Задачи для несогласных

Надо сохранить за собой возможность проведения массовых протестных акций, требующих смены политического и экономического курса

19 января 2016 в 15:46, просмотров: 47743
Задачи для несогласных
фото: Алексей Меринов

В СМИ уже подведены итоги 2015 года. Более того, сделаны многочисленные предсказания на ближайшие 2–3 года, которые выглядят крайне неутешительно. Большинство независимых экономистов, которым можно доверять, предсказывают для России затяжной экономический кризис, основными причинами которого являются: снижающиеся цены на нефть, международные санкции и ответные российские меры на них и, самое главное, неспособность властей страны справиться с этими вызовами.

Приговор вынесен. В 2016 году будет хуже, чем в 2015-м, а в 2017-м — еще хуже. Прогноз экспертов таков — на фоне двузначной инфляции будут заморожены зарплаты бюджетникам и пенсии, возрастет разрыв между бедными и богатыми, количество бедных увеличится кратно. Это же говорят и правительственные чиновники, даже некоторые министры и проправительственные эксперты. Однако общий тон правительства: «все хорошо, прекрасная маркиза». Именно это отражено в последних выступлениях Медведева и Путина.

Очевидно, что если все будет происходить по описанному сценарию, вероятность того, что в России начнутся массовые протестные акции, достаточно велика. Это уже видно на примере протеста дальнобойщиков и недавнего протеста пенсионеров в Краснодарском крае.

Люди имеют безусловное конституционное право на протест: «собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование» (ст. 31 Конституции РФ) — и будут им пользоваться.

К этому уже готовятся и общество, и силовики. Но совсем по-разному.

Одним из последних примеров является высказывание Кадырова: «Представители так называемой внесистемной оппозиции пытаются нажиться на сложной экономической ситуации. К таким людям надо относиться как к врагам народа, как к предателям. У них нет ничего святого» и т.д. Фактически он призывает их всех уничтожить, в лучшем случае пересажать. Аналогичные по угрозам и по стилистике высказывания позже прозвучали от подчиненных Рамзана Кадырова: председателя парламента ЧР Даудова и депутата РФ Делимханова.

Из этих высказываний следует, что эти люди торопятся предложить Путину использовать руководство Чеченской Республики, а также армаду силовиков, подчиняющихся лично Рамзану Кадырову, и давно не подчиняющихся федеральным службам, для расправы со всеми несогласными. Со всеми, кто выступает резко против действий власти. То есть они готовы выходить на улицы Москвы и других городов России и разгонять и протестующий «креативный класс», и протестующих пенсионеров, перекрывающих дороги.

Фактически наблюдается конкуренция между чеченскими силовиками и федеральными силовыми структурами, которые тоже стремятся предложить себя Путину для подавления несогласных. Но в отличие от чеченских силовиков федеральные стараются придать своим действиям видимость законности. С этой целью летом в Госдуму были внесены сразу три законопроекта, касающиеся расширения прав на применение насилия против граждан со стороны ФСИН, ФСБ и МВД.

Закон, касающийся применения силы сотрудниками ФСИН, получивший народное название «закон садистов», удалось пока приостановить. Он принят лишь в первом чтении, и есть надежда, что наиболее одиозные положения оттуда будут удалены, а поправки правозащитников учтены. В первоначальном виде данный закон позволяет избивать заключенных по поводу и без повода — за «нарушение режима», то есть, например, за то, что не поздоровался по форме или сидел на кровати днем.

Закон, касающийся использования силы и оружия сотрудниками ФСБ, также содержащий весьма широкий перечень ситуаций, допускающих это, был принят очень стремительно. Так что теперь сотрудники ФСБ могут применять против вас спецсредства, например, для «пресечения административного правонарушения». То есть сотрудник ФСБ может безнаказанно избить вас дубинкой и надеть наручники, если вы, например, превышаете допустимую скорость движения на автомобиле. Впереди борьба за изменение этого закона.

В ближайшее время будет рассматриваться закон, расширяющий полномочия полиции по применению силы и оружия против граждан. Одной из одиозных поправок является то, что раньше оружие нельзя было применять в отношении женщин, теперь же нельзя будет применять оружие только против женщин «с видимыми признаками беременности». В основном в данном законопроекте обсуждается возможность силового воздействия (вплоть до применения оружия) со стороны полиции на массовые скопления граждан. При этом фактически не делается никаких различий между мирными скоплениями граждан и вооруженными. Правозащитники требуют общественного обсуждения и экспертизы этого закона уполномоченным по правам человека в РФ и Советом по правам человека при Президенте.

Таким образом, кого бы из соревнующихся Путин ни выбрал — «победят» ли в этом соревновании чеченские силовики или федеральные, итогом будет террор против мирного населения. Не дай бог, если власть пойдет по этому пути.

Есть ли выход из всей этой ситуации? Обычно говорят, что нет, поскольку Путин и его окружение взяли курс на пожизненное правление — и единственный путь сохранения власти они видят в закручивании гаек. Политических оппонентов не допускают к управлению страной, сажают, принимают множество устрашающих, запретительных законов, развязывающих руки силовикам в действиях против любых выступлений народа. Никто не знает, удастся ли совсем запугать народ или он в конце концов восстанет. Власть надеется, что, закрутив гайки, она пересидит опасный период. Но страна в это время постепенно превратится в подобие Северной Кореи — ядерного изгоя. Другой вариант — власть будет скинута в результате массовых акций, но вероятность того, что они будут носить мирный характер, очень мала. Оба варианта выглядят катастрофически. Риск развития губительных событий очень высок. Как обойти этот риск?

Эксперты говорят, что надо менять экономическую политику. Пересмотреть бюджет, в разы уменьшив долю военных расходов и перенаправив деньги на социальные статьи расходов и инвестиции, поддерживающие предпринимательство (освобождение от налогов, беспроцентные кредиты и т.п.). Казалось бы, об этом говорит и правительство, но оно говорит об этом уже 15 лет, а толку нет. Значит, его надо отправлять в отставку и передать его полномочия другим людям — не коррумпированным и имеющим политическую волю для выполнения этих мер. Мне скажут, что такое решение может исходить только от президента.

Действительно, мы живем в авторитарном государстве, в котором все решения исходят от президента. Все разговоры, что президент хорош, а бояре плохие, годятся только для ТВ-пропаганды. Но этот президент в 2012 году был выбран народом (несмотря на серьезные фальсификации, даже у оппозиционеров нет сомнений, что он выбран большинством населения страны). Поэтому требование его отставки, которое кажется вполне справедливым, невыполнимо при его высокой поддержке (пусть и не соответствующей декларируемым социологическими опросами 85%) и преждевременно.

А вот требование коренного изменения политики правительства обоснованно и разумно. Но поскольку действующее правительство сделать это не в состоянии, реальной повесткой дня является его смена. И, конечно, смена не на тех, кто предлагает напечатать побольше денег, а на тех, кто будет настаивать на снижении военных расходов и сможет гарантировать, что средства, выделенные на поддержку предпринимательства, развития промышленности, социальные статьи, дойдут до конечного получателя.

Одновременно, учитывая, что в 2016 году будут парламентские выборы, очень важно добиться альтернативы нынешнему парламенту, который дискредитировал себя не менее, чем правительство. Поэтому надежда только на оппозицию. Если говорить о либеральном спектре, то это «Демократическая коалиция» и «Яблоко». От руководства этих организаций гражданскому обществу следует потребовать координации своих действия таким образом, чтобы их кандидаты по мажоритарным округам не пересекались.

Вот две первые задачи, которые стоят перед обществом.

Для того чтобы их выполнить, надо сохранить за собой возможность проведения массовых протестных акций, требующих смены политического и экономического курса. Активно участвовать в наблюдении за выборами, не допускать фальсификаций, поддерживать оппозиционные партии при голосовании.

Не наивны ли эти рассуждения при 85%-ной поддержке нынешнего президента? Но дело в том, что с 15% несогласных это не снимает ответственности. К тому же 15% — немалое количество, особенно если учесть, что эти 85% отнюдь не монолит, а, наоборот, инертная масса.



Партнеры