Кого президент обидел в Ялте?

Злоба дня

15 июля 2012 в 17:09, просмотров: 13390

«На сколько часов запланировано опоздание Путина?» — решительно спросила у меня украинская журналистка, которая, как и я, ждала начала переговоров российского и украинского президентов в Ливадийском дворце в Ялте. Ну опаздывает и опаздывает, эка невидаль, думаю. Все же ждали три часа, а не пять и не семь.

Кого президент обидел в Ялте?
фото: Александр Астафьев

И тут, уже по окончании визита, появились возмущенные комментарии украинских чиновников — бывших и действующих, которые расценили задержку, да еще с заездом к байкерам по пути в Ялту, как «дипломатическую пощечину». И стало понятно, откуда взялось слово «запланировано» в вопросе: некоторые украинские деятели всерьез были уверены, что Путин опоздал, намереваясь оскорбить киевлян.

Готова поклясться своим заштампованным до дыр командировочным удостоверением: менее всего во время визита на Украину Путин думал о том, чтобы обидеть зарубежного лидера. Как не думал о том, что из-за его полуторачасовой задержки на открытие мемориала в Нетании придется сделать обрезание последующей программе его визита в Израиль две недели назад. Как не думал, что чувствовала президент Финляндии Тарья Халонен, когда он опоздал на два часа в 2009-м в Хельсинки. Или как отнесется британская королева к его 14-минутному опозданию в Букингемский дворец в 2003-м, а испанский король Хуан Карлос II — к 40-минутной задержке в 2006-м.

И уж менее всего, полагаю, Путин задумывается о том, что его опоздания превращается в 5—7-, а то и 9-часовую пытку, иногда без еды, питья, а в особо суровых случаях — и без туалета, поскольку особо рьяные местные власти иногда собирают простых смертных за три часа до предполагаемого времени начала программы поездки в российских регионах. А уж зеваки, ждущие на морозе с 6 утра Путина, который приезжает в 12 к какому-нибудь областному центру, сами виноваты: к тяготам их обязала не работа, а любопытство.

Для всякого работающего с Кремлем (а чуть ранее — с Белым домом), существует золотое правило: к программе с участием ВВ надо сразу прибавлять один час. Значит, начали вовремя. Если начали с 40-минутной задержкой от запланированного — работаем с опережением графика.

Януковичу российский лидер хоть «скидку» за опоздание сделал — публично обещал побеседовать с ним один на один столько, сколько тот пожелает, без ограничения графика. И вряд ли можно назвать «нулевым», как считает бывший глава украинского МИДа Владимир Огрызко, результат переговоров по размежеванию Азовского моря и Керченского пролива. Взять хотя бы то, что в подписанном по итогам переговоров совместном заявлении двух президентов спорная Тузла называется больше не по-российски — «косой», а по-украински — «островом». Что источник в российской делегации трактовал информагентствам: Тузла отходит Украине, а Россия сохраняет «право ключа» на проход судов по Керченскому проливу. С учетом того, что с 1991 года вопрос делимитации морских границ с Украиной практически не двигался, это можно считать прорывом.

И зря так киевляне зацепились за этих несчастных байкеров под горой в Севастополе. Еще бывший глава украинского МИДа Владимир Огрызко какие-то рюмки выдумал, которые Путин якобы выпивал с мотоциклистами. К «Ночным волкам» президент заехал на 10 минут, их «вожак» Хирург едва плавки успел переодеть.

Министр чрезвычайных ситуаций Украины Виктор Балога, описывая в своем блоге впечатления от переговоров, не только остался недоволен поведением Путина, но еще и поставил «гостеприимных украинцев» в пику «невоспитанным» россиянам, от которых «трясло». Могу только поблагодарить украинцев за гостеприимство — на уровне «народной дипломатии». Украинская служба безопасности по-человечески подсказала нам, где на территории Ливадийского дворца есть кафе: в пресс-центре еды не наблюдалось и было ограниченное количество воды. Та же безопасность, уже по долгу службы, плотно зажала десятки и российских, и украинских журналистов на небольшой площадке примерно 2×8 м в зале подписания документов и итоговой пресс-конференции. Пытаясь при этом протащить сквозь плотно утрамбованную человеческую массу членов делегации и не допустить их соприкосновения с прессой. Физически это было невозможно: советника президента Игоря Левитина, например, на моих глазах один сопровождающий ввинчивал в толпу, другой, идущий впереди, выдергивал на себя, помогая сделать еще полшага. На «воле» делегатов ждал еще один «сюрприз»: стульев было меньше, чем чиновников, причем с обеих сторон.

Тряслись в чудовищной давке и духоте (система кондиционирования ничем не напоминала о своем существовании) только официанты, которые разносили после подписания документов шампанское делегатам: им приходилось буквально перескакивать с полными подносами через скрючившихся фотографов и их технику. И что-то ни один член украинской делегации не поморщился и не отказался чокнуться этим шампанским с Путиным.

Пожалуй, больше всего не повезло в ялтинской истории Януковичу: с одной стороны, Путин и правда жестко прошелся по поводу интеграционных и газовых амбиций Украины. А с другой — соотечественники своими высказываниями ничуть не улучшили фон для его визита в Москву осенью. Впрочем, по итогам нынешних переговоров недовольным он ничуть не выглядел.





Партнеры