Дворец для скамейки

В Манеже искусства — на миллиард!

31 мая 2007 в 00:00, просмотров: 220

  В четвертый раз в Москве начал работу Международный салон изящных искусств. 78 галерей из 12 стран мира забили Манеж высококлассными произведениями искусства до отказа. Осмотрев экспозицию, корреспондент “МК” присоединился к мнению большинства: выставка получилась на редкость представительной и очень качественной. “Лучше, чем музей” — эта фраза звучала чаще всего на выходе из выставочного зала.
     
     Здесь есть все. Вот скамеечка конца XV века, принадлежащая Джулиану Медичи. Не скамейка, а скамеища! Высота — 3 метра, длина — метров пять, не меньше. Тончайшая резьба по дереву с лепестками толщиной в миллиметр покрывает грандиозную спинку. На сиденье — вытертый “родной” гобелен. Кто же это может купить? Хозяин галереи смеется: “Для такой мебели нужно строить отдельный дворец. Но уверяю вас: такие люди в вашей стране есть”. Сколько стоят произведения, не говорит почти никто. Ясно одно: очень дорого. Официально озвучена лишь одна цифра — в Манеже сейчас выставлено искусства на 1 миллиард долларов!
     На то, чтобы осмотреть экспозицию, нужно несколько дней. Только на то, чтобы разглядеть все чудные изыски столика неизвестного русского автора конца XVIII века, потребуется никак не меньше 10 минут. Правда, говорят, чудесный столик был и на прошлом салоне, но уж на этом-то должен наконец найти своего хозяина. Который будет всех удивлять, что волшебное творение в китайском стиле сделано руками русского мастера. Судите сами: корпус и ножки инкрустированы черепаховым панцирем, в круглую, покрытую черным лаком столешницу вмонтированы невиданные цветы-аппликации — из перламутра, кожи и позолоченного серебра, в котором поблескивает стеклянная капля с залитой внутрь ртутью. Любоваться этой красотой можно бесконечно.
     Как и живописью — на этот раз живописный ряд салона превзошел все ожидания. Буквально шедевр за шедевром. Один из самых посещаемых стендов — парижской галереи Шмита. Здесь царят импрессионисты.
     — Я антиквар в третьем поколении, — поделился с нами Мануэль Шмит. — Наша семья всегда интересовалась импрессионистами, и мой отец, Роберт, открыл галерею в центре Парижа еще в 1948 году. Там, между площадями Конкорд и Вандом, она по сей день и находится.
     — Вы впервые участвуете в московском салоне?
     — Нет, уже в третий раз, и хочу сказать, что меня поражает динамизм, с которым развивается русский антикварный рынок.
     Публика между тем восторгается: какой Сислей! Есть и Моне, и Ренуар. А вот “Южный пейзаж” Поля Сезанна — одна из самых дорогих картин салона: за нее просят 28 миллионов евро.
     Многие парижские и лондонские галереи выставляют русских художников. Это и понятно. У галереи “Школа” между отборными Мюнтером и Делане целых четыре работы Алексея Явленского. Специализированную прекрасную экспозицию “Художники русской эмиграции” сделала галерея Maricevic, где совершенно замечательный Николай Фешин. Галеристы даже сделали большой фильм про пока малоизвестных нам живописцев. Вообще, тематических стендов на салоне немало, есть даже такой, который торгует исключительно царскими особами — на стенде фонда “Долги наши” можно прикупить парадный портрет Александра I или редкие изображения царевича Алексея, сына Петра I, и его супруги, кронпринцессы Шарлотты. Владельцы утверждают, что произведения приобретены у потомков той самой Шарлотты.
     Можно еще долго говорить о классных подборках живописи, например, бельгийско-французской галереи Berco, о новичках салона японцах с традиционной японской живописью, о современном искусстве (его представили как все самые известные русские галереи, так и привезли из Франции, Швейцарии и т.д.) или авто, расписанных знаменитыми художниками. Но лучше всего увидеть все своими глазами — салон будет работать в Манеже по 4 июня.
     Однако стоит упомянуть о новшествах. Впервые на открытии салона были вручены премии Wordl Fine Art Fair Awards. Больше всего нам понравилась премия “Лучезарный свет” — лучшему антиквару. А награду за выдающиеся произведения получила парижская галерея современной скульптуры за экспозицию произведений Ханы Орлофф — открытие нынешнего салона. И, наконец, впервые происходит презентация русских музейных собраний, требующих экстренной помощи. Первым стал музей-усадьба “Мураново”, которому срочно нужна помощь в восстановлении после пожара. Любопытно, что изящную экспозицию готовил швейцарский дизайнер по имени Николя, который горд тем, что живет в городе Веве, где когда-то писал свои “Мертвые души” сам Гоголь.



    Партнеры