Хроника событий Путин: одержавшие победу на выборах в РФ губернаторы должны оправдывать доверие граждан Путин считает, что россияне на выборах поддержали силы, отстаивающие интересы РФ Кто станет спикером Мосгордумы? Чиновник из администрации Хабаровска сорвал выборы на избирательном участке В Подмосковье от конфронтации до консолидации - один шаг

В результатах нынешних выборов виноваты европейские санкции

Мы не ждем перемен

15.09.2014 в 19:25, просмотров: 6746

Выборы 14 сентября прошли в России без задора, и результаты их оказались предсказуемыми. Причем настолько, что даже непонятно: были ли губернаторские выборы действительно выборами или народ по-прежнему считает, что глав регионов назначают из Москвы. Иначе непонятно, почему все действующие губернаторы — будь они в статусе досрочно ушедших в отставку или в «ранге» врио вместо уволенных глав — дружненько, без потерь дошли до победного финиша.

Например, глава Астраханской области в «рейтинге выживаемости» губернаторов значился в группе В — вероятность перевыборов ниже среднего. Причиной тому были многочисленные коррупционные скандалы. К губернатору Жилкину, скажем, имели вопросы следователи центрального аппарата Следственного комитета России — по делу о строительстве дачи зятя экс-министра обороны РФ Анатолия Сердюкова Валерия Пузикова. Астраханский губернатор имел отношение к выделению земли под дачный объект данного гражданина на одном из заповедных островов в дельте Волги. А на выборах небезупречный Жилкин набрал аж 74,66% голосов. Явка, правда, даже до 40% не дотянула.

В результатах нынешних выборов виноваты европейские санкции
фото: Лилия Шарловская

С явкой на нынешних выборах и впрямь незадача: если не считать республик, особенно кавказских, где избиратели в день выборов строем идут к урнам, не выдавая меньше 70% отметившихся, в прочих регионах она редко дотягивала даже до 50%. Только в Орловской, Нижегородской, Воронежской и Самарской областях она чуток превысила средний показатель, достигнув 62, 54, 55 и 56 процентов соответственно.

Вырулил на новый губернаторский срок и глава Кировской области Никита Белых. В последний год у него было немало проблем с конкурентами, однако вятские жители все же избрали его — 69% голосов.

Единственный из глав, кто прошел на новый срок буквально «на флажке», — это глава Республики Алтай Александр Бердников. Он набрал всего 50,63% — до последнего момента местный избирком не был уверен, что выборы уложатся в один тур. Глава Курской области Александр Михайлов тоже большой электоральной поддержкой не блеснул: у него всего 56% голосов — при явке чуть более 32%, заметим.

Вот уж кто удивил народной любовью, так это губернатор Самарской области Николай Меркушкин. Прежде он пять раз (!) становился губернатором Мордовии — не посрамил себя и после перевода на должность главы Самарской области. На прошедших выборах он набрал аж 91,38% голосов при явке в 56,9%.

Если с главами, которые до своей досрочной отставки перед выборами сидели в креслах не один год, все более-менее понятно — связи, админресурс, контроль за ситуацией, — то с новичками, ставшими врио буквально за несколько месяцев до выборов вместо ушедших по разным причинам губернаторов, все не так однозначно. Понятно, когда на выборах побеждает «исполнитель» из местных, как врио главы Курганской области Алексей Кокорин, который являлся секретарем Шадринского городского местного отделения партии «Единая Россия» и членом Курганского регионального политсовета. Или как нынешний губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий — бывший мэр Новосибирска. Победу же Андрея Бочарова в Волгоградской области можно отнести лишь к тому, что врио, ставший теперь губернатором, — Герой России, потому просто уважаем.

Победа «Единой России» во всех регионах, где избирали областные или республиканские парламенты, тоже объяснима: при общем спаде интереса к местным выборам побеждает тот, кто очень этого хочет. Вообще же нереволюционные результаты избирательной кампании многие политологи склонны объяснять нынешней напряженной ситуацией в мире. В такой момент хочется хоть какой-то стабильности, а не перемен. А пример соседней Украины, избравшей «вместо ворюг кровопийц», склоняет к крамольной мысли: от добра добра не ищут.

Любопытно, но Крым и Севастополь, недавно влившиеся в состав России, уже успели перенять у нее этот «электоральный настрой». «Единая Россия» получила большинство голосов и при выборах в крымский парламент, и при выборах Законодательного собрания Севастополя. А вот явка на полуострове была чуть ли не вдвое меньше, чем во время референдума.

Три вопроса экспертам:

1. Почему, на ваш взгляд, победили все действующие главы регионов?

2. Какую роль в ситуации сыграла явка избирателей?

3. В Центризбиркоме заявили, что во время выборов не было зафиксировано ни одного серьезного нарушения. О чем это свидетельствует?

Алексей Макаркин, политолог, заместитель директора Центра политических технологий:

1. Действительно, все действующие губернаторы были выбраны повторно. Все из-за высокого авторитета власти и патриотического подъема после присоединения Крыма. Большая часть протестных избирателей сейчас перешли на сторону власти. Также в ряде регионов конкуренция была искусственно ослаблена. С самого начала было ясно, что реальный выбор был сделан, когда в Кремле было принято решение о том, пойдет ли действующий губернатор на выборы или нет. Можно сказать, что выборы превращаются в референдум. Представителям элит формально дали понять, что если вы несогласованно выдвинете свои кандидатуры, то это будет рассматриваться как нелояльность федеральной власти, которая свой выбор уже сделала. Например, показательна ситуация, когда не смогла собрать подписи Оксана Дмитриева.

2. Явка действительно связана с неиспользованием административного ресурса. То есть приходили те люди, которые реально хотели прийти, хотели проголосовать. В связи с этим достаточно высокий процент получила КПРФ — всё за счет традиционно дисциплинированных коммунистических избирателей, которые ходят на все выборы еще с советских времен. А второй момент — слабый интерес избирателей к выборам и к политике вообще. Люди понимают, что есть президент, есть Государственная дума, за это надо голосовать. Людям неясно, зачем голосовать на выборах в Московскую городскую думу.

3. Не было использования административного ресурса, поэтому и не было нарушений. Нарушения когда происходят? Когда власть хочет добиться устраивающих ее результатов любой ценой. Когда ставятся завышенные задачи — получить чуть ли не 99,9% голосов. Или когда власть чувствует себя неуверенно. В данной ситуации не было ни того, ни другого.

Дмитрий Орешкин, политолог, член Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека:

1. По закону, если брать за основу срок истечения полномочий, в этом году должно было быть 11 губернаторских кампаний, а в реальности было 30. Соответственно, 19 губернаторов досрочно ушли и получили статус врио. На бюрократическом языке это «ярлык на княжение». Региональными властями это понимается как негласное разрешение на использование любых доступных средств для того, чтобы продлить свое пребывание во власти. Естественно, местные элиты воспользовались этим вовсю. Например, господин Полтавченко снял главного оппонента — госпожу Дмитриеву.

2. Явка в Москве говорит о неиспользовании административных ресурсов. Москва вообще становится особым электоральным регионом. Все потому, что политическая культура продвинутая. Именно поэтому Москва так болезненно восприняла массовые фальсификации в 2011 году. Поэтому московская власть самые грубые механизмы фальсификации больше не использует — в отличие от петербургской власти. Поэтому явка, наверное, такой и была — около 20%. Практически не использовалось досрочное голосование: 0,4% избирателей проголосовали досрочно. В Петербурге — 9,4%. Грубо говоря, в 25 раз разница. В этом проявляется политическая мудрость Собянина. А в Питере и других регионах — за милую душу.

3. Нарушения были. Например, в Московской области наблюдателю от ассоциации «Голос» сломали нос и выбили зубы — из-за того что он сфотографировал прозрачную урну, в которую сунули пачку заполненных бюллетеней. Состоялся вброс, он реализовал свое право наблюдателя. Зафиксировал. И ему за это другой член избирательной комиссии дал в морду. При этом говорят, что нарушений не зарегистрировали. То, что в Татарстане почти 20% проголосовали досрочно, это формально назвать нарушением нельзя. Понятно, что это форма реализации административного ресурса. То же самое — в Петербурге.

Александр Кынев, политолог, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики (ФРИП):

1. Все победители получили 70–80, а то и 90% голосов. Все из-за низкой явки. Это говорит о том, что это были не выборы — это был ритуал. Конкурентов не было. Были статисты.

2. Данный процент явки связан с отсутствием политической конкуренции. Люди не хотят быть статистами.

3. Что касается нарушений, я думаю, что массовый пример — использование персональных данных граждан. Для того чтобы попытаться их любым путем затащить на выборы. Телефонные обзвоны по домашним телефонам, по мобильным и т.д. Это не очень красивая технология.

Выборы 14 сентября. Хроника событий


Партнеры