Митинг оппозиции в Марьино оказался малочисленнее, чем ожидалось

Акции не хватило «взрывной эмоции»

20 сентября 2015 в 18:23, просмотров: 10714

«Общих шествий в Москве не было полгода — со времени убийства Бориса Немцова. Большого митинга у нас не было года полтора», — написал в своем блоге оппозиционер Алексей Навальный, анонсируя митинг 20 сентября. Многочисленной акцию оппозиции за «сменяемость власти» в Марьине никак не назовешь: в Фейсбуке к мероприятию присоединились 8,5 тысячи человек — это почти в 10 раз меньше, чем количество участников траурного марша 1 марта. Быть может, дело в повестке?

Митинг оппозиции в Марьино оказался малочисленнее, чем ожидалось
фото: Дмитрий Каторжнов

По данным фонда «Общественное мнение», принять участие в политических митингах «против власти» в августе были готовы лишь 3% населения. А перечисляя проблемы, с которым могут быть связаны акции протеста, граждане говорят в основном об экономике: высокие цены, рост тарифов ЖКХ, низкие доходы, безработица.

фото: Дмитрий Каторжнов

«Несистемная оппозиция» попыталась сыграть на повышении спроса на социальную повестку, организовывая антикризисный марш «Весна». Идея и тогда казалась сомнительной. Во-первых, экономический протест носит локальный характер и чаще всего привязан к конкретным предприятиям или моногородам (об этом в частности упоминает экономист Михаил Дмитриев в докладе «Между Крымом и кризисом: социальные установки россиян». — Авт.). Такими были протесты после дефолта в 1998 году: возьмем хотя бы «рельсовую войну»: все началось с того, что шахтерам Кузбасса подолгу не выплачивали зарплату, их забастовку поддержали бюджетники и пенсионеры, на которых в первую очередь отражались экономические проблемы государства. Политический же протест, апеллирующий больше к моральным категориям, таким как «честные выборы», «против жуликов и воров», «мир с Украиной», «гражданское достоинство», — история скорее столичная.

Во-вторых, экономический и политический протест поддерживают разные люди. В первом случае это рабочий класс — те же самые шахтеры Кузбасса и пенсионеры, выступавшие против монетизации льгот в 2005 году. Во втором — те, кого журналисты окрестили «креативным классом». Вряд ли идейным сторонникам оппозиции, которая последние четыре года выступала за ту самую «сменяемость власти», близки требования шахтеров Кузбасса.

фото: Дмитрий Каторжнов

Быть может, повестка, которую сейчас выдвигают оппозиционеры, слишком размыта? Президент Центра политических технологий Борис Макаренко с такой гипотезой не согласен. «Сменяемость власти» — требование конкретное», — возражает эксперт. Не случайно этот митинг проходит в годовщину съезда «Единой России», на которой объявили о том, что Владимир Путин снова будет баллотироваться в президенты. «Многие люди тогда восприняли это объявление как то, что Путин приходит надолго», — говорит Макаренко. Митинги в 2011–2013 годах, по мнению политолога, были многочисленными, потому что срабатывал мобилизационный фактор — «взрывная эмоция». Действительно, люди заполняли площади после массовых фальсификаций на выборах в 2011 году, 6 мая 2012 года после инаугурации Владимира Путина, после принятия «закона Димы Яковлева», после убийства Бориса Немцова. На митинге 1 марта люди говорили «я вышел, потому что меня это затронуло лично».

Выходит, что дело вовсе не в повестке. «Требование «сменяемости власти» по-прежнему актуально, — говорит Макаренко. — Но сейчас, когда мы имеем дело только с годовщиной, без этой эмоциональной составляющей численность митинга будет сравнительно небольшой».

Подробный репортаж с митинга читайте здесь 

Смотрите видео по теме "На митинг оппозиции в Марьино пришли несколько тысяч человек "

В Марьино прошел оппозиционный митинг "За сменяемость власти". По разным данным, на мероприятие собрались от 4 до 8 тысяч человек. На митинге выступили общественные и политические деятели, среди которых Евегения Альбац, Илья Яшин и Дмитрий Быков. Акция завершилась выступлением Алексея Навального, который призвал всех во что бы то ни стало оставаться приличными людьми. 



Партнеры