Хроника событий В Калининграде пенсионер избил дочь бейсбольной битой Сергей Миронов: «Это будут первые прозрачные выборы» Генконсул Турции в Петербурге во время путча был всего в километре от Эрдогана В Омске энергобезопасность страны под контролем катализа Порошенко считает нужным введение новых антироссийских санкций

Экс-премьер Югославии Милан Панич: «Экономические санкции помогают Путину»

Сербский политики и американский миллионер готов помочь Кремлю принести мир на Украину

6 апреля 2015 в 12:56, просмотров: 9770

Во вторник, 7 апреля в МГИМО открывается Международная конференция к юбилею подписания Дейтонского мирного соглашения, положившего конец гражданской войне в Боснии и Герцеговине. Среди участников встречи — не только видные российские и иностранные ученые и политики, но и первый премьер-министр Союзной Республики Югославия (СРЮ) Милан Панич, который принимал непосредственное участие в реализации мирного процесса на Балканах. Родившийся в Белграде Милан Панич — человек удивительной судьбы: будучи велогонщиком, он с семьей в 1956 году эмигрировал в США, где основал успешную фармацевтическую компанию. В 1992 году он был приглашен на пост премьера в СРЮ, а позднее боролся на президентских выборах со Слободаном Милошевичем. «МК» поговорил с Миланом Паничем как о событиях двадцатилетней давности, так и о текущих — ведь между ними волей-неволей иногда напрашиваются аналогии.

Экс-премьер Югославии Милан Панич: «Экономические санкции помогают Путину»
фото: Ренат Абдуллин
На фото: Милан Панич

– Господин Панич, Вас считают одним из главных посредников, способствовавших заключению Дейтонского соглашения. Не могли бы Вы рассказать поподробнее о своей роли в этом процессе?

- Я составил программу из 12 пунктов, чтобы каждый из них устраивал какую-либо группу — сербов, хорватов, боснийцев. Мой английский тогда был не очень хорош, я отдал свое письмо американскому послу, который немного исправил его грамматически, и я подумал — куда можно послать эту программу? Я решил отправить ее в Совбез ООН, пяти постоянным членам. Но ответа не последовало и тогда я позвонил Франсуа Миттерану. Мы побеседовали и я рассказал о своей идее провести конференцию, где я мог бы выступить со своей программой. «Отличная идея» – ответил он и, ознакомившись с моими 12 пунктами, предложил провести конференцию в Лондоне и связаться с британским премьером Джоном Мейджором. Когда я дозвонился ему, он уже был в курсе. Через три дня я прилетел в Лондон, где была организована мирная конференция под эгидой ООН и генерального секретаря Бутроса Гали. В мою делегацию входили Добрица Чосич, Слободан Милошевич... Открывая конференцию Мейджор, поприветствовав всех, объявил, что на повестке дня — мои 12 пунктов о достижении мира на Балканах. Мой друг, президент Чосич, удивился - он на знал об этом письме. Та же реакция была и у Милошевича. И программа была принята - даже Милошевич проголосовал за нее. Но после этого он отправился в парламент Югославии с моими 12 пунктами и 93% депутатов проголосовали против этого мирного плана, объявив меня врагом №1! Тогда я обратился к Клинтону, представив ему те же 12 пунктов, что были одобрены на конференции. Идея была устроить на сей раз закрытую встречу, без прессы, где будут присутствовать Туджман, Милошевич и Изетбегович (лидеры Хорватии, Сербии и Боснии – «МК»), чтобы заставить их подписать этот документ - я уже имел представление о том, как вести себя с этими преступниками. Клинтон в итоге согласился со мной и организовал встречу в Дейтоне. Уже потом я получил небольшую записку от него - «Спасибо за то, что вы сделали!». Это было написано от руки, пока он летел в самолете.

Я считаю, что в урегулировании конфликтов главное – само стремление к миру, понимание необходимости мирного решения, остальное — детали. Сегодня, например, я предлагаю первым делом провести конференцию о достижении мира на Украине. И я написал письмо Бараку Обаме с просьбой посылать не солдат, а миротворцев. Отправка солдат, армии — это вчерашний день, к миру это не приведет. Вы можете поговорить со своим дедушкой о Второй Мировой войне и он вам это подтвердит. Сегодня каждый мирный процесс должен начинаться с действий ООН, поскольку ее Устав провозглашает поддержание мира главной целью.

- Мы сейчас говорим о миротворческих силах?

- Да, о «голубых касках», тех же, что руководили процессом разоружения и отвода войск на территории Боснии и Герцеговины 20 лет назад.

- Поскольку мы уже перешли к украинской теме, хотелось бы задать вопрос по ней. Выступая пять лет назад в МГИМО Вы заявили, что «люди должны стремиться к процветанию своей страны, и национализм здесь может быть полезен, но лишь до тех пор, пока он не подталкивает к войне». Вы также вспомнили забавный случай, когда в ответ на заявления хорватского премьера относительно того, что сербы и хорваты — это разный народ, Вы попросили его найти переводчика для беседы. Есть ли сегодня подобный нездоровый национализм в российско-украинских отношениях?

- Да, конечно! Это абсолютно аналогичная ситуация, копия с тех событий.

- И каким же образом можно это преодолеть?

- Не приглашать переводчиков! Вопрос философский - мы говорим о понимании между людьми. Мы же отдаем себе отчет, что вызывать переводчика в упомянутой ситуации — это нездорово. Тогда я сказал своему коллеге,что он неправ. И я написал записку с одним словом – «Гаага». Я сказал, что там окажутся все, кто мешает нам достигнуть мира.

- Как известно, после проигрыша Милошевичу на выборах в 1993 году (что многие назвали «украденной победой») Вы также предсказали, что он окажется перед международным судом. Можете ли Вы сейчас сказать нечто подобное о современных политических деятелях?

- Многие из тех людей, что сейчас находятся у власти на Украине, предстанут перед судом в Гааге. Они понимают, что творят — идет война, в ходе которой люди убивают друг друга ни за что. Я допускаю, что новым украинским властям нужен был вооруженный конфликт, происходящий сейчас в стране — чтобы отвлечь людей от других проблем. Я не уверен, что так и есть, но вероятность существует.

Между русскими и украинцами нет никаких проблем. Жители России и Украины вступают в браки, как можно говорить о какой-то ненависти между народами? Проблема — в международных границах. Но Крым — это мое личное мнение — российский. Если бы голосование на полуострове проходило при наблюдении представителей ООН, полагаю, результат был бы тот же — большинство бы проголосовало за присоединение к России.

– К сожалению, даже если представить, что между русскими и украинцами нет конфликта, западные страны сложившейся ситуацией абсолютно недовольны. В свое время, говоря о роли Запада в югославском конфликте Вы отмечали неразумность использования силового давления и необходимость постепенных изменений системы изнутри...

- Международное сообщество тогда неверно интерпретировало ситуацию, настраивая народы один против другого. Президентом Боснии был серб, при этом он был мусульманином, в реальности не было проблем между людьми как таковыми, но их настраивали друг против друга. И то же самое происходит сейчас на Украине. Я подумать не мог, что спустя двадцать лет — после событий на Балканах – я увижу то же самое между Россией и Украиной. Та война прошлась по семьям, как и сегодняшняя. Сотни тысяч семей были разрушены. Поэтому необходимы мирные конференции и я намерен обратиться к Владимиру Путину с просьбой о проведении такой встречи.

- Что касается американского лидера — не секрет, что Барак Обама испытывает значительное давление со стороны конгрессменов относительно необходимости поставок оружия на Украину. Но сам не спешит это делать. Как бы Вы оценили его позицию?

- Будучи американцем, я не могу позволить себе развернутые комментарии относительно действий США. Но как славянин я могу сказать, что Конгресс в данном случае, на мой взгляд, ошибается. Обама — лучший президент, что у нас был. Он вывел войска из Афганистана, из Ирака, сумел обойтись без прямого участия США в войне в Сирии.

- Что Вы можете сказать об усилиях, предпринимаемых лидерами стран ЕС — в частности, Германии и Франции?

- Я знаком с позицией Ангелы Меркель, и она мне импонирует — канцлер ФРГ выступает за мир. Конфликт на Украине определенно вредит Европе — больше, чем Соединенным Штатам. Я вообще считаю, что Вашингтон в данной ситуации должен иметь собственную позицию относительно происходящих событий, но не вмешиваться в них. По-моему, у нас еще есть солдаты в Германии — можно ли в это поверить? Пришло время американцам вернуться домой, Европе уже не требуется наша помощь, экономически она не слабее, чем США. Ситуация на Украине - европейская проблема, и европейцы сами должны ее решать. И мой совет Обаме — не допускать военного вмешательства США. Если он выступит с инициативой отправки мирной делегации — пожалуйста. Американцы за мир.

- Учитывая Вашу симпатию к России, было бы интересно Ваше мнение о санкциях, вводимых, в том числе, и Соединенными Штатами, которым, как Вы отметили, не стоит вмешиваться.

- Экономические санкции помогают Путину. И они вредят русским людям. Государственный департамент снова неправильно понял ситуацию — однажды американские власти уже поступили так с сербами, введя санкции в отношении режима Милошевича. Сейчас то же самое происходит в отношении России. Мы живем в едином мире и американцы не изолированы от него. Если против России водятся санкции, это плохо для российских граждан. Но это нехорошо и для другой стороны, снижается экспорт и т.д.. Проблема в том, что санкции декларируются как направленные против Путина и его окружения — но неужели Вы думаете, что у президента России стали хуже продукты для обеда? Россияне должны спросить у американцев, понимают ли те, на кого оказывают воздействие санкции? Я могу с уверенностью сказать, что экономические меры не работают в политической сфере.

- Как человек, активно участвовавший в трудоемком процессе достижения мира на Балканах, считаете ли Вы возможным примирение как внутри Украины, так и между Украиной и Россией?

- Разумеется! Концепция мира очень проста, не надо быть гением, чтобы достигнуть этого, главное, как я уже говорил — стремление избежать кровопролития.

- Для этого, однако, нужна договоренность между весьма внушительным количеством «игроков» - это и сама Украина, и Россия, и страны Европы, и США...

- Знаете, в случае с конфликтом двадцатилетней давности ситуация была еще более запутанной. Там были сербы, боснийцы, хорваты, мусульмане, христиане, различные комбинации этносов и конфессий. Но для концепции мира, о которой я говорю, количество сторон не важно. Возможно, для Украины хватит даже не 12 пунктов, а шести. До Путина же надо донести мысль о том, что он должен принести идею мира на Украину. Если ему нужно мое содействие и опыт, я готов помочь.

Санкции . Хроника событий


Партнеры