Хроника событий В Липецке открыт памятник погибшему в Сирии летчику Олегу Пешкову Турция может разрешить россиян въезд по внутренним паспортам Дворкович сообщил о готовности Турции возобновить обсуждение «Турецкого потока» Россия-Турция: в пользу кого дружим Путин пообещал Эрдогану снять ограничения на поездки россиян в Турцию

Нефтяные тайны Эрдогана: что общего у Турции с ИГИЛ

Как черное золото сбивает самолеты

25 ноября 2015 в 20:29, просмотров: 22934

Почему сбили российский бомбардировщик Су-24? Одни говорят, что Турция недовольна вмешательством России в события в Сирии, а особенно тем, что Москва фактически поддерживает режим Башара Асада. Однако есть не политические, а чисто меркантильные поводы. По информации тех же турецких СМИ, сын президента Билал контролирует контрабандную поставку нефти из регионов Сирии, контролируемых запрещенной в нашей стране ИГИЛ, на турецкие нефтебазы и НПЗ. Прекратить этот преступный бизнес могут, как оказывается, только российские бомбардировщики. Наши авиагруппы уничтожили более тысячи бензовозов, объекты нефтедобычи, нефтехранилища. Именно поэтому и последовал ответный удар.

Нефтяные тайны Эрдогана: что общего у Турции с ИГИЛ
фото: morguefile.com

Пока все схемы рассуждений относительно участия Анкары в плотных финансовых отношениях с ИГИЛ нужно рассматривать в теоретической плоскости. Маршрутная карта покупок нефти доступна лишь спецслужбам. «Однако нельзя не признавать, что контрабандные потоки нефти шли и идут в Турцию из Ирака и Сирии. Даже невзирая на войну», — считает старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова.

Эксперты утверждают, что войной в Сирии Турция удачно воспользовалась. А как можно не воспользоваться удачным (в кавычках) моментом? Сирийско-турецкий пограничный участок — это почти тысяча километров.

Как рассказал «МК» главный редактор журнала «Национальная оборона», директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко, одним из главных доказательств финансово-экономической связи высшего руководства Турции и ИГИЛ служит то, что Анкара не закрывает сирийскую границу. Почему такое решение не отдается — очевидно. Семья турецкого президента закупает у ИГИЛ, захватившего около десятка нефтяных месторождений на территории Сирии, «черное золото». В мирное время это бы называлось контрабандой. Сейчас, когда идет война, это прямое пособничество террористам.

Окончательно такая связь была признана после того, как был сбит российский бомбардировщик. «Стоит отметить, что это произошло после того, как российские авиагруппы за пять дней уничтожили более тысячи бензовозов (также удары проводились по объектам нефтедобычи, нефтехранилищам и пунктам сбора сырой нефти возле города Абу-Кемаль. — «МК»), которые везли нефть на турецкие перерабатывающие заводы», — говорит Игорь Коротченко.

Какие маршруты используются? Например, Бесаслан — город на турецко-сирийской границе. Жителей здесь нет, они давно ушли, спасаясь от войны. Но именно эта точка является одной из дистанций, по которой контрабандная сирийская нефть доставляется на турецкие НПЗ.

Но это только один маршрут. Есть и другие. В провинциях Дейр-Эз-Зор, Ракка и Алеппо также есть и перерабатывающие заводы, и месторождения. Эти регионы сейчас полностью или частично находятся под контролем ИГИЛ. И из них налажены поставки углеводородов в турецком направлении.

«В них заинтересована криминальная группировка, конкретно связанная с семьей Эрдогана. Как утверждают многие турецкие СМИ, турецкий президент «прикрывает» нефтяной бизнес своего сына Билала. Последний «крышует» контрабандные перевозки нефти из Сирии в Турцию», — отмечает Игорь Коротченко.

Мировые котировки нефти, даже в нынешних условиях, составляют около $45 за баррель. «Есть информация, что экстремисты продают Анкаре нефть не выше чем за $15–20. Боевики получают средства на покупку оружия, а его поставки также могут осуществляться через турецко-сирийскую границу. Турция — главным образом преступная структура, одним из участников которой является Эрдоган; члены его семьи и его приближенные, продавая нефть по мировым ценам, получают рекордную прибыль. На закрытие границы команды из Анкары нет. Есть все основания считать, что это решение нанесет финансово-экономический удар по конкретным турецким чиновникам и бизнесменам, тесно связанным с ИГИЛ», — считает Коротченко.

Связанные с исламистами турецкие бизнесмены и чиновники вследствие уничтожения российской военной авиацией бензовозов и нефтяных баз несут большие финансовые потери. Это сокращает и возможности ИГИЛ в покупке оружия. «Эта стратегия и тактика наиболее эффективна. Только так можно справиться с такой криминальной схемой», — отмечает Коротченко.

Справка "МК"

ИГ использует около 6 месторождений на контролируемых территориях, писала британская The Guardian. По данным газеты, обычно группировка продает нефть курдским трейдерам из северной части Ирака, однако с начала июля по конец октября этого года большая часть этой нефти была перепродана торговцами из Иракского Курдистана турецким и иранским трейдерам. Это помогло ИГ, пишет издание, выплачивать зарплаты своим боевикам: около $500 в месяц рядовому и $1,2 тыс. — командиру. США оказали давление на Иракский Курдистан, чтобы остановить контрабанду, однако это не принесло успеха: нефть, отмечает The Guardian, все равно находит свой путь в Турцию через сирийскую территорию.

Обвинения в адрес Анкары в покупке нефти ИГ звучат и внутри самой страны. В июне 2014 года оппозиционный турецкий парламентарий Али Эдибоглуан заявил, что ИГ заработало около $800 млн на поставках «черного золота» в Турцию из Сирии и Ирака. Как сообщает International Business Times, член парламента указал на нефтяные месторождения Румайла (Ирак) и Мосул (Ирак), отметив, что группировка проложила там трубы, которые позволяют передавать нефть в Турцию. Тогда Эдибоглуан предупредил, что сотрудничество Анкары с такими людьми очень опасно.

Обострение отношений с Турцией. Хроника событий




Партнеры