Как афганские талибы из идейных повстанцев превратились в наркоторговцов

Судьба теневого хозяина провинции Нимроз Муллы Абдул Рашид Балуча

17 февраля 2016 в 12:43, просмотров: 1234

Едва только солнце взошло над безлюдной пустыней Южного Афганистана, как вертолет афганских специальных сил спикировал на две автомашины, которые пересекали её. Машины двигались по дороге, ставшей суперхайвеем для повстанцев-талибов и наркомафии. Как показала разведка, люди транспортировали большое количество наркотиков и оружия из провинции Гильменд в провинцию Нимроз — средоточие для всяких нелегальных товаров и полустанок глобального опиумного пути. Сидевшие в вертолете бойцы, стали стрелять по песчаной пустыне рядом с автомашинами. Последние вынуждены были остановиться.

Как афганские талибы из идейных повстанцев превратились в наркоторговцов
фото: morguefile.com

В тот день афганские власти получили весьма солидную партию оружия и несколько метрических тонн опиума, рассказывает The New York Times. Однако самым большим успехом этой операции были и не наркотики, и не оружие. Главным трофеем этого дня оказался пассажир, который назвался Мухаммедом Эсхака, 40-летним продавцом ковров из Нимруза. Лишь только после тщательной проверки международные официальные источники сообщили, что Эсках в действительности – Мулла Абдул Рашид Балуч, талибский теневой губернатор провинции Нимроз, руки которого находятся в крови и который имеет прямой контакт с высшими талибскими руководителями в Пакистане.

Во многих отношения Мулла Рашид пример эволюции талибского движения в Афганистане. Как закоренелый повстанец, планировавший массовые нападения самоубийц в Нимрозе во время священного месяца Рамадан, Мулла Рашид стал наиболее могущественным наркоконтрабандистом во всем Южном Афганистане.

То, что его схватили во время перевозки наркотиков, а не в ходе контртеррористической операции стало вполне логическим концом этого бандита. В глазах многих он был скорее криминальной личностью, чем повстанцем. Прокуратура обвинила его перед судом, который занимается наркоэлитой страны и через четыре месяца он схлопотал 18 лет тюрьмы.

Мулла Рашид – один из нескольких главных талибских лидеров, которые так увязли в наркоторговле, что стало невозможным отличить «Талибан» (эта группировка признана террористической) от наркокартелей. В то время как талибы зарабатывают на наркоторговле в Афганистане, повстанцы играют более прямую роль и считаются главными в той цепи торговли опиумом, которая опоясывает Афганистан. В числе наркоторговцев мы видим высокопоставленных командиров талибов вроде Муллы Рашида, который лично эскортировал крупную партию наркотиков. Итак, до самого вершины. Новый лидер Талибана Мулла Ахтар Мухаммед Мансур является как бы вершиной пирамиды наркодельцов племени исхагзай, Он обладает огромнейшей личным богатством, согласно данным ООН.

Деньги, которые зарабатывают талибы на наркотиках, в корне изменили всю структуру талибов. С помощью денег Мулла Мансур откупился от влиятельных соперников и стал верховным лидером. Это произошло прошлым летом.

В некоторых районах Афганистана талибы снабжают крестьян семенами для выращивания опиума. Опиум выращивается именно для повстанцев или для посредников, которые покупают для них опиум.

Иногда этот опиум лежит без движения в ожидании, когда цены на него возрастут.

В недавнем докладе ооновского мониторинга проскользнуло предупреждение, что талибы глубоко увязли в наркобизнесе и что это весьма плохая новость для установления мира в регионе. «Этот тренд имеет реальные последствия для мира и безопасности в Афганистане, ибо он поддерживает тех внутри талибского движения, кто имеет большую экономическую заинтересованность сопротивляться процессу урегулирования с правительством», — пишут авторы этого материала ООН.

Определенные изменения в природе талибского движения можно объяснить тем, что была проведена очень успешная операция против талибских лидеров. Остались более молодые и более радикальные командиры. Играет свою роль и то, что талибы получают всё меньше денег от своих традиционных доноров в Персидском заливе. Талибам приходится самим финансировать свои операции. В этом финансировании большое значение имеет контрабанда драгоценностей и леса. Но наркоторговля все-таки сейчас стала наиболее постоянным и важным ресурсом талибских финансов.

Мулла Рашид был непосредственно занят контрабандой наркотиков. Он контролировал движение наркотиков по открытой пустыне в провинции Гильменд, которая соединяет провинцию Нимроз с Пакистаном и Ираном.

«Он начал свою деятельность как идеалист, но превратился в профессионального контрабандиста, — говорит один из высокопоставленных офицеров разведки провинции Нимроз, который в течение пяти лет гонялся за Муллой Рашидом. — Когда он стал теневым губернатором, торговля наркотиками вылилась в самое высокооплачиваемое действие. Он, то есть Мулла Рашид, просто не мог оторваться от этого источника богатства».

Согласно правительственным данным, Мулла Рашид был назначен теневым губернатором Нимроза более четырех лет назад, после того, как его предшественник был убит. Мулла Рашид стал стратегическим пиком для талибов, которые пытались использовать его этническую близость к источникам наркотиков, а также его опыт. Он из белуджей, и это облегчало ему операции на пограничье, а также рекрутирование не то бойцов, не то наркодилеров.

В качестве командира повстанцев он руководил серией атак самоубийц в Зарандже, в ходе которой погибли 30 человек. Операция была проведена во время Рамадана. Он был также ключевой фигурой, которая координировала контакты между Талибаном и Аль-Каидой. Именно он устраивал встречи руководителей талибов и Аль-Каиды в Пакистане. Но вскоре его главным занятием стал наркобизнес. Мулла Рашид консолидировал свою власть в зонах контрабанды. Он использовал южно-афганскую пустыню для переброски наркотиков, поскольку он меньше привлекала внимание как правительственных, так и ооновских сил.

Знание маршрутов и ландшафтов пустыни, которые не имеют формальных карт, это разница между жизнью и смертью. Полиция по сути дела не в состоянии патрулировать эти районы и гарантировать их безопасность.

В полседьмого утра, того самого утра, когда машины с наркотиками и оружием пересекали пустыню в районе Гармсира, вертолеты коалиционных сил появились на горизонте. Они принадлежали к дивизиону №444 афганской полиции. После первых предупредительных выстрелов, пассажиры, ехавшие в последнем автомобиле, попытались было бежать, но были быстро схвачены.

И только спустя несколько недель афганское правительство установило, что оно «случайно» схватило человека, которого искало уже несколько лет. Согласно главному прокурору Яр Мухаммеду Хуссеинкелу, британские официальные лица попросили его допросить Муллу Рашида, который в это время уже находился в тюрьме в Кабуле. Оказывается, две чешские женщины были похищены в пустынях Белуджистана (Пакистан) и западные официальные лица надеялись, что Мулла сможет им помочь в освобождении этих женщин. В тот момент англичане знали то, чего не знали афганцы. Что господин Эсхак был в действительности Муллой Рашидом, теневым губернатором Нимруза и этническим белуджем. Это увеличивало надежду на то, что он может стать брокером в вопросе об освобождении женщин.

Прокурор Хуссейнкел отказался заявить: давал ли Мулла Рашид какую-либо информацию англичанам. Но летом 2015 года, спустя два года после похищения женщин и спустя десять месяцев после запроса официальных кругов, женщины были освобождены. Мулла Рашид продолжает оставаться в кабульской тюрьме. Только после этого министерство финансов США, которое занимается проблемами талибов, объявило Муллу Рашида «глобальным террористом» — спустя год после его ареста.

Сомнительная расторопность.

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис



Партнеры