Как ИГИЛ рекламирует себя и кто спонсирует террористов «Сирака»

Зачем «халифату» XXI века золотые монеты и средневековые казни?

30 ноября 2015 в 11:35, просмотров: 9130

Теракты в Париже, взрыв российского авиалайнера, жестокие расправы в Сирии и Ираке, угрозы всему миру – это все почерк запрещенной в России и других странах группировки, именующей себя «Исламским государством» (ИГ или ИГИЛ). Апеллирующая к средневековым идеалам эта террористическая структура активно пользуется современными технологиями. Что представляет из себя «халифат» XXI века, как ИГИЛ борется за умы, каковы его цели – в этом пытается разобраться «МК».

Как ИГИЛ рекламирует себя и кто спонсирует террористов «Сирака»
Обложка «путеводителя» по ИГИЛ.

Шаурма, семечки и латте джихадистов

Джихадист индийского происхождения Абу Румайсах аль-Британи (в миру – Сиддхартха Дхар), учившийся в Лондоне и сбежавший из Великобритании в Сирию, чтобы присоединиться к ИГИЛ, сработал несколько месяцев назад электронную брошюрку под заголовком «Краткий путеводитель по Исламскому государству».

Она быстро разошлась в социальных сетях – на то, впрочем, и был расчет. Ибо направлена эта книжонка на 46 страницах прежде всего на англоязычных интернет-пользователей, потенциальных рекрутов из западных стран.

На красочной обложке – вид на Иерусалим с золотым Куполом скалы и мечетью Аль-Акса. Фотомонтаж изображает джипы с боевиками на пикапах, движущихся к Старому городу под черными флагами «Исламского государства».

Так сказать, сочетание иллюзий и реальности. В этом – вся соль книжки британского джихадиста, изображающей ИГИЛовский «халифат» чуть ли не как «гламурный» курорт с «восхитительным средиземноморским климатом».

Да, похоже, отчасти это пародия на обычные путеводители для туристов. Достаточно посмотреть на заголовки: «Еда в халифате», «Погода», «Транспорт», «Технологии», «Люди», «Образование».

Впрочем, понятие «джихад-туризма» возникло еще до начала войны в Сирии – его употребляли, к примеру, в 2009 году в отношении британских подданных, ездивший к исламистам, воюющим в Сомали. А сам феномен такого «туризма» был замечен еще во время войны в Афганистане: какие-нибудь богатые «благочестивые» саудовцы приезжали в Пакистан, их переводили на афганскую территорию, давали пострелять из автомата, фотографировали на память – после чего «турист» возвращался в ореоле славы «моджахеда» к себе домой. В случае ИГИЛ, впрочем, часто речь идет не столько о «туризме», сколько о ПМЖ. Правда, вместо жительства многие находят здесь смерть.

Воздав похвалу джихадистским вожакам типа Усамы бен Ладена и его иракского последователя аз-Заркави, автор путеводителя споро переходит к гастрономической теме. «Если думаете, что здесь вам придется сидеть на черством хлебе и затхлой воде, выбросьте эту кулинарную фантазию из головы». А дальше в лучших традициях туристических буклетов рассказывается о том, чем можно напитать себя в «халифате». Например, рекламируется шиш-кебаб, шаурма, сэндвичи с фалафелем (как отмечает автор-джихадист, здорово подходит для вегетарианцев). Не забыл и про обычные жареные семечки и различного рода шоколадные батончики. Напитки, само собой, ограничены лишь безалкогольными – но автор расписывает все прелести многочисленных фруктовых коктейлей (менее доллар за порцию), нахваливает «халифатские» латте и капучино. И вообще – пища тут, уверяет автор брошюрки, сплошь свежая, здоровая и на сто процентов халяльная.

Брошюра носит, возможно, пародийный, но в то же время и утопический характер. Восхваляя стирание «сатанинских» навязанных границ между Ираком и Сирией, Абу Румайсах приводит разговор с одним из юных «коллег», которому недостаточно освободить Палестину, но в его мечтах – «освобождение» Бирмы, Центральной Африки, Китая, словом – всего мира... Да и вся книга заканчивается обещанием прийти на улицы Лондона, Нью-Йорка и Парижа. Разве не утопические мечтания? А может, просто пропагандистские уловки? Или все-таки реальная угроза?

Или вот: говоря о транспорте в «Халифате», Абу Румайсах, рассказывает, что его основу составляют автобусы и такси, распространены мотоциклы (made in China), частные автомобили (больше всего – южнокорейского производства). Но автор смотрит вдаль и видит в будущем поезда, корабли и самолеты «Исламского государства». И даже дирижабли, транспорт на воздушной подушке и трамваи.

«Если вы считаете, что Лондон или Нью-Йорк – космополитические города, попадите в Исламское государство, и почувствуйте разницу», – уверяет выходец из Великобритании. Оно и понятно: в ИГИЛ съехались исламисты из сотни стран мира. В том числе из Западной Европе – это для них расписывается «комфорт», к которому привыкли европейские граждане. Одно дело воевать в горах Афганистана или песках Йемена – и другое дело в городских условиях. Как говорится, почувствуйте разницу.

И конечно, из рекламной брошюры о «халифате» читатель не узнает о том, сколько запретов царит в ИГ. И какие наказания ждут нарушителей.

«Шариат для...»

«29 июня 2014 года. Эта дата стоит наравне с 11 сентября 2001 года. Фактически оно во многом превосходит ее – там, что она символизирует. После многих лет крови, пота и слез эмират, возглавляемый Абу Бакром аль-Багдади наконец достиг того, что не смогла ни одна другая организация – создала «Исламское государство». Что это за дата, которую Абу Румайсах ставит выше атаки террористов на Америку?

Абу Румайсах аль-Британи (он же Сиддхартха Дхар) из Великобритании перебрался в «халифат».

Летом 2014 года группировка, именовавшая себя тогда «Исламским государством Ирака и Леванта», формально провозгласила установление «халифата». Во главе с «халифом», то есть наместником Бога на земле. Им стал Абу Бакр аль-Багдади – в новом качестве он стал именоваться Ибрагимом.

ИГИЛ стало именоваться без географической привязки просто «Исламским государством» – и потребовало от «коллег по джихадистскому цеху» признать власть новоявленного «халифа». Далеко не все согласились – родственная «Аль-Каида» увидела в аль-Багдади опасного конкурента и подчиняться ему отказалась. Афганские талибы тоже скептически отнеслись к «халифату». Но во многих странах воинствующие джихадисты принесли присягу верности «Исламскому государству».

Под контролем «Исламского государства» оказались немалые территории в Ираке и Сирии – по состоянию на осень прошлого года площадь «халифата» оценивалась экспертами в 210 тыс квадратных км. Впрочем, фактически полностью под контролем вооруженных формирований ИГИЛ находятся не все районы, а прежде всего населенные пункты, дороги, месторождения нефти. Сколько людей живет под черным стягом «халифата», точно не знает никто – речь идет о сотнях тысяч, если не о миллионах. И число «граждан» ИГ растет за счет приезжающих туда иностранцев.

– Эта группировка обладает определенной притягательностью для многих мусульман из традиционно исламских стран (арабские государства, Индонезия и т.д.), а также из стран, где ислам является религией меньшинства (типа Индии, Китая, России), – рассказывает «МК» исламовед, президент Института религии и политики Александр ИГНАТЕНКО. – И самое парадоксальное для посторонних наблюдателей – из стран Западной Европы, где ислам является религией пришлого меньшинства и очень небольшого числа ставших мусульманами местных жителей – французов, немцев. Это происходит потому, что появлению «Исламского государства» предшествовала очень активная широкомасштабная, широко профинансированная и прекрасно организованная агитационно-пропагандистская работа, которую осуществляли эмиссары глобального салафизма (или как его называют – ваххабизма). Почти во всех странах мира были сформированы пропагандистские рекрутинговые центры, которые назывались по-английски Shariah4 (шариат для) – далее следовало название страны. «Шариат для Бельгии», «Шариат для Индии», «Шариат для Соединенного Королевства» [того же автора «Путеводителя по «Исламскому государству» можно было видеть во время его жительства в Лондоне с черным флагом, на котором было написано Shariah for the UK – А.Я.] и т.д. Результатом работы таких центров стало то, что в определенный момент на территории, контролируемой ИГ, поступило очень большое количество иностранных (не арабских) моджахедов из более чем 100 стран мира. Это несколько десятков тысяч человек – не только самих «моджахедов», но что важнее всего – вместе с семьями: с женами, чадами и домочадцами. Это тоже была целенаправленная политика. «Исламское государство» одновременно получало и боевиков, и производительниц нового поколения моджахедов, и будущих моджахедов, которые стали проходить обучение в так называемых «шариатских институтах». Это детские сады, в которые дети были отданы с двух до шести лет. А также школы, медресы имени Усамы бен Ладена, других «героев-джихадистов». И центры боевой и политической подготовки – это дети в возрасте 14-15 лет. Они направлялись на боевые действия, становились «шахидами».

Все это, повторим, результат абсолютно целенаправленной работы, которую – и это важно – организовали и финансировали аравийские центры силы. Они известны. В первую очередь – это Катар. Во вторую – Саудовская Аравия, которая до этого «унавозила» почву в разных странах мира, распространяя тот самый салафизм или ваххабизм. Ваххабизм – это «аль-каидовская» идеология, но «Исламское государство» это следующий этап развития «Аль-Каиды», от которой оно и произошло.

Ядро в «Сираке» со столицей в Ракке

– В самом названии этой группировки одно из ключевых слов – «государство». Можем ли мы говорить о том, что ИГИЛовцам удалось создать на контролируемой территории государство или квазигосударство?

фото: ru.wikipedia.org
Абу Бакр аль-Багдади провозглашен «халифом».

– Можно и нужно говорить, что на территориях, которые находятся под контролем ИГИЛ, создано государственное или квазигосударственное образование. Но особого типа, – говорит Александр Игнатенко. – Я бы назвал его децентрализованным квазигосударством. В том смысле, что оно состоит из некоего ядра, которое расположено на территории Сирака (мы можем с вами ввести в оборот это выражение – по аналогии с тем, как Афганистан и Пакистан называют «Афпак», ведь Сирия и Ирак – это единая территория в историческом и всех иных планах). Есть «столица» де-факто в городе Ракка. Есть стремление захватить либо Дамаск, либо Багдад – это исторические столицы Халифата в эпоху средневековья, во времена славы и величия арабского халифата. Но в дополнение к этому есть и эксклавы, то есть куски ИГ, находящиеся вовне – в разных странах мира. Я насчитал три десятка таких эксклавов по всему миру – в Египте («вилайет Синай»), Ливии, Нигерии (там объявлен «вилайет Западной Африки»), Йемене, Саудовской Аравии. Они имеют разную степень зрелости – где-то просто объявили, как у нас на Северном Кавказе какие-то чудаки заявили, что у них есть «вилайет Кавказ». Но ни «вилайета», ни самих этих чудаков на свете больше нет. Однако есть какие-то зоны, где существуют «органы власти», где организована социальная и экономическая жизнь, которая создана не «Исламским государством», а отнята у существовавших на этой территории Сирии, Ирака... Все то, чем похваляются ИГИЛовцы, какие у них хорошие больницы, как дети играют на детских площадках в Ракке – это то, что создал тот же Саддам Хусейн или Асад. Ничего этого ИГ не делало – это результат грабежа. Они действуют также как их предшественники из средневекового халифата. Это экономика грабежа, экономика захвата, рэкета, работорговли. Вместе с тем они могут существовать не в последнюю очередь потому, что к этому «Исламскому государству» примыкают не только эксклавы, но и племена, которые живут почти так же, как жили их предки в XI веке. Там мало что изменилось – разве что появились автоматы Калашникова и компьютерные планшеты. ИГ может создать некое подобие государства, эксплуатируя те инфраструктуры, которые оно отнимает у государств, существовавших на захваченных территориях.

Золотой пиар

– Была большая шумиха по поводу планов «халифата» ввести свою валюту – т.н. «исламский динар». Что стоит за этим – желание, чтобы все было «как у больших», или нечто иное?

фото: twitter.com
«Халифат» начал чеканить золотой динар.

– За желанием ИГИЛ ввести в оборот золотые, серебряные и медные монеты стоит стремление доказать, что они являются настоящим исламским государством, шариатским государством. А в шариате настоящими деньгами считаются только золотые и серебряные деньги. И введение этой так называемой валюты – своего рода пиар-акция. Очень важно отметить еще одну вещь – до того, как ИГИЛ стало «Исламским государством», тогда, когда оно именовалось «Исламским государством Ирака» и дислоцировалось только в т.н. иракском «суннитском треугольнике», они уже запускали в оборот собственные деньги. Это были купюры в 100 фунтов (лир) – что любопытно, на них был изображен портрет Усамы бен Ладена и горящие башни-близнецы ВТЦ в Нью-Йорке. Но это было не совсем по-исламски, поскольку бумажные деньги шариатом не признаются. Хотя в обороте на территории «Исламского государства» ходят и доллары, и иракские бумажные динары, и сирийские лиры. И по-видимому, частично, золотые и серебряные монеты. Здесь есть очень интересный момент: дело в том, что у ИГИЛ нет на контролируемой территории, насколько мне известно, достаточных мощностей для чеканки в больших масштабах золотых и серебряных монет. И по тому, где и кто чеканил для них монеты, можно понять, кто является их спонсором. Какая-то часть монет чеканилась на территории Турции – и некоторое время тому назад турецкая полиция накрыла «монетный двор». Он не единственный: по моим предположениям, еще один может быть в Катаре. Это те государства, откуда идет финансирование, поддержка и патронирование «Исламского государства». Хочу напомнить слова президента Путина, сказанные на пресс-конференции во время саммита «двадцатки» в Анталье, о том, что ИГИЛ финансируют 40 государств. Включая некоторых членов G20...

Итак, чеканка золотых и серебряных монет – это пиар-акция в рамках других акций, которые призваны подтвердить «исламский характер» «Исламского государства», легитимизировать ИГ как «истинно исламское государство». Речь – о широкомасштабном применении шариатских казней. Это отрубание рук ворам. Распятие разбойников и убийц. Отсекание головы богохульникам и неверным. Сбрасывание с вершины зданий гомосексуалистов. Побивание камнями прелюбодеев. Список можно продолжить. Это делалось для того, чтобы подчеркнуть «исламский» характер ИГ – как те же золотые монеты. Как ни странно, это явления одного порядка. И уж ни в коем случае не проявление садизма или варварства. Хотя с моральной точки зрения именно так можно и нужно все это характеризовать.

Ваххабитский проект на практике

– Можем ли мы рассматривать проект «халифата XXI века» как некую тоталитарную утопию, которую пытаются реализовать сторонники ИГИЛ?

– Конечно, можно употреблять в приложении к «Исламскому государству» разные термины. Вы говорите о тоталитарной утопии – ну, да... Хотя всякая утопия тоталитарна, другие бывают очень редко. Ведь любая утопия сводится к очень жесткому регулированию жизни. Можно говорить как об утопии. Но само это слово возникло достаточно поздно – и возникло в Европе. Такого понятия в классическом, средневековом исламе, к которому апеллирует «Исламское государство», не было. Хотя в средневековой мусульманской философии была категория «добродетельного города», тоже своего рода утопия. Но я бы употреблял в данном случае выражение «идеальное государство». Кстати, это была нерелигиозная или надрелигиозная теория идеального общества. Речь – об идеях знаменитого философа аль-Фараби (жил в IX-X вв.), высказанных в «Трактате о взглядах жителей добродетельного города».

Возвращаясь к «Исламскому государству» – это стремление реализовать на практике салафитский проект. Идеологи ИГИЛ очень критикуют Саудовскую Аравию, считают ее своим врагом, выступают за то, чтобы прогнать династию Саудитов...

– Это при том, что оттуда им или их единомышленникам капают немалые деньги?

Так выглядели «банкноты» т.н. «Исламского государства Ирака».

– Вопрос очень сложный. Оттуда капают – это да. Но от кого? Саудовская Аравия ведь не едина. Тем же боевикам-ваххабитам, которые воевали в России, деньги шли не от саудовского государства, а от благотворительных фондов, грубо говоря, от общественности. Доклад о событиях 11 сентября 2001 года в Америке весь построен таким образом: чуть ли не на каждой страницы упоминается Саудовская Аравия, но все время говорится, что король, государство тут не причем... Так за что критикует ИГИЛ саудовскую монархию? За то, что она, с их точки зрения, проповедует «правильные идеи» салафизма, борьбы против «неверных», против шиитов, но – и этой ставится Эр-Рияду в вину – Саудовская Аравия под властью Саудитов не делает всего этого, а «халифат» все это делает. То есть «Исламское государство» – это реализация салафитского проекта «на почве». И тут мы возвращаемся к тому, что есть «ядро» в “Сираке» со столицей в Ракке. С перспективой, не дай Бог, установить столицу в Дамаске или Багдад. И они реализуют не состоявшийся в Саудовской Аравии ваххабитский проект...





Партнеры