Вторая жизнь замполита Путина

2 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 3881

Стоп-стоп-стоп... Я все понимаю. Конечно, начать эту заметку надо бы с общенационального праздника. Арест Ходорковского — что еще нашему человеку нужно для счастья? Да практически ничего, если эту радость есть чем обмыть...

Но у меня — нечем. Я как раз в субботу купил машину — и с того самого дня не пью. А в понедельник очень кстати начался мусульманский пост, так что теперь не пью и не ем вообще (в светлое время суток). По ночам же олигархи мне, слава Аллаху, не снятся. Так что, пока не зашло солнце, кроме Рамадана — никаких праздников. Даже общенародных.

Посему начну с главного. С самого главного. С президента.


Многих злопыхателей, которые не очень уважают глубокоуважаемого Владимира Владимировича, как хронический энурез, мучает вопрос: а откуда, собственно, наш президент взялся? Жил, мол, себе тихий человек. Тихо работал в разведке, потом в питерской мэрии, потом в контрразведке, а потом вдруг раз — и стал президентом.

Таким господам, страдающим умственным недержанием, я всегда отвечал одно: молчали бы лучше. Сами-то вы откуда вылезли? То-то и оно. А теперь добавлю: вы люди не только злобные, но и малограмотные.

Поскольку что касается Путина, то ответ на вопрос: “Откуда?” — звучит просто: “Из Голливуда!”

На днях на глаза мне попался один подзабытый детектив. И вот что выяснилось: задолго до того, как наша страна узнала имя своего молодого и красивого, редкая даже на Руси фамилия Путин стала известна всему миру. В снятом по роману Тома Клэнси фильме “Охота за “Красным Октябрем” русский офицер Путин (правда, для конспирации Иван Юрьевич) стал одним из главных героев.

Сценарий картины прост и основан на реальных событиях. Командир советской подлодки “Красный Октябрь” стал, по-нынешнему говоря, оборотнем и решил увести боевое судно на Запад. А мешает ему в этом, как вы думаете, кто?..

— Ну вот, товарищ командир, мы снова выходим в море во имя защиты нашей Родины! — заместитель командира корабля по политической части Путин высунул голову из люка. Все, что он делал, совершалось во славу Родины.

— Ты прав, товарищ Путин. — Голос Марка Рамиуса (командира-оборотня. — А.М.) звучал приветливо, никак не отражая его истинных чувств.

— Подумать только, — продолжил Путин, — а сейчас в Горьком (оттуда по книге родом герой. — А.М.) розы цветут!

— Что вы имеете в виду? Сейчас же зима.

— Морозные розы, — рассмеялся Путин. — У женщин расцветает румянец, пар от дыхания, а водка особенно хороша!

“Этому подонку надо в “Интуристе” работать, — подумал Рамиус, — только вот Горький закрыт для иностранцев”.

Понятно, что предателю Родины бдительный и идейно выдержанный прототип нашего президента несимпатичен. Оставим это на его совести и спишем на гнилость западного кинематографа.

Дальше события развиваются так. Оборотень, ждущий момента для осуществления своего замысла, всячески усыпляет бдительность замполита разговорами о погоде.

— Там, куда мы идем, товарищ Путин, еще холоднее, — сказал Рамиус. Путин похлопал капитана по плечу. “Интересно, его расположение ко мне притворное или искреннее?” — подумал капитан. Рамиус не мог отказать этому низкорослому типу во всех человеческих чувствах.

Но не тут-то было! Путин все же насторожился и задает оборотню наводящий на вопрос:

— Скажите, товарищ командир, почему, выходя в море, вы всегда с такой радостью покидаете родные берега?

По лицу Рамиуса, скрытому биноклем, скользнула улыбка.

— У моряка, товарищ Путин, одна родина, зато две жены, — Рамиус замолчал, лицо его сделалось жестким.

После этого между командиром и Путиным возник идеологический спор. Оборотень позволил себе сделать комплимент бесшумным американским подлодкам. Но замполит дал ему достойный отпор.

— У американцев хорошие инженеры, — заметил Путин, — но не следует преувеличивать их способности. Американская технология не такая уж и потрясающая. Наша лучше.

Тем временем оборотень продолжил мысленно злобствовать, обдумывая детали побега. А голливудские ястребы в сценарии — бессовестно клеветать на прототип нашего президента.

И, конечно же, американцы не были бы янками, если бы не приговорили русского патриота Путина к смерти от руки оборотня. Хитро продуманное покушение увенчалось успехом в кают-компании...

Путин докурил сигарету, допил чай и поднялся. В тот момент, когда он сделал шаг от стола, капитан сильным пинком сбил его с ног. Путин упал навзничь, Рамиус схватил замполита за голову и ударил затылком об острый металлический угол обеденного стола. Быстрым движением Рамиус нажал на его грудь. Послышался сухой треск, и позвоночник замполита сломался на уровне второго шейного позвонка, там, где обычно ломается шея у повешенного...

Нелепая и геройская смерть! Надо ли добавлять, что фильм заканчивается голливудским хеппи-эндом — оборотень с частью команды остается в Америке. Хотя в реальной истории командиру Саблину не дали уйти на Запад и впоследствии расстреляли за измену Родине...

Киношный образ Путина, зверски убитого Голливудом, непостижимым образом материализовался в новой России с точностью описаний, данных Томом Клэнси, практически до деталей. И тут мы ловко переплюнули Штаты, где президентом однажды становился киноактер, но придуманный киногерой — никогда.

И теперь я даже не удивлюсь, если следующим Президентом России станет мультяшный герой. Например, Масяня. Честно говоря, глядя на хитро-похмельное лицо питерского (!) художника Куваева, я всегда подозревал его в политических амбициях. Но это, конечно, просто глупая шутка. Так, товарищ полковник, и запишите...

А вот и, кстати, пока я это писал, стало совсем темно. Как в подводной лодке. Теперь можно вспомнить и об этом (как его?) Ходорковском и со всем честным народом попраздновать от души.

Если в фильме оборотень ломал хребет патриоту Путину, то в нынешней России его ломают большому бизнесу. Да так, что у всей страны от счастья за ушами хрустит.

Бабушка-соседка, гуляющая у дома с вечно гадящей Моськой, радуется: “Так их всех, олигархов!” В алкашей у ларька даже водка уже не лезет. Еще бы: самый богатый человек в стране, да к тому ж еврей — и сидит в тюрьме.

И я тоже радуюсь этому. Абстрактно, как всякой закономерности. Все наконец встало на свои места. Никуда мы не делись из той самой подводной лодки: родной КГБ вместе с прокуратурой снова трясут силовыми органами; народ все так же единодушно осуждает врагов; Америка опять злится, но снова ничего не может поделать.

Эх, братцы, красота-то какая! До чего ж велика и неизменна ты, Русь! Со своими березками, снегом; красными (от мороза) лицами; нелюбовью к очкарикам и кривым носам; сочувствием к сдохшим соседским свиньям; робостью перед околоточным; верой в доброго барина, причудливо смешанной с ненавистью к буржуям; умением одновременно ходить строем и соображать на троих...

Эх, как хорошо жить на Руси! Как хорошо выйти утром в деревне на скрипучее крыльцо, замереть, любуясь рассветом над заснеженным полем, и вслушаться в тишину.

Тишина-то у нас какая! “Матросская”.





Партнеры