Премьера утвердили «не кругло»

До конституционного большинства в Думе недобрали одного голоса

9 мая 2012 в 18:58, просмотров: 5002

8 мая Госдума дала согласие на то, чтобы новым премьер-министром стал Дмитрий Медведев. «За» проголосовали 299 человек, «против» — 144. Обеспечить младшему по тандему поддержку конституционного большинства депутатов (минимум 300 голосов) кремлевской администрации все же не удалось.

299 голосов — это много больше, чем набрал сам Владимир Путин в 1999 году. Но меньше, чем набирали все представленные им с тех пор в парламент кандидатуры на пост главы правительства...

Премьера утвердили «не кругло»
фото: Александр Астафьев

Сюрпризов ждать не приходилось: заранее было известно, что фракции «ЕР» и ЛДПР г-на Медведева безоговорочно поддержат, а фракции КПРФ и «СР» — наверняка нет. Предварительные консультации едва ли могли радикально изменить ситуацию. «Может ли кто-то из ваших не устоять и все-таки нажать кнопку „за“?» — спрашивали журналисты руководство фракции КПРФ. «Мне неизвестно о проблемах такого рода», — ответил журналистам координатор Сергей Решульский. Он, впрочем, не исключал технических проблем с карточками для электронного голосования — на этот случай коммунистов предупредили, чтобы не молчали и сразу фиксировали свою позицию. (Г-н Решульский как в воду глядел: не участвовавшими в голосовании значатся двое членов фракции. И если с Сергеем Штогриным все ясно — у него не сработала карточка, то с Вахой Агаевым ясно не все.)

Единственная интрига заключалась в том, сколько справороссов в конечном итоге ослушаются руководства партии и нажмут кнопку «за».

«Справедливая Россия» еще до того, как пообщалась с кандидатом, после бурных дискуссий приняла решение солидарно голосовать «против». Сергей Миронов предупредил: «Если есть такие, кто не может подчиниться, лучше не приходите в зал заседаний!» Устав фракции оговаривает такую возможность. Нарушителям пригрозили «жесткими мерами».

Антон Беляков (его называли одним из тех, кого «вербовали» сотрудники Администрации Президента) рассказал потом «МК», что он предлагал сначала выслушать Дмитрия Медведева, и только если тот откажется «заключать с партией соглашение по некоторым принципиальным вопросам, отказывать в поддержке». Но, добавил г-н Беляков, он «как человек дисциплинированный подчинится решению фракции».

Среди тех, кто честно предупреждал, что все равно нажмет кнопку «за», — Алексей Митрофанов. «Кроме партии есть еще и Конституция, где говорится, что депутат имеет право голоса», — заявил он корреспонденту «МК». Игоря Зотова (и на его голос Кремль мог твердо рассчитывать) вообще удалили с этого заседания фракции — как чужого.

...Г-н Медведев — человек пунктуальный. А г-н Путин — совсем наоборот. Кто главный — понятно. В итоге на заседание Госдумы они вместе опоздали почти на 15 минут. Депутаты покорно ждали.

Поднявшись на трибуну, президент представил своего избранника. По его словам, решение о том, что премьером будет именно Медведев, было принято «открыто, заблаговременно». Кратко перечислив заслуги кандидата, он особо подчеркнул: «Дмитрий Анатольевич пытается увлечь общество идеей модернизации». Пытается.

Когда 4 года назад Госдума голосовала за премьера Путина, его 44-минутная программная речь 35 раз прерывалась овациями. Премьер Медведев столь радостного энтузиазма не вызвал даже у единороссов: лишь 10 раз за 47 минут удалось ему сорвать аплодисменты. На «бурные» тянули лишь те, что прозвучали вслед за сообщением о скорой смерти Закона «О госзакупках» (его заменит внесенный в Госдуму Закон «О федеральной контрактной системе»). Возможно, дело в том, что речь кандидата состояла из набивших оскомину даже депутатам рассказа о великих достижениях тандема, обещаний райской жизни к 2018–2020 году и не очень конкретных заявлений о приоритетах нового правительства. Г-н Медведев говорил об улучшении делового климата, увеличении расходов на перевооружение армии, завершении работы по обеспечению жильем ветеранов, использовании части нефтяных сверхдоходов на инфраструктурные проекты... В конце, и весьма кратко, — про образование, здравоохранение и культуру. Проведенную политическую реформу он назвал «очень серьезной» и пообещал продолжение модернизации.

Не сговариваясь, сразу двое (коммунист Арефьев и единоросс Аршба) спросили про возможные негативные последствия вступления России в ВТО. А Оксана Дмитриева («СР») поинтересовалась позицией будущего главы кабмина по поводу повышения пенсионного возраста и других проблем российской пенсионной системы. «Резать по живому не будем, — пообещал г-н Медведев, — мы должны найти предельно оптимальный вариант решения», чтобы и «граждан не обидеть, и не разбалансировать окончательно пенсионную систему». Понимать эти слова можно было как угодно...

Выступления представителей фракций оказались на редкость невыразительными. Геннадий Зюганов изложил бесславную, как выходило, историю деятельности прежних премьеров, добрым словом помянув лишь коалиционное «правительство Примакова — Маслюкова — Геращенко». «Если не пересмотреть финансово-экономическую стратегию — мы обречены топтаться на месте!» — предупредил он. Одного только не сказал лидер КПРФ: как собирается голосовать фракция.

Владимир Жириновский поставил главному коммунисту на вид за то, что тот будто бы «пил чужой (Дмитрия Медведева. — „МК“) чай», и призвал поддержать нового премьера. «Мы же на свадьбе не говорим, что невеста плохая или жених плохой. Пусть поработает полгодика, — уговаривал он депутатов, — в конце концов, человек еще вчера был главой государства!» О «100%-ной поддержке» выбора Владимира Путина заявил и лидер «ЕР» Андрей Воробьев.

Лишь выступавший от имени «СР» вице-спикер Николай Левичев предъявил претензии персонально к экс-президенту. «В 2008 году вы, Дмитрий Анатольевич, объявили о плане четырех „И“ — институты, инновации, инфраструктура и инвестиции. Но в последующие 4 года они так и не стали основой экономического развития страны. Зато в полной мере проявило себя пятое „И“ — имитация. Имитация всех реформ», — заявил он. Настораживает справороссов и идеологическая непоследовательность экс-президента: мол, все его считали либералом, а он, решив вступить в «Единую Россию», признался, что вообще-то консерватор. «Мы против кандидата от партии, которую считаем своим политическим и идеологическим противником!» — закончил вице-спикер.

Зал зашумел, кто-то выкрикнул «позор!».

Голосование показало, что пятеро из 64 справороссов не участвовали в голосовании. Еще пятеро (Митрофанов, Гасанов, Зотов, Лакутин и Левин) нажали кнопку «за». Николай Левичев объяснил «МК», что четверо ослушников — не члены партии, а значит, исключить их из ее рядов, как Алексея Митрофанова, нельзя. А исключение из фракции теоретически возможно, но в истории Думы такого еще не случалось. Сам вице-спикер «не склонен к скоропалительным оценкам» и хотел бы «сначала посмотреть в глаза нарушившим решение фракции и выслушать объяснения». «Мы знали, что с ними ведется индивидуальная работа», — признал он.

Обычно сразу после голосования кандидат отвечает на упреки и замечания, прозвучавшие в выступлениях. Дмитрий Медведев делать этого не стал. "Сначала хотел прокомментировать некоторые моменты, но потом решил, что это — негуманно",— отшутился он и пообещал конструктивное сотрудничество со всеми. Зато президент Путин счел, что без ответа отдельные выпады оппозиции оставлять не следует, и прочитал почти получасовую лекцию — и про ВТО, и про идеологические партии, и про электронную промышленность, и про таможенные тарифы, и про геологоразведку, и про кризис.

Мастер-класс удался. Зал с удовольствием хлопал в ладоши. Говорил человек, который привык, что последнее слово всегда остается за ним...





Партнеры