Хроника событий В Севастополе ОМОН освободил 17 наркозависимых, прикованных к батарее Украинский суд разрешил заочно судить командующего Черноморским флотом Витко Украина выразила готовность забрать своих заключенных из Крыма Путин не намерен обсуждать возвращение Крыма Украине: вопрос закрыт Савченко не прочь стать президентом

Сергей Меняйло: «Мне слова Чалого напоминают «Бриллиантовую руку»

Глава Севастополя прокомментировал ситуацию в своем регионе

11 февраля 2016 в 15:49, просмотров: 7798

В конце декабря Севастополь вышел в лидеры информпространства — после заявления главы Заксобрания города Алексея Чалого о своей отставке. По его словам, за полтора года для развития Севастополя не было сделано почти ничего. Своему примеру он призвал последовать и главу города Сергея Меняйло. Однако тот отказался и даже не стал выступать перед депутатами с ежегодным отчетом о проделанной работе. В интервью «МК» Меняйло рассказал о своем видении проблемы и темпах развития города.

Сергей Меняйло: «Мне слова Чалого напоминают «Бриллиантовую руку»
Фото: sevzakon.ru.

— К Севастополю всегда будет повышенное внимание, и не только потому, что он находится в Крыму. Это город федерального значения, можно сказать, третья столица. И, несмотря на это, мы наблюдаем в ней конфликт глав исполнительной и законодательной ветвей власти. С чего все началось, почему Алексей Чалый вас так невзлюбил?

- А когда вы в последний раз слышали, чтобы я с кем-то спорил? Конфликт подразумевает под собой участие двух сторон. К тому же пока я не могу понять предмета спора. Поэтому я ни с кем не конфликтую и прикладываю все силы, чтобы выполнять свою работу. А все эти споры только отрывают от дел.

Ну, есть у Чалого свое мнение, которое разделяет группа депутатов, но не весь парламент. После того как они сделали свои заявления, я заслушал своих подчиненных, глав департаментов. Они мне сказали, что все нормально, город развивается.

Более того, 28 декабря я встречался с Чалым, ничто не предвещало никаких заявлений… А на следующий день у него произошел какой-то эмоциональный всплеск, и он сообщил, что подает в отставку. В соответствии с Конституцией России законодательная и исполнительная ветви власти самостоятельно действуют в рамках своих полномочий. Могу ли я в такой ситуации дать оценку деятельности Законодательного собрания? Как бы восприняли, если бы я сейчас с трибуны заявил, что Законодательное собрание Севастополя работает неудовлетворительно?

— Я думаю, если бы вы это сделали в пику Чалому, это был бы конец всего.

— Ну вот. Что касается отчета о проделанной за год работе, посмотрите, как это делается в других субъектах Федерации. Я готов представить отчет и лично выступить, но есть определенный регламент, который должен соблюдаться. К тому же сам отчет несет информационный характер. А вот отчитываюсь я перед правительством Российской Федерации.

— Многие предполагали, что Чалый собирался использовать ваше выступление в Заксобрании, чтобы громко хлопнуть дверью…

— Мы слишком много внимания уделяем этому. Я ни с кем не воюю и воевать не собираюсь. Но если придется, если Верховный Главнокомандующий прикажет, я пойду воевать. А пока надо работать во благо Севастополя и его жителей.

— А в Кремле как оценивали всю эту ситуацию?

— По большому счету, это внутренние дела Севастополя. И то, что кое-кто пытается их вытащить из региональной повестки на федеральную, — это неправильно. Мы должны сами разобраться между собой. Ничего критичного я в этом не вижу. На мой взгляд, каждый имеет право на свое мнение и может его высказывать. Но оно должно быть обосновано. К тому же мы должны слышать не только самих себя, любимых и красивых, но и других. А позиция «у меня есть мое мнение, а другие — неправильные» никуда не годится. Позиция «потому что я так думаю» или «потому что я так хочу» — тоже неправильная.

— За прошлый год в Севастополе было несколько громких историй, в том числе с Херсонесом Таврическим и «Ночными волками»…

— Неужели вы считаете меня самодуром? Неужели вы думаете, что решения, которые, может быть, не совсем популярные, принимались не взвешенно и без консультаций и согласований?

— Все это вы, конечно, сделали...

— Вот это ответ на ваш вопрос.

- А сейчас какие у вас отношения с руководством Херсонеса Таврического, во главе которого летом прошлого года вы пытались поставить священнослужителя, но встретили сопротивление со стороны сотрудников музея?

— Во-первых, там руководство временное — Минкультуры России подыскивает подходящую кандидатуру. Хотя музей является объектом федерального значения, он находится на территории Севастополя. Взаимоотношения у нас нормальные, рабочие.

— Но речи о том, что его возглавит священник, уже не идет?

— Я не могу отвечать за министра культуры — это он будет решать, кто возглавит музей. Но у нас в этой ситуации есть согласовательный голос.

— Получается, что вы изначально все просчитывали и совещались по этому поводу, а потом пришло Минкультуры и все переиграло?

— Давайте не будем бежать впереди паровоза. Когда будет соответствующее решение, тогда и поговорим. В Херсонесе Таврическом всегда существовал конфликт между церковью и музеем. И тут вопрос: как вы видите Херсонес Таврический? На его территории сейчас находится храм, а во время раскопок найдены другие места для поклонений.

— Мне кажется, надо сохранить религиозные объекты, но наукой тоже надо заниматься.

— Одно другому не мешает. Но до определенного момента это место было памятником. При этом есть Мекка, Афон, Сергиев Посад… Почему-то в одном случае нас не раздражает, что это поклонные места, которые не мешают науке, а тут возникают противоречия. Крещение Руси началось с Херсонеса. Даже если по факту это не так, потому что говорят по-разному, для меня, из того, что я там видел и знаю, это так. И мое мнение многие разделяют. Президент России сказал, что Херсонес — это сакральное место для России. Почему мы не хотим этого понять?

— То есть вопрос о том, кто возглавит музей, в какой форме это все будет и так далее, остается открытым?

— Да.

- Что касается «Ночных волков». Я так понял, что у прокуратуры есть вопросы к договору аренды участка горы Гасфорта?

— По самому вопросу выделения им земли никаких вопросов нет. Она выделена в соответствии с действующим законодательством. По содержанию определенных документов есть технические правки, которые будут произведены. Пока я не видел официального протеста прокуратуры по поводу самого договора.

— То есть в конце концов «Ночные волки» получат свой участок — и что там будет?

— Там будет Центр патриотического воспитания молодежи. В том числе это не препятствует проведению так называемых байк-шоу, которые проходят там с 2008 года. Благодаря этому место уже становится привлекательным: люди фотографируются возле танков, самолетов… Презентация программы «Ночных волков» уже прошла, сейчас идет элемент поэтапного проектирования. Но там точно не будет торгово-развлекательных центров, гостиниц и всего такого.

— Энергетическая блокада — можно сказать, что вы ее преодолели?

— Пока мы из нее не вышли: дефицит энергии сохраняется на уровне 10–15 МВт. Это не так много, как было в ноябре–декабре, но веерные отключения до сих пор есть, если в энергосети происходят какие-то сбои. Полностью мы решим проблему, когда будет введена очередная ветка энергомоста через Керченский пролив. Но все предприятия работают на полную мощность. Пока ущерб перевалил за 300 млн рублей — это без учета утерянной выгоды, — и сумма растет. Когда режим ЧС закончится, мы предоставим окончательную цифру, а в Москве уже решат, предъявлять что-то Украине или нет.

— Продолжая тему финансов: когда вы начали получать деньги, выделенные на реализацию федеральных целевых программ в 2015 году?

— С октября; задержка была вызвана объективными и субъективными причинами, в том числе это касается упразднения Минкрыма.

— Минэкономразвития утверждает, что задержка произошла по вине региональных чиновников, которые неправильно составляли документы, пересматривали проекты и так далее. Насколько это верно в отношении Севастополя?

- Вы везде пытаетесь найти виновного. Но в невыполнении какой-либо задачи всегда существует две вещи: объективные и субъективные причины.

Объективные причины — это бюрократические барьеры. Например, в 2014 году правительство России разрешило нам и Крыму формировать бюджет без программы. А для того чтобы запустить ФЦП (Федеральную целевую программу - «МК»), мы должны были представить в Минкрыма согласованные и утвержденные региональные программы. Вот объективная причина задержки. Или в 2014 году нас надо было заставить сформировать бюджет с программой, или не заставлять нас предоставлять ее в 2015 году. А субъективная причина — это Минкрыма, которое, вместо того чтобы быть реализатором ФЦП, стало посредником между нами и Минэкономразвития. Зачем он нам нужен, если мы можем выйти на экономическое ведомство самостоятельно? На лишнюю подпись тратится время…

— Давайте вернемся к тому, с чего начали. Чалый говорит, что за полтора года власти Севастополя практически ничего не добились. Кругом — разруха. Чувствуете ли вы кадровый голод?

- С кадрами все нормально. Идет подбор, обучение… Из Москвы присылают людей.

Мне слова Чалого напоминают «Бриллиантовую руку»: «Шеф, все пропало! Гипс снимают, клиент уезжает!..» Не надо кидаться в крайности. Конечно, не все справляются, есть промахи… Но это нормальная работа.

Что значит «ничего не сделано»? Это как посмотреть. Вернемся в 14 апреля 2014 года. Вы — инвестор с большой суммой денег. Приходите ко мне и говорите, что хотите построить в Севастополе, например, завод. Я даю вам свое согласие, и вы просите у меня землю, но этого я уже сделать не могу, потому что нет нормативно-правовой базы. Я могу сказать: «Вот тебе участок земли, иди строй». Но разве вы согласитесь, если у вас не будет гарантий? К тому же в 2014 году все было развалено, долги по зарплатам, паспорта менять надо… Ну какой инвестор согласится зайти в такой регион?

— Сейчас ситуация изменилась?

— Конечно. Перед Новым годом у нас появился сотый резидент свободной экономической зоны. Практически нет долгов по зарплате, хотя раньше они могли тянуться по полгода. Севморзавод показал годовой оборот в 900 млн рублей, а было — ноль. Как это «ничего не сделано»? Мы за 3 месяца поставили 113 новых лифтов, открыли 3705 новых мест в детских садах. Сделали более 600 новых кабинетов в школах, интерактивные доски повесили, отремонтировали кабинеты химии и физики… Ветеранам Великой Отечественной войны вручаем ключи от квартир, начали переселение из аварийного жилья. Более 70 км газопровода построили. И соответствующие министерства в Москве оценивают нашу работу положительно. Сравните наши достижения с тем, что делается в других субъектах Федерации.

— А что не получается?

- Например, не так быстро и легко, как хотелось бы, у нас пошли дороги. Очень сложно в 2015 году было готовить открытие пляжного сезона. Проблема в том, что за бюджетный счет очень сложно содержать пляжи. На побережье Краснодарского края все пляжи сданы в аренду, но это же не означает, что они закрыты. Инвестор за свой счет приводит их в порядок и содержит, но они остаются доступными для всех.

Мусор! Не было ни одной машины-пылесоса, какие ходят по Москве. Первые 10 автомобилей мы запустили только что. Наши школьные автобусы до сих пор не отвечают требованиям по перевозке детей. Только перед Новым годом мы закупили 10 автобусов, которые подпадают под нормативы.

— Как говорят, сейчас Севастополь развивается по «плану Чалого», по той концепции развития, которую он предложил на выборах в 2014 году. После его отставки она будет пересмотрена?

- Интересно вы вопрос задаете… «По плану Чалого». Есть здравый смысл и есть концепция, которую разработало Агентство стратегического развития.

В некоторых вопросах там есть здравые мысли, которых мы придерживаемся. Например, там написано: «перейти в образовании, медицине и пенсионном обеспечении на российские стандарты». Ну правильно, мы в Российской Федерации и должны это сделать, но нужно время.

«Создать реестр собственности Севастополя». Хорошо, нет вопросов! Надо быть круглым идиотом, чтобы его не создавать.

Также я не против создания исторического центра Севастополя, мы для этого все сделали, подтверждение есть на сайте Минкультуры России. Однако это не значит, что все сделано исключительно благодаря какой-то «именной» концепции. Но если на мысе Херсонес расположена территория Минобороны и там идет развертывание каких-то подразделений, то международного аэропорта там не будет, как бы кто ни хотел. Потому что группировка войск размещается под конкретные задачи, а не просто так.

Мы должны развивать город в соответствии с критериями целесообразности и возможности. Если есть целесообразность, но нет возможности — это мечты. Если наоборот — это деньги, выброшенные на ветер. Наши возможности должны совпадать с нашими желаниями.

Возвращение Крыма. Хроника событий


Партнеры