День памяти прав человека

Люди в стране по-прежнему вторичны по сравнению с государством

10 декабря 2015 в 15:50, просмотров: 7131
День памяти прав человека
фото: Алексей Меринов

10 декабря отмечался Всемирный день прав человека. Это повод для меня подвести итог ситуации с правами человека в России.

Можно сделать это совсем коротко. Права человека — в том виде, в каком они зафиксированы в международных документах, принятых Российской Федерацией, — нарушаются по всему спектру и в постоянно нарастающем масштабе.

Можно на этом и остановиться.

А можно немного обсудить истоки сложившейся ситуации.

И в царской России, и в Советском Союзе человек всегда был вторичен по сравнению с государством. К концу советского периода, чтобы наладить экономические отношения с Западом и хоть какой-то диалог с оппонентами в условиях холодной войны, СССР пришлось подписать Хельсинкские соглашения, взяв на себя обязательства в гуманитарной сфере и в области прав человека. Конечно, подписав эти соглашения, Советский Союз не собирался их особенно выполнять. И тема защиты прав человека как приоритетная на государственном уровне не возникала.

Позже в результате мирной демократической революции конца 80-х — начала 90-х годов в стране сменился строй. Теперь он имел все признаки демократического. Поэтому в Конституции РФ, принятой референдумом в 1993 году, тема прав человека стала главенствующей. Ей была посвящена «неизменяемая» вторая глава Основного закона.

Что это значит?

На государственном уровне декларируется приоритет прав человека над интересами государства. Государство должно защищать и охранять в первую очередь права человека, а уж потом свои интересы. Как и во всем демократическом мире.

В 1990-е годы чиновники, силовики и судьи, оставшиеся с советских времен, конечно, воспринимали подобное новшество весьма враждебно. Но все-таки при Ельцине, хоть и со скрипом, но движение в сторону соблюдения прав человека происходило. Была судебная реформа, появились суды присяжных, «задававшие моду» справедливого судебного разбирательства. Силовики реально побаивались правозащитников и парламентского контроля.

Но с приходом к власти Владимира Путина тема прав человека стала стремительно угасать. Ясно, что идея о том, что человек важнее государства, вступила в неразрешимое противоречие с мировоззрением как нового президента, так и людей, которых он привел во власть.

У нас президент руководит всем силовым блоком. Это люди, с которыми он уже давно вместе, которые «ногой» открывают дверь в его кабинет.

А кто сильнее всего нарушает права человека? Этот самый силовой блок — полиция, следователи, ФСБ, прокуратура, ФСИН, ФСКН.

Давайте представим себе картину. К Владимиру Владимировичу Путину сразу после событий 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве приходит председатель Следственного комитета РФ Александр Иванович Бастрыкин и говорит: «Сегодня был предотвращен захват Кремля, были массовые беспорядки, но полиция справилась. Теперь мы возбуждаем уголовные дела, пересажаем всех этих мятежников». После этого, месяца через два, уполномоченный по правам человека в РФ вместе с председателем Совета по правам человека при Президенте прорываются к Путину и докладывают, что никаких массовых беспорядков не было, проведены различные экспертизы, которые доказывают, что, наоборот, была провокация со стороны полиции, которая и привела к столкновениям.

Как вы думаете, чью сторону в этом случае займет бывший подполковник КГБ СССР, учившийся вместе с Бастрыкиным?

В итоге более десяти человек получили реальные сроки. Некоторые уже освободились, другие продолжают отбывать наказание. Более того, «болотное дело» до сих пор используется для арестов.

Также происходит и в других случаях при столкновении прав граждан на свободу собраний, выражение мнения и других «чуждых» прав с «интересами государства». Государства, которое больше всего опасается оранжевой революции и Майдана.

Поэтому сейчас мы имеем десятки и даже сотни политзаключенных, число их постоянно растет. Обычно они получают уголовные сроки за слишком настойчивые попытки реализовать свои конституционные права — прежде всего, право свободно высказывать свое мнение, право собираться мирно, без оружия.

В последнее время государство складывает с себя обязательства по защите прав человека в ускоренном порядке. Бастрыкин периодически заявляет, что надо убрать из Конституции приоритет международного права, а на днях он заявил, что необходимо также вернуть смертную казнь. При этом он осознает, что таким образом Россия окончательно порвет со всеми европейскими структурами. Председатель Конституционного суда вообще сказал, что государство должно «трансформировать правовую систему в направлении военной суровости».

10 декабря государственный правозащитник — уполномоченный по правам человека в России, как обычно, встретился с президентом. Я не знаю, какие вопросы были поставлены. Но если бы я там был, я бы поставил следующие.

Тема дальнобойщиков. Она особенно актуальна, так как многие из них сейчас находятся в Москве или на пути в Москву, требуя отмены новой системы дополнительного налогообложения «Платон». Анализ показывает, что система «Платон» и несправедливая, и некачественная. Ее надо отменить.

Вторая по срочности, но не по важности — проблема протестной массовой акции «Марш перемен», которая запланирована в Москве на 12 декабря. Организаторы не получили официального письменного отказа на поданное в соответствии с законом уведомление. Значит, по закону имеют право проводить акцию. Несколько тысяч человек выйдут 12 декабря на эту акцию. И это будут мирные люди, мирные демонстранты. При этом, согласно заявлениям ответственного чиновника мэрии в СМИ, акция запрещена. То есть со стороны московских властей готовится провокация по силовому разгону акции.

Третье. Ситуация вокруг правозащитного центра «Мемориал». В акте очередной плановой проверки Минюста деятельность ПЦ «Мемориал» названа «антиконституционной», «подрывной» и «направленной на свержение власти». Этот акт направлен в прокуратуру. При таких формулировках у прокуратуры нет других вариантов, кроме как инициировать закрытие организации как экстремистской и, возможно, инициировать возбуждение уголовных дел против руководства ПЦ «Мемориал».

ПЦ «Мемориал» — одна из самых известных правозащитных организаций в России. Борясь с нарушением прав человека, он является жестким оппонентом силовых структур. Уничтожение ПЦ «Мемориал» будет означать, что следующим шагом будет уничтожение всего независимого правозащитного движения в России.

Четвертое. Судьей Басманного суда Натальей Дударь 7 декабря был вынесен первый приговор по новой антиконституционной статье 212.1 УК РФ. Эта статья подразумевает, что если за полгода человек дважды подвергался административной ответственности по статье «нарушение правил проведения митинга…», на третий раз в случае административного нарушения он подвергнется уже уголовному наказанию. Таким образом, Ильдар Дадин был осужден к 3 годам реального лишения свободы за попытку воспользоваться своим конституционным правом на выражение мнения. Еще раз: этот человек никого не убил, не изнасиловал, не ограбил, не ударил, ничего не украл. Он просто выходил с плакатом на улицу. Статья 212.1 УК РФ прямым образом нарушает Конституцию РФ, так как подразумевает двойное наказание за одно деяние: первый раз — административное, второй раз — уголовное. Отдельно надо отметить, что в этих случаях административные дела также обычно сфабрикованы по политическим мотивам. Самое главное, что статья 212.1 УК РФ фактически предполагает уголовное наказание за выражение собственного мнения.

Безусловно, статья 212.1 УК РФ должна быть отменена, а уголовное преследование по ней прекращено с реабилитацией.

Это я перечислил относительно новые события, которые происходят сейчас, на наших глазах.

В конце статьи я хочу остановиться на глобальной проблеме, которая касается права человека на жизнь.

Это проблема соблюдения прав человека в системе исполнения наказаний — в тюрьмах и колониях. В этих учреждениях зачастую творится настоящий ад. Люди если и выходят оттуда, то полностью сломленными физически и, что самое страшное, морально. Ни о какой интеграции в общество после этого не может быть и речи.

Насилие в колониях исходит от администрации. Но основной инструмент пыток в колониях — это «актив» — осужденные, сотрудничающие с администрацией и выполняющие ее указания. Если ликвидировать «актив», проблема во многом будет решена. Но ликвидировать его надо жестко и последовательно. В нашей стране это возможно только при проявлении политической воли со стороны президента.

Тему прав человека в России можно продолжать до бесконечности. Еще раз вынужден повторить: ситуация только ухудшается. И она будет ухудшаться до тех пор, пока достаточное количество граждан не осознает, что только массовая защита своих прав приведет к коренному изменению ситуации. Не зря сказано: «права не даются, а берутся».

А пока можно закончить только так.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. То есть, простите, день прав человека.



Партнеры