В Европе объяснили, за что любят Путина

Кто и почему на Западе поддерживает политику России?

4 февраля 2016 в 16:43, просмотров: 8573

В 2014 году опрос американского агентства Pew Research Center зафиксировал рост негативного отношения к России в США и ЕС с 43–54% до 72–74%. На этом фоне интересна позиция европейцев, которые не просто питают симпатии к РФ, но готовы публично заявить о своей поддержке российской внешней политики и даже выйти на улицу в футболке с портретом Путина.

В Европе объяснили, за что любят Путина
фото: Геннадий Черкасов
В Москве развивается «политический туризм».

Начну с распространенной точки зрения. Свое неприязненное отношение к современному российскому государству мне объяснил знакомый из Франции, Жером, кстати, успевший пройти обучение в МГИМО. Его ответ, что называется, квинтэссенция официальных европейских претензий:

«Позиция Евросоюза очень проста: произвол России в отношении суверенитета и границ другого государства; малайзийский «Боинг», сбитый сепаратистами, поддерживаемыми РФ; отсутствие публичной полемики и свободы слова; все СМИ находятся под жестким контролем Путина и государства, а население является заложником сильнейшей внутренней пропаганды и демонстрирует тотальную зависимость от того, что показывается на ТВ и пишется в газетах… У вас было больше свободы при Ельцине, чем при Путине — царе и диктаторе».

В завершение Жером заявил, что чисто по-человечески любит Россию. Но если я не вижу всего, о чем он говорит, мне надо срочно избавиться от наивности и почитать хотя бы англоязычную «Москоу таймс», которая полезнее всех российских СМИ, вместе взятых. На мое предположение, что и западные СМИ не свободны от информационной войны, Жером только усмехнулся и закрыл дискуссию в одностороннем порядке.

Зато на заставке интернет-страницы знакомого португальца я обнаружила огромную фотографию Путина, сжимающего кулак… Надпись гласила: «Они — просто тучи, но ты — СОЛНЦЕ!» Вспомнилась беседа с сотрудником крупной энергетической компании Испании — он мечтает жить в России, начал самостоятельно осваивать русский, а его аккаунт украшен православной иконописью. Выяснилось, что и у моих знакомых, учившихся за границей, тоже есть друзья в Англии, Америке, Китае, Корее, которые ценят Россию не меньше, чем мы «цивилизованный Запад». А некоторые без шуток называют себя «фанатами Путина». Почему? Мы провели небольшой опрос, задав поклонникам российского президента три вопроса. Эти мнения совсем не маргиналов, а успешных представителей западного общества иногда кажутся идеализированными, как, скорее всего, и наши любезные представления о Европе — самим европейцам. Зато — вот он взгляд на нашу страну «с другого берега».

1. Является ли российская тематика значимой для ваших СМИ и чего в ней больше, позитива или негатива?

2. Что вы думаете о политике России, что для вас в ней главное?

3. Как относятся к вашей позиции друзья и коллеги?

«Я объясняю португальцам, что НАТО использует Украину, чтобы ослабить Россию»

Александре Геррейро, независимый советник при парламенте Португалии, докторант Лиссабонского университета по международному праву, 34 года:

Независимый советник парламента Португалии разбивает стереотипы. Фамилия Геррейро («воин») располагает.

1. То, что я скажу, не является официальной позицией португальского парламента или любых других органов власти. Новости о России обычно выходят на первый план, если касаются негатива: преступления, коррупция, военные происшествия, ядерная проблема. Большинство статей — переводы или размышления по следам американских, английских и французских материалов. И хотя тон португальских СМИ зачастую мягче и назвать их откровенно враждебными нельзя, настоящего желания показать что-то положительное о России нет. Если иногда статья или телесюжет носят позитивный характер, СМИ подкрепляют их чем-то таким, что отдавало бы дань силе позиции США, НАТО, Европы.

Людям не дали разобраться в позиции РФ по Украине. Хлынул поток антироссийской риторики с отсылкой к заявлениям руководителей США, НАТО, ЕС, в том числе португальских политиков, которые отправились в Киев оказать моральную поддержку стремившимся сместить Виктора Януковича. Должно было сложиться твердое убеждение: Россия хочет вторгнуться на Украину и захватить ее. Но того, что Янукович был избран президентом демократическим путем и его свергли при поддержке НАТО за предпочтение союза с Россией и отказ праздновать коммерческое соглашение с ЕС, — наши люди не слышали!

С началом военной операции РФ в Сирии новостной фон улучшился. Очень хорошо освещалась ситуация с атакой турецких военных на Су-24 — показали реакцию и заявления России. Одна из главных проблем — комментарии, которые сопровождают новости. Картина могла бы быть объективнее, если бы во всем не проглядывала такая большая солидарность с Соединенными Штатами.

2. Для меня главный показатель российской политики — новая глобальная реальность. В XXI веке на мировой арене снова появилась такая серьезная сила, как Россия, которая до этого почти 10 лет пребывала в состоянии сна… В политике, как и в экономике, лучше здоровая конкуренция, чем наличие монополиста, диктующего условия. Возможно, россияне не чувствуют этого так сильно, как мы в Европе, но мы попадали в ловушку, признавая, что существует единственный способ строить отношения с миром в любых его проявлениях — знаменитый американский путь. Мы были всего лишь последователями американской доктрины, но последствия расхлебывали по полной уже не один год. Мы стали превращаться в оруэлловское общество, где истина провозглашалась таким способом, чтобы никто не посмел ей противиться.

Пробуждение России заставило монополиста засуетиться. Америка обнаружила, что надо приложить усилия, сесть за стол переговоров, чтобы удерживать вокруг себя потенциальных приверженцев. В свою очередь Россия стала предлагать странам собственные условия. Появилась альтернатива.

Санкции и прочие нападки на Россию означают одно: руководство России на правильном пути, и конкуренту это совсем не нравится. Да, российская экономика и население переживают тяжелые времена, но это то, что в Португалии называется «боли роста». Нельзя сдаваться. Россия всегда поступала так и выигрывала войны.

Россия формирует и усиливает партнерство со странами, находящимися вне орбиты США, а также с теми, кто разочаровался в своих прежних союзниках. Важны и ответные санкции России Западу: в тот день, когда я говорю эти слова, в моей стране проходят демонстрации фермеров-свиноводов, ощутивших на себе последствия несправедливой и абсурдной европейской политики «наказать Россию». Россия защищает себя от иностранных угроз, а НАТО — это угроза. Никогда нельзя забывать: тот, кто атакует, всегда должен ждать ответный удар. Блок НАТО, созданный для защиты, превратился в абсолютно агрессивный и пытается поразить Россию. Именно поэтому натовцы сделали все, чтобы обеспечить независимость Косова, свергнуть Каддафи, Башара Асада и Януковича. Медленно, но НАТО окружает Россию с единственной целью: избавиться от конкурента! Понимая, что не может ударить открыто, пытается расправиться с союзниками России, чтобы изолировать ее. Такая страна, как РФ, не может просто наблюдать, чтобы окружающие ее страны использовались как марионетки, сеющие напряженность там, где раньше был мир. Выбранная Россией стратегия — единственно возможная. Россия последовательно дает понять, что у нее нет амбиций контролировать или угнетать мир. Ее конкуренты становятся слабее не только экономически, но и теряют политическую поддержку, и это вынуждает их меняться.

3. Я придерживаюсь таких взглядов не потому, что мне нравится быть в меньшинстве или поддерживать «неудачников». Вся моя карьера построена на исследованиях. К сожалению, я исключение. Очень сложно донести до людей, полностью вскормленных американской культурой и СМИ, что современная Россия не то же самое, что Советский Союз (многие все еще думают, что РФ — коммунистическая диктатура), хотя это давно дружелюбное и высокоразвитое общество. Я часто слышу: «Владимир Путин — плохой» или «Россия — это диктатура». Говорящим это я задаю самый сложный вопрос, который могу: «Почему вы так говорите?» И самый частый ответ: «Не знаю... Просто так чувствую». Тогда я привожу факты и аргументы. Например, объясняю, что Крым очень долго был исторической частью России, что существуют большие культурные и социальные различия между Крымом и Украиной, а заодно напоминаю о существовании права на самоопределение, благодаря которому Восточный Тимор, бывшая португальская колония, стала независимым государством… Самое впечатляющее для меня — слышать, как все больше людей замечают: «Я думаю уже почти как вы... Россия права, и Владимир Путин поступает правильно, а наши политики понятия не имеют, что творят».

«Не Россия создала проблемы на Ближнем Востоке»

Даниэле Кардетта, Турин, блогер, автор романов, занимается вопросами геополитики и современной истории, 32 года:

1. Думаю, многие американцы и европейцы проклинают Россию, веря тому, что говорят их СМИ. Когда случился украинский кризис, основные средства массовой информации Италии выступали против России, изображая Москву в роли захватчика, а жителей Украины в роли жертв. Так что я очень ценю развитие сетевых ресурсов, которые отражали и российскую позицию тоже. Конечно, задают тон проамериканские ньюсмейкеры, часто используются «двойные стандарты» в заявлениях о попрании международного права. Однако в вопросах экономических санкций ЕС и РФ ряд изданий уже не так покладист.

2. Очевидно, что не Россия создала проблемы на Ближнем Востоке. Многие в США и в Европе используют «русофобию» как политический инструмент для достижения своих целей. Я боюсь однополярного миропорядка. Вхождение России в число главных геополитических игроков дает больше гарантий обеспечения глобального мира. Поэтому Европе следует сотрудничать с Россией ради своей собственной стратегической безопасности. РФ может играть серьезную роль в борьбе с терроризмом.

3. Многие друзья разделяют мои взгляды. Например, встретить людей, которые поддерживают политику России на Ближнем Востоке, можно гораздо чаще, чем вы, вероятно, предполагаете. Ну и, конечно, играют роль образование и образ жизни людей.

После Фолклендской войны Англии стоило помолчать про Крым

Маркос Марчесони, магистрант по китаистике и политическим наукам в Лондоне, работает в сфере делового туризма, 34 года:

фото: Геннадий Черкасов
Встреча политолога с Путиным — пока лишь чудо фотошопа.

1. Я родился в Аргентине, но последние 9 лет живу в Лондоне. Регулярно слежу за новостями из двух стран. СМИ в Аргентине находятся под мощнейшим влиянием США и традиционно говорят о том, что Путин узурпировал власть, нарушает права человека, оккупировал Крым и поддерживает диктатуру Асада. Аргентинцы разделились на два лагеря: тех, кому нравится Путин как «противовес США», и тех, кто Путина не любит по той же причине. Но в целом люди не особо сведущи в истории РФ, большинству Россия кажется далеким Советским Союзом. СМИ США пользуются этим невежеством, помогают воспитывать ощущение «инаковости» русских, чтобы создавать из РФ образ монстра.

В последние годы, при правлении Киршнер, стало больше актуальной информации о России. Даже моя племянница смотрит ваш мультик «Маша и Медведь». Но здорово уже то, что появился интерес к России. Аргентинцам не нужна виза в РФ, случился настоящий туристический бум, запустили испаноязычное вещание Russia Today, был всплеск новостей о России, хотя не знаю, как долго он продлится с учетом прихода в конце 2015 г. нового президента, довольно лояльного к политике США.

Украинский вопрос важен для нас — у Аргентины существует спор с Британией по Фолклендским островам (Мальвинские о-ва, в 1982 г. была так называемая Фолклендская война между Аргентиной и Англией за право контролировать о-ва, сейчас находятся под контролем Великобритании. — Авт.). Тогда Англия заявила о легитимности «права народа на самоопределение», зато теперь обвиняет Россию в захвате Крыма, хотя крымчане проголосовали за присоединение. Типичные двойные стандарты.

2. Внешняя политика Путина очень внятная и задает альтернативу гегемонии США, чем вызывает нападки многих зарубежных СМИ. Россия заявляет, что готова подстраивать внешнюю политику под интересы своих граждан, и это гораздо честнее, чем, подобно Западу, твердить о демократии и свободе и поддерживать диктаторские режимы.

Не думаю, чтобы кто-либо заботился о благе России больше, чем сами россияне, и если они голосовали за Путина — их выбор надо уважать. Кроме того, Путин и Россия не делают ничего такого, чего бы не делал сам Запад — сейчас или раньше. Я абсолютно согласен с Путиным, когда он говорит о двойных стандартах.

Что касается внутренней политики РФ, мне не нравится, когда Путина представляют спасителем России: у вас есть умные, образованные люди, среди которых наверняка найдется немало способных управлять страной. Но, возможно, это такая русская идея о Мессии... Ваши депутаты, точно резиновая печать, штампуют то, что им спускается сверху. Допустим, сейчас это работает нормально, но что если следующий президент окажется не настолько хорош?! Также Путину надо взять пример с Китая и заняться развитием регионов, чтобы наращивать внутреннее потребление, а не продолжать сосредотачивать все богатство на одних и тех же территориях: сейчас экономически это играет против России, хотя столько лет во власти при наличии лояльного парламента было достаточно для решения вопроса... Я совершенно не согласен с несправедливым отношением к геям: я твердо верю, если у граждан равные обязанности, то и права должны быть равными. Тем не менее считаю, что Путин находится под излишне пристальным критическим вниманием Запада. У меня всегда вызывает скепсис посыл BBC и CNN, будто они лучше знают, что хорошо для России.

3. Мои друзья и семья находятся под очень большим влиянием СМИ. Их крайне удивляют мои рассказы о захватывающем опыте пребывания в России. Если я «защищаю» какие-то действия Путина, они усматривают в этом желание поспорить. Меня поражает, когда они называют новости RT необъективными, но не видят того же самого на BBC или CNN. Как я уже сказал, Россия все еще кажется им коммунистической страной, даже когда Путин делает совершенно обратные вещи. Меня очень расстраивает, что, имея возможность общаться со мной, человеком, глубоко изучающим политические вопросы в одном из лучших университетов мира, они предпочитают верить американским СМИ, а не моему анализу. Масс-медиа играют колоссальную роль.

«Союз России и Средиземноморья — альтернатива англомиру»

Карлос Мартинес, Мадрид, специалист в области права и политических наук, работает в сфере развития возобновляемой энергетики, 26 лет:

1. В последние годы упоминания о России все чаще встречаются в наших СМИ в силу возросшей важности новостей РФ для Испании. При этом после украинских событий — и даже загодя — наиболее влиятельные ресурсы развернули информационное наступление с критикой России: ее политического развития, международного поведения, «опасных и агрессивных установок»... Постоянно появляются шаблонные сообщения без серьезного анализа, рассчитанные на слабо образованную публику. Кроме того, крайне правые силы в правительстве Испании являются антироссийскими: будучи прямыми наследниками режима Франко, они всегда видели в России скорее врага. Поэтому официальная пропаганда тоже не слишком дружелюбна (чего не скажешь о дипломатии — напротив, исторически настроенной нейтрально или даже пророссийски). Баланс позволяют выстроить сетевые СМИ. Левые, артистические круги, образованное население склонны к позитивному взгляду на Россию (даже при Путине) и очень заинтересованы в наличии подобных альтернативных источников информации.

2. Себя я отношу к «русофильской» группе испанцев: у меня с детства была тяга к России. Я пытаюсь освоить язык, изучал историю, искусство, путешествовал по стране... Россия движется в очень позитивном русле. Конечно, это не идеальный мир, но эволюция и трансформация страны за последние годы впечатляют. Россия пытается быть частью глобального мира, сумев при этом сохранить суть и ценности своей культуры после распада СССР, страшных 90-х. Я могу понять и даже поаплодировать некоторым формам нового российского патриотизма, внешней политике РФ, которые так критикуются и используются международными СМИ, чтобы сеять страх. Я же вижу, что откровенную агрессию проявляет сам Запад и часто действия России носят оборонительный характер.

Средиземноморские общества — Испания, Италия, Греция — чувствуют, что могут быть ближе к России. Я всегда считал, что славяно-греко-латинское сотрудничество — это не какое-то «отклонение», а, напротив, очень логично. Мы (средиземноморские страны) осознаем, что не хотим социально-экономического партнерства, а на самом деле экономической зависимости от немецкого, центральноевропейского мира. Еще меньше нас привлекает военно-социально-политическое партнерство с англомиром, утрата наших ценностей, путь к второстепенности. Становится все очевиднее, что любая враждебность по отношению к России противоречит нашим интересам. Идея «другой Европы» (во всяком случае, части Европы), включая Россию, могла бы стать эффективной «контрмоделью» существующей сейчас системы.

3. В Испании я чувствую себя как посланник России, который должен каждому из друзей (в принципе и так лояльных к России) донести еще потрясающую энергетику этой страны. У вас удивительные люди: открытые, любознательные, деятельные — и жить в России по-настоящему интересно! Впрочем, это иногда приходится объяснять и моим русским друзьям.



Партнеры