете, еврей. Одна загвоздка — не было такой армии. А если б и была, то в ней значился бы не революционный штаб, а просто — штаб.)
     “Комиссар военных реквизиций города Слуцка”. (Этот, правда, латыш, хотя с очень уж подозрительной фамилией — Кальманович. Но еще более подозрительно само ведомство: “военные реквизиции города Слуцка” во главе с комиссаром. Полет писательской фантазии.)
     “Командующий Красной Армией в Ярославле”. (Еврей, конечно. По должности. Интересно: там, в Ярославле, вся Красная Армия квартировала? А если только часть, то какая? Полк или рота? И почему “командующий”?).
     “Командующий Западным фронтом против Чехо-Словакии”. (Латыш, но дело не в нем. Тут тов. Карпова подвели его познания в исторической географии. Или географической истории? Ну, не важно это. Я Владимира Васильевича понимаю: Чехо-Словакия — она где-то там на Западе. Однако во время Гражданской войны мятеж бывших пленных чехов случился в Сибири, воевал с ними Восточный фронт.)
     “Начальник обороны Крыма”. (Еврей опять же, но и тут дело не в нем. Какой обороны? От кого — от красных? И чтоб еврей? Допускаю, все могло быть. Но чтобы Врангель доверил назначение на этот пост Троцкому — сильно сомневаюсь.)
     “Солдат Военного комиссариата — Смидович — еврей”. (Эта строчка меня добила окончательно. Мало того, что в Военном комиссариате была, оказывается, такая должность: “солдат”. Так и ее, эту должность, лично Троцкий утверждал?..).
     Короче говоря, всемирный сионо-масонский заговор.
     (Еще одна справочка, специально для тов. Карпова.
     Никакого “Военного комиссариата”, да еще состоящего из 43 членов, никогда не существовало. Это плод воспаленного воображения нашего “полиглота”. До сентября 1918 года был “Народный комиссариат по военно-морским делам”, куда входили бывший прапорщик Николай Крыленко и Петр Дыбенко. В сентябре 1918 года возник Реввоенсовет РСФСР, а впоследствии — СССР. С того же сентября Реввоенсоветом бессменно руководил Троцкий.
     В 1920 году Реввоенсовет состоял из 14 человек, а вовсе не из 43. Позже в Реввоенсовете было 23 человека, но никогда — больше. Из этих 14, а потом из 23, в разное время (состав менялся) было кроме Троцкого трое евреев: Склянский, Розенгольц и Гусев (Драбкин). Первый главком вооруженных сил РСФСР — Иоаким Вацетис (латыш). Позднее его сменил на этом посту Сергей Каменев. В Реввоенсовет входили: Николай Подвойский, Алексей Рыков, Иосиф Сталин, Петр Кобозев, Семен Аралов, Владимир Антонов-Овсеенко...)

“С самого низа”

      В своей книге тов. Карпов использует многочисленные “документы” — под стать тому, что я привел выше. Но где, собственно говоря, он их раздобыл, в каких архивах или у каких “языков”, остается загадкой. Ненависть же автора к Троцкому столь сильна, что и в таких, вымышленных, “документах” порой нет нужды.
     Да, Троцкий был фигурой не менее страшной, чем Коба. Но даже в ненависти должна присутствовать хотя бы видимость меры.
     Ничтоже сумняшеся Владимир Васильевич утверждает, будто в судебных процессах 35—38-х годов неопровержимо было доказано: Троцкий организовал покушение на Ленина, а также по его, Троцкого, распоряжению была расстреляна царская семья. Там же, на этих процессах, якобы со всей убедительностью была вскрыта сионистская сущность Троцкого, каковую (сущность) мудрый Вождь и Учитель сумел в нем (в Троцком) разглядеть...
     Материалы тех процессов, фальсифицированных Сталиным, давно открыты. В них нет ни единого слова о том, будто Троцкий с помощью Каплан пытался убить Ленина. Обвинения в попытках организовать покушения на Ленина, Сталина и Свердлова были предъявлены Бухарину и Рыкову. “Они во всем признались”, — пишет Карпов. И опять врет: именно эти обвинения Бухарин и Рыков категорически отвергли.
     И уж конечно, Сталин никогда не предъявлял Троцкому никаких претензий относительно расстрела царской семьи — прежде всего потому, что всегда был сторонником этого убийства.
     А уж что касается Троцкого-сиониста... Такое даже Сталину не пришло в голову! Он, правда, обвинил еврея Троцкого в шпионаже в пользу Гитлера. Но это, конечно, от бедности сталинской фантазии...
     На одном из первых послереволюционных съездов партии кто-то из технических работников спросил Троцкого о его национальности — это было необходимо для статистики. “Я — боец мирового пролетариата!” — ответил Троцкий.
     Завершая сию животрепещущую тему, приведу еще один “документ” из книги тов. Карпова. Автор “историко-документального издания” приводит некую совершенно фантастическую “Справку”. Вот несколько фрагментов:
     “СОВ. СЕКРЕТНО
     Товарищу СТАЛИНУ
     СПРАВКА
     В период с 1930 по 1940 гг. органами ОГПУ—НКВД СССР привлечено к уголовной ответственности и осуждено врагов народа по приговорам судов по ст. 58 УК РСФСР 1 300 949 чел. Из них расстреляно по приговорам судов 892 985 чел. В том числе:
     по делу писателей-”гуманистов” осуждено 39 870 чел. Расстреляно 33 000 чел.;
     по делу врачей-вредителей осуждено 3959 чел. Расстреляно 1780 чел.
     Из числа сотрудников НКВД, разоблаченных и выявленных врагов народа осуждено 63 079 чел. Расстреляно 41 080 чел.”.

     “Справка” гораздо обширнее, и цифр в ней куда больше. Но хватает и этих.
     “Дела писателей-”гуманистов” не существовало: “инженеров человеческих душ” расстреливали или отправляли в лагеря как простых “врагов народа”. Да и такого количества писателей за всю историю России и СССР никогда не было — уж кому-кому, а бывшему первому секретарю Союза писателей СССР неплохо бы это знать.
     С “врачами-вредителями” и того проще. Если речь идет о врачах, якобы отравивших Максима Горького, то суд над ними состоялся в 1938 году. “Отравителей” во главе со знаменитым профессором Плетневым было всего трое. Если же речь идет об “убийцах в белых халатах”, то несколько десятков лучших медиков страны арестовали (и страшно пытали) в разгар “борьбы с космополитизмом” — в январе 1951 года. И суда над ними не случилось: помешала смерть Сталина. Те, кто выжил, были освобождены и тут же реабилитированы.
     Что же касается сотрудников НКВД, то на 1 марта 1937 года их было на всю страну около 25 тысяч человек, впоследствии за “контрреволюционные преступления” из них были арестованы 1862...
     Но самое забавное — заключительная фраза “Справки”:
     “Из всех осужденных врагов народа 90% — лица еврейской национальности”.
     Полная чушь, но, судя по всему, именно ради этой фразы и был затеян сей “документ”, в котором значатся сногсшибательные цифры. Тов. Карпов привел фотокопию “Справки”. Лучше бы он этого не делал.
     “Документ” завершает полустершаяся печать и вроде бы традиционная фраза: “Верно: руководитель секретариата НКВД СССР Мамулов С.С.” Имеется даже подпись Мамулова, хотя ее подлинность вызывает сомнение. Дело в том, что хотя личность эта — вполне реальная, Мамулов никогда не был “руководителем секретариата”. Его должность называлась — “начальник секретариата”. Разница вроде бы незначительная, но в такой серьезной организации, как НКВД, подобной ошибки просто не могло быть — потому что не могло быть никогда.
     Но самое главное, что и этого “верно” никак не должно было быть на документе, адресованном лично вождю народов. “Кто такой Мамулов?” — спросил бы небось товарищ Сталин. Зато в “Справке”, приведенной Карповым, отсутствует дата (попробовал бы кто-нибудь положить на стол Сталину документ без даты) и нет собственноручного автографа Берии. Вместо него — исполненное на машинке: “НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ (Л. БЕRIЯ)”. Именно так — “БЕRIЯ”.
     Приведя очевидную фальшивку, тов. Карпов заявляет: “Это не высосанные из пальца разного рода публикации недобросовестных исследователей о судебных процессах 1937—1938 годов”. Иначе говоря — коммунистический привет от разведчика Карпова артиллеристу Солженицыну.
     А предваряет фальшивку Владимир Васильевич следующим образом: “Необходимо сослаться еще на один документ, с самого низа”.
     Это точно: с самого низа.

“Спаситель Отечества”

      О том, как именно Сталин спасал страну от гитлеровского нашествия, написаны сотни трудов — и научных, и беллетризированных. Однако автору “Генералиссимуса” удалось внести неповторимую лепту в это многоголосье.
     Правда, кое в чем он все-таки повторился, не удержался от шаблонных славословий в адрес Вождя. Ну вот, например:
     “Верховный упорно и терпеливо высматривал, приближал и выращивал когорту полководцев современной войны. Недалеко было то время, когда засияют яркие имена его подлинных воспитанников — Рокоссовского, Ватутина, Конева, Черняховского, Чуйкова, Рыбалко, Катукова и многих других”.
     Да уж. Высматривал — это точно.
     Обратите внимание: первым в этом ряду назван Рокоссовский. Вот как тов. Сталин его “выращивал” (будущий маршал был арестован в 1938 г.):
     “Во время следствия Рокоссовский подвергался избиениям (ему выбили 9 зубов, сломали 3 ребра, отбили молотком пальцы ног) и моральным пыткам, в т.ч. его дважды выводили на расстрел и давали холостой залп” (Из книги К.Залесского “Империя Сталина”).
     Рокоссовскому повезло: в марте 1940 года, по личному ходатайству наркома обороны Тимошенко, он был освобожден. Но лишь в ноябре (потребовалось длительное лечение!) смог вернуться в армию.
     Другим повезло меньше. За все годы войны погибли 180 человек высшего командного состава: 112 командиров дивизий, 46 командиров корпусов, 15 командующих армиями, 4 начальника штаба фронта, 3 командующих фронтами. А перед войной по сфабрикованным обвинениям были арестованы более 500 высших командиров — от комбригов до Маршалов Советского Союза. 29 из них умерли от пыток, 412 расстреляны...
     Так Сталин спасал нас от Гитлера.
     Однако в книге тов. Карпова имеются сведения, совсем уж — не побоюсь этого слова — сенсационные. Эти сведения Владимир Васильевич опять же подпирает “документами”.
     Приготовьтесь, граждане: нас ждут невероятные открытия!
     

Генеральное соглашение

     О сотрудничестве, взаимопомощи, совместной деятельности между Главным управлением государственной безопасности НКВД СССР и Главным управлением безопасности Национал-Социалистической рабочей партии Германии (ГЕСТАПО).

     Далее, объясняет нам автор “Генералиссимуса”, следует текст “Генерального соглашения”. Но поскольку этот текст — на 9 страницах, тов. Карпов его опускает (от себя замечу — зря: было бы очень любопытно ознакомиться) и приводит только “последний лист”:
      Совершено в Москве, 11 ноября 1938 г. в 15 час. 40 мин.
     Подписи сторон:
     НАЧАЛЬНИК ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР КОМИССАР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ 1 РАНГА (Л. Б Е Р И Я)
     НАЧАЛЬНИК ЧЕТВЕРТОГО УПРАВЛЕНИЯ (ГЕСТАПО) ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ ГЕРМАНИИ БРИГАДЕНФЮРЕР СС (Г. М Ю Л Л Е Р)

     В книге воспроизведены даже подписи — и Берии, и Мюллера. Того самого.
     Стало быть, 11 ноября 1938 года в 15 час. 40 мин. шеф гестапо находился в Москве и встречался с Берией. Сенсационное открытие!
     Генрих Мюллер никогда не выезжал за пределы Германии. Во всяком случае — до мая 1945 года, когда следы его затерялись.
     Но это бы еще ладно. Может, мы чего не знаем. Мы многого не знаем. А тов. Карпов — он знает: разведчик все-таки...
     Что ж, готов допустить. Однако: “Главного управления безопасности национал-социалистической рабочей партии Германии” никогда не существовало. К нацистской партии не имели отношения ни гестапо (аббревиатура от Geheime Staatspolizei — тайная государственная полиция; государственная), ни сам Мюллер, который вступил в партию лишь в 1939 году. И РСХА, ведомство Гейдриха и потом Кальтенбруннера, расшифровывалось как “главное управление имперской безопасности”. К партии, помимо членства в ней сотрудников управления, оно также не имело никакого отношения. “Имперской” — это значит “государственной”.
     Если тов. Карпов читать не умеет, только писать, хоть бы кино посмотрел. Про Штирлица. Там всё точно изложено — в отличие от автора “Генералиссимуса”, Юлиан Семенов использовал подлинные архивы.
     Словом, “документ”, конечно, интересный. Но это еще не вся сенсация. Главное — впереди.
     “Сталин приказал разведке найти выходы на гитлеровское командование и от его, Сталина, имени внести предложение о перемирии и даже больше (далеко идущие планы) — о коренном повороте в войне”. А поскольку “база” уже была подготовлена (то самое соглашение о сотрудничестве между гестапо и НКВД), то наши “разведчики связались с немецкими “коллегами”, встреча состоялась в Мценске 20 февраля 1942 года. Мценск , — объясняет тов. Карпов, — в то время находился на оккупированной гитлеровцами территории”.
     На встречу наши товарищи явились не с пустыми руками: при них были “ПРЕДЛОЖЕНИЯ ГЕРМАНСКОМУ КОМАНДОВАНИЮ”, подготовленные лично тов. Сталиным. Вот эти предложения, приведенные писателем Карповым:
     “С 5 мая 1942 года начиная с 6 часов по всей линии фронта прекратить военные действия. Объявить перемирие до 1 августа 1942 года до 18 часов.
     После передислокации армий вооруженные силы СССР к концу 1943 г. готовы будут начать военные действия с германскими вооруженными силами против Англии и США.
     СССР готов будет рассмотреть условия об объявлении мира между нашими странами и обвинить в разжигании войны международное еврейство в лице Англии и США, в течение последующих 1943—1944 годов вести совместные боевые наступательные действия в целях переустройства мирового пространства.
     Верховный Главнокомандующий Союза ССР И.СТАЛИН
     Москва; Кремль 19 февраля 1942 г.”.

     Тов. Карпов утверждает, что под “документом” имеется автограф Иосифа Виссарионовича, хотя это — всего лишь черновик, “конспект, на что указывают короткие “сталинские” фразы, напечатанные не на государственном или партийном бланке, а на простом листке бумаги”. Непонятно, правда, зачем Сталину понадобилось подписываться под черновиком, да еще с регалиями, и ставить дату.
     Дата и подвела. 19-го Сталин еще только набрасывает “конспект” своих “предложений”, а уже на следующий день, 20-го, они обсуждаются на встрече в Мценске, который, как вы помните, был оккупирован. Очень любопытно, как эти “предложения” туда доставили. Наверное, отправили по факсу.
     Переговоры, утверждает тов. Карпов, продолжались до 27 февраля. И в тот же день, 27-го, Сталин получает донесение об этих переговорах. Наверное, тоже по факсу. Итак:
      Товарищу С Т А Л И Н У
     РАПОРТ
     В ходе переговоров в Мценске 20—27 февраля 1942 года с представителем германского командования и начальником персонального штаба рейхсфюрера СС группенфюрером СС Вольфом... нашей стороне было предложено оставить границы до конца 1942 года по линии фронта как есть, прекратив боевые действия.
     Правительство СССР должно незамедлительно покончить с еврейством. Для этого полагалось бы первоначально отселить всех евреев в район дальнего севера, изолировать, а затем полностью уничтожить.
     Германское командование не исключает, что мы можем создать единый фронт против Англии и США.
     После консультаций с Берлином Вольф заявил, что при переустройстве мира, если руководство СССР примет требования Германской стороны, возможно, Германия потеснит свои границы на востоке в пользу СССР.
     Германское командование в знак своих перемен готово будет поменять цвет свастики на государственном знамени с черного на красный.
     Первый заместитель народного комиссара Внутренних дел СССР (МЕРКУЛОВ).

     Не знаю, пробирался ли Меркулов в оккупированный Мценск. Зато точно известно: группенфюрер СС Карл Вольф никогда не был на оккупированной советской территории. До 1943 года Карл Вольф являлся личным представителем рейхсфюрера СС в ставке Гитлера.
     А в остальном — серьезный “документ”. Особенно впечатляет готовность германского командования поменять цвет свастики с черного на красный. “С нашим знаменем цвета одного”. Кстати, идея переселения всех советских евреев в район дальнего Севера у Сталина действительно была. Теперь понятно, откуда. Осуществить, правда, не успел: помер.
     А в общем — хорошенькую свинью подкладывает тов. Карпов своему кумиру. Вот как, оказывается, Генералиссимус спасал нашу страну от фашизма!

“Пророк”

      Ну и напоследок.
     Сталин, уверяет нас тов. Карпов, был не только “Великий стратег, но и Великий пророк” (именно так, с больших букв). Многое он предсказал еще в 1939 году, за полвека до событий, которые произойдут в нашей стране. Сталин, значит, предсказал, а “революционерка А.М.Коллонтай” сумела записать руководящие указания Вождя:
     “Многие дела нашей партии и народа будут извращены и оплеваны прежде всего за рубежом и в нашей стране тоже.
     Сионизм, рвущийся к мировому господству, будет мстить нам за наши успехи и достижения. И мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут много злодеяний.
     Мировой сионизм всеми силами будет стремиться уничтожить наш Союз, чтобы Россия больше никогда не могла подняться...”.

     Бредятина. Однако навевает. Как та музыка. Вот что значит мастерство писателя! Благодаря тов. Карпову, отчетливо представляю такую картину. В скромном кремлевском кабинете Сталина сидит в кресле Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Швеции Александра Михайловна Коллонтай. На коленке у нее блокнотик, она торопливо записывает, чтобы, не дай Бог, ничего не упустить. А по кабинету неспешно ходит тов. Сталин и рассуждает. Как бы про себя. Пророчествует. Потом вдруг спохватывается, подходит к Александре Михайловне и ласково говорит:
     — Ну как, товарищ Коллонтай, успеваете? А то я буду медленнее говорить. На чем мы там с вами остановились? Кажется, на сионизме?..

* * *

     P.S. Авторы только что вышедших книг обычно любят давать интервью. Владимир Васильевич не оказался исключением.
     — Сейчас, — откликнулся он на мой телефонный звонок, — только включу магнитофон. А то в наше время очень часто случается: такую бодягу припишут, что потом краснеть приходится. Впрочем, я знаю, что вы серьезный человек, — вы не пойдете на безобразия.
     (Пауза. Владимир Васильевич устанавливает магнитофон. Потом объявляет, что готов к моим вопросам.)
     — В книге “Генералиссимус” вы приводите некие документы. Например, о “Военном комиссариате”, который был создан Троцким и им же возглавлялся. Из какого архива взят этот документ?
     — А там есть, в книжке все сказано.
     — Не могли бы вы повторить?
     — Нет, я повторять не буду. В книге написано: это было опубликовано в Америке, не у нас, а в Америке было опубликовано. Я взял оттуда.
     (В “Генералиссимусе” Карпов действительно упоминает брошюру “Кто правит Россией”, изданную в Нью-Йорке в 1920 году на русском языке. Однако, намеренно или не специально, но ссылка на нее дана автором так, чтобы невозможно было понять, откуда именно взят список мифического “Военного комиссариата”.
     Брошюра “Кто правит Россией” не имеет ничего общего с исторической наукой и архивами.
     К слову: благоговение Владимира Васильевича перед американским изданием некоего “документа” достойно лучшего применения.)
     — А другой документ — справка, подготовленная Берией для Сталина, о количестве и национальном составе репрессированных?
     — Это доклад Сталину, сделанный в единственном экземпляре по его просьбе. Я даю ксерокс подлинника. Чего вам еще нужно?
     — Хотелось бы знать, где хранится этот документ.
     — Ну это, знаете, у каждого писателя есть свои, как говорится, источники. Я вам показываю ксерокопию — чего еще надо?
     — Понял. А “Генеральное соглашение” между НКВД и гестапо?
     — У меня еще много документов к этому “Генеральному соглашению”, еще 10 у меня есть. Там все указано: дата, где, чего, кто, подписи и печати.
     — Но вы не указываете, откуда эти документы взялись. Именно это меня очень интересует.
     — Вот еще! Вам, может быть, как говорил Остап Бендер, ключи от квартиры на блюдечке с голубой каемочкой?
     Бог с вами, Владимир Васильевич, — какие ключи? Помнится, в заключение нашего телефонного разговора вы выразили надежду на то, что я не сделаю из этого интервью “какую-нибудь бяку”. Можете убедиться: никакой бяки. Зачем? Лучше вас никто о вас не скажет.
     После выхода “Генералиссимуса” мне позвонил один ваш близкий приятель. Он долго сокрушался, говорил, что ничего не может понять: по его словам, еще не так давно вы были вполне приличным человеком...
     Как вы думаете, Владимир Васильевич, — он прав, этот ваш приятель?
     


    Партнеры