Опять сосём пустышку

16 марта 2016 в 20:31, просмотров: 57997

Только что в Вильнюсе состоялся съезд Российской Оппозиции. А 12 лет назад он состоялся в Москве. Прогресс. Кремль выдавил оппонентов из страны. А до выборов в Думу осталось всего ничего, каких-то шесть месяцев…

…Если в первом абзаце говорится про выборы в Думу, будете ли вы читать дальше? Годами твердим, что Дума ничего не решает; кто-то обзывает её «взбесившимся принтером»; депутаты то и дело попадают в уголовные дела, повышают себе зарплату, послушно принимают законы по воле Кремля и в интересах Кремля. Получается: Дума — плохое место.

Опять сосём пустышку
фото: Алексей Меринов

Но чем ближе выборы, тем больше хороших людей изо всех сил рвутся попасть в это плохое место. А ещё более хорошие люди уговаривают хороших людей объединиться, чтобы те наверняка попали в это плохое место.

Знаменитые деятели науки и культуры недавно обратились к лидерам «Яблока», ПАРНАСа и всем демократическим силам с просьбой объединиться:

«Мы обращаемся к вам, выражая, как мы уверены, тревоги большинства ваших потенциальных избирателей, которых в стране не менее 10 миллионов человек».

Объединиться ради чего? Исключительно ради того, чтобы эти партии попали в парламент. Мол, это «даст шанс благотворным изменениям ситуации в стране».

Но ведь они уже были в Думе. Довольно долго были.

«Яблоко» заседало там с 1993 по 2003-й — 10 лет. Столько же на этой галере гребла (меняя названия) партия Гайдара-Чубайса: «Выбор России», она же «Демократический выбор России», она же «Союз правых сил». Чего же они не добились благотворных перемен? Чеченские войны, залоговые аукционы, дефолт… И почему голосовали за очень плохие законы?

Всякий раз, когда власть сильно хотела протащить какой-нибудь выгодный для себя закон, председатель Думы заставлял депутатов переголосовывать до тех пор, пока не набирались нужные 226. И как-то так случалось, что именно из демократических фракций приходила необходимая добавка.

Если эти партии не смогли добиться благотворных результатов во времена ельцинской свободы, то чего они добьются во времена путинской несвободы?

Сколько демократов было в Думе? После выборов-1993 их там было 127 человек. После выборов-1995 осталось 51. После выборов-1999 — 49. После выборов-2003 — ноль.

А теперь Владимир Рыжков (один из самых почтенных и разумных оппозиционеров) говорит про обращение интеллигенции: «Авторы письма оценивают электорат объединённой демократической партии в десять миллионов. Это 15%, вторая или третья по величине фракция в Госдуме, совсем другая политическая атмосфера в стране». (Интервью «Новой газете», 4 марта 2016-го.)

Извините, но в стране 110 миллионов избирателей. Значит, 10 миллионов — это не 15%, а 9 — разница существенная.

Сам Рыжков чуть скромнее. Он говорит: «Я оцениваю потенциал демократической коалиции до десяти процентов».

В Думе 450 депутатских мест. Значит, Рыжков надеется максимум на 45. Прогресс. Особенно по сравнению с нынешним нулём. Но верит ли он сам в такой успех? В том же интервью он говорит: «На самом деле, чтобы пройти пятипроцентный барьер, нам нужно всего три миллиона голосов».

Будь он уверен в десяти процентах, барьер его бы не беспокоил. А тут мы видим, что этот разумный политик надеется увидеть в будущей Думе хотя бы 22,5 депутата.

Заголовком интервью Рыжкова стала его замечательная фраза: «Победа на выборах важнее сведения старых счётов». Золотые слова.

Мы знаем про бесконечную войну между «Яблоком» и чубайсовцами (как бы они сейчас ни назывались); знаем позорные истории возникновения и исчезновения «правых сил», «правых дел», «гражданской панихиды», «свободного мезальянса» и др., и пр.

Все, кто хочет благотворных перемен, все, кому надоело наблюдать разграбление страны, гибель медицины и образования, и др., и пр., — все понимают необходимость прекращения раздоров внутри демократического лагеря ради победы над силами зла и кооперативом «Озеро».

Одна проблема. В 1993 году 127 демократических мест граждане восприняли как катастрофическое поражение (именно тогда раздался гневный возглас: «Россия, ты одурела!»). А теперь демократы называют «победой» прохождение пятипроцентного барьера. А если наберут 10% — скажут: блистательная победа, 45 мест!

Прогресс.

…Что будет, если мартовские мечты в сентябре станут реальностью? А ничего. 45 депутатов никакой закон, никакое решение принять не могут и ничему воспрепятствовать не могут. Для этого надо минимум 226 голосов.

Говорят: даже маленькая демократическая фракция в Думе сделает так, что голос разума станет слышен! Но разве люди смотрят заседания Думы? Нет, они смотрят в телевизор. С какой стати телевизор вдруг заговорит десятипроцентным голосом демократического разума?

Демократы появятся в политических ток-шоу? Так они и сейчас там появляются. Примерно в той же пропорции. Если один из десяти участников дискуссии — Гозман, то он и есть десятипроцентная норма (то есть максимальная мечта).

Есть вопросы очень неприятные. Если случится чудо, и 45 пройдут, то сколько из них окажутся стойкими демократами? Неужели никто не перебежит в ЕдРо (Едрёную Роскошь)? Раньше перебегали.

Но ведь может случиться и супер-чудо. Вдруг в послевыборную ночь все обученные люди ошибутся в другую сторону? Просыпаемся — а у оппозиции 51 процент! Думаете, будто они смогут всё? Нет, вся власть останется у президента. Да и не придётся ему особо напрягаться. Совет Федерации заблокирует любой неугодный Кремлю закон. Телевизор покажет демократическую Думу как сборище полоумных клоунов.

А дальше? Объявят импичмент Путину?

Ну, если б Дума заседала в Вильнюсе, то, может быть, и объявили бы. А в Москве… Даже подкупать не придётся, хотя подкуп — вещь действенная, и цены на правильное голосование известны.

Всё куплю, — сказало Злато. Всё возьму, — сказал Булат. (Возможно, его звали Булат Ахматович.) Достаточно приставить к каждому дерзкому депутату двух кадыровцев (исключительно для личной безопасности), да к жене и ребёнку депутата приставить по кадыровцу — пусть провожает в школу, в детсад… Возможно, в ту же минуту депутат забудет само слово «импичмент».

✭✭✭

Деятели культуры пишут демократическим лидерам: «Вы должны идти на выборы единым сплочённым отрядом, поддерживаемые своими избирателями, которые будут воодушевлены вашим отказом от привычных нападок и разрозненности, вашей совместной готовностью взять на себя полную ответственность за спасение России»…

фото: Алексей Меринов

В Вильнюсе на съезде оппозиции были Гарри Каспаров, Божена Рынска, Альфред Кох (Госкомимущество, вице-премьер, залоговые аукционы), Боровой (губит всё, к чему имеет отношение)… Сплочённый отряд? Жаль, там не было покойного Березовского и живого беглого депутата Митрофанова (уголовное дело о мошенничестве).

12 лет назад про надежды граждан на такую оппозицию мы опубликовали заметку «Сосать пустышку». Только грудные младенцы сосут резинку, не понимая, что ощущения есть, а толку нет.

Если бы президент России опасался, что эта оппозиция способна выиграть выборы, то самое простое решение проблемы: вызвать к себе Чубайса: «Давай, Анатолий, поезжай в Вильнюс, возглавь. Ты ведь знаешь, сколько у меня на тебя дерьма — 20 лет строгого режима».

Интересно, сколько бы набрали объединённые демократы с Чубайсом во главе?

Рыжков (всё в том же интервью) продемонстрировал демократическую арифметику.

ВОПРОС. Почему надо объединяться именно на базе партии «Яблоко»?

РЫЖКОВ. Посмотрите любые опросы — на протяжении последних лет «Яблоко» имеет бОльшую поддержку, чем ПАРНАС (у «Яблока» от 1 до 3%, у ПАРНАСа — 0). Поэтому если мы хотим победы, то должны объединиться на базе партии, которая имеет более сильные позиции уже на старте.

Товарищи, «от 1 до 3» — это два. Два плюс ноль — это сколько? И заметьте, Рыжков тут опять говорит о «победе».

С прессой демократы чувствуют себя как дома, говорят раскованно, не заботясь о смысле собственных слов.

Председатель партии «Яблоко» Сергей Митрохин (которого теперь отодвинули) летом опубликовал статью «Почему Явлинский?», где объяснил, почему на предстоящих в 2018-м президентских выборах надо голосовать за Явлинского. В статье Митрохин назвал нескольких известных яблочников, а потом сформулировал главный и неопровержимый аргумент:

МИТРОХИН. Есть у нас и профессиональный претендент на должность президента. Это Григорий Явлинский.

Митрохин, можно сказать, отлил в граните, удружил. Теперь во главе «Яблока» дама.

✭✭✭

Несколько дней назад «профессиональный претендент» выступил на съезде «Яблока» с программной речью. Он вспомнил, как плохо было «Яблоку» от денег Ходорковского (публикуем с сокращениями):

ЯВЛИНСКИЙ. Ещё один чувствительный момент… Затронули Ходорковского… Мы просили его месяц-полтора назад не финансировать нас… Мы сказали: пожалуйста, не надо нас финансировать. Потому что у нас разные взгляды… И пожалуйста, не надо нас трогать. Его представители в Москве сказали, что члены «Яблока» просят у него деньги… Мы ответили, что нет, не просим, мы этого не делаем. У нас есть опыт — полтора года, когда Ходорковский финансировал «Яблоко» по указанию Путина… У нас есть опыт такого финансирования, он не очень приятный. У нас есть опыт того, что мы попросили сейчас не делать с нашими кандидатами… Мы просто просим этого больше не делать… Мы просим этого не делать. Почему? Потому что у нас разные политические взгляды. По-моему, всё понятно. О чём тут ещё говорить? Я с этой трибуны уже лично обращаюсь: пожалуйста, оставьте нас в покое… Свои денежные вопросы оставьте при себе.

Зачем говорить «не давайте нам денег»? Можно просто не брать. Зачем кричать «не здоровайтесь со мной!» — можно просто не здороваться. И хорошо бы узнать: предлагал ли беглец? И сколько раз? А вдруг вообще не предлагал?

Зачем десять раз повторять «не давайте нам денег»? Он что — обращается к глухому? Ходорковский, полагаем, понял бы с первого раза. И зачем так публично, так громко?

Похоже, Явлинский повторил десять раз «не давайте», чтобы услышал не Ходорковский, не делегаты съезда, а единственный наблюдатель (он же — единственный избиратель), который назначает спонсоров. Вопрос: горячий ли энтузиазм почувствовали сегодняшние спонсоры, видя, как плюют в лицо прошлому?

Теперь Явлинский с неприязнью вспоминает, как назначенный Кремлём спонсор пытался навязывать «Яблоку» свои неприемлемые взгляды. Но в книге «Узник тишины» безупречный журналист Валерий Панюшкин цитирует слова Явлинского, сказанные в 2003 году:

ЯВЛИНСКИЙ. Они (СПС) ведут переговоры не с «Яблоком», а с тем, кто даёт «Яблоку» деньги. Они думают, будто «Яблоко» выполняло заказ Ходорковского. А я думаю, что Ходорковский давал «Яблоку» деньги, потому что разделял наши взгляды.

Тогда, значит, «разделял наши», а теперь, оказывается, «навязывал свои». Явлинский сейчас, спустя 13 лет, вспомнил «плохой опыт». Похоже на Следственный комитет, который спустя 17 лет предъявил Ходорковскому обвинение в убийстве.

…То ли в 1999-м, то ли в 2003-м в штабе «Яблока» я своими глазами видел пачки календариков размером с игральную карту. Тысячи календариков с портретом Митрохина. (Неужели спонсор навязал такую очаровательную агитацию?) Я спрашивал яблочников: «Вот, вы сгенерировали креативную идею, сфотографировали это лицо, напечатали на глянце и даже, предположим, успеете раздать народу. Ответьте, сколько из тысяч граждан, поглядев, скажут: не хотел я голосовать за «Яблоко», а увидел этот календарик и убедился — надо! Сколько? И сколько людей, увидев это глянцевое безумие, подумают: да ну их куда подальше».

✭✭✭

Знаменитые деятели науки и культуры обратились не только к политикам, но и к нам, к избирателям. Они пишут: «В сентябре нам предстоит не конкурс красоты. Нам нужно будет выбирать свое будущее, возможность изменить ситуацию в стране. У нас нет другого способа, как только поручить это политикам, за которых мы будем голосовать».

Уважаемые дамы и господа, вам не кажется, что этим политикам мы уже много раз всё поручали? А главное: вам не кажется, что другой способ есть? Спросите дальнобойщиков.

…Оппозицию стараюсь не критиковать. Пишу про неё раз в 12 лет. Она потом 12 лет обижается, обзывается, некоторые порой клевещут (от бессилия).

Нет, уважаемая оппозиция, выборы тебе не дадут ничего, кроме пустых надежд и полного разочарования.

Гангрена не лечится выборами. Возможна ли операция?..

В 2004-м заметка «Сосать пустышку» кончалась так:

«В Комитете оппозиции есть очень хорошие, добрые, честные, умные люди. Но они добровольно срастаются с политическими трупами. Гангрена. Надо вежливо, но твердо ампутировать. Если Комитет не поймет этого сейчас, то ему это объяснят результаты выборов. Будет поздно».

Когда через четыре года после этой заметки про пустышку Путин назначил Медведева президентом России, никто уже не вспоминал про хороший добрый Комитет. Было поздно. Он умер.

Спустя 12 лет диагноз тот же: гангрена. За это время она достала до кишок. Прогресс.



Партнеры