Саакашвили — пиар против политики

В умах украинцев убили миф о заезжих реформаторах, которые способны в короткие сроки цивилизовать варварскую страну

8 ноября 2016 в 16:44, просмотров: 7249
Саакашвили — пиар против политики
фото: Александр Астафьев

Твардовский как-то говорил Катаеву, что удачно законченную книгу не стоит продолжать (это был тонкий намек на неудачу с продолжением «Паруса»). Но сам не удержался, как ехидно заметил собеседник, и написал откровенно слабого «Теркина на том свете».

Михаилу Саакашвили, после президентства в Грузии не стоило возвращаться в политику где бы то ни было. Его ждали лекционные туры по странам Запада, почетное профессорство, консультативная и миротворческая работа в странах Третьего мира — типичный путь отставного лидера, ушедшего на покой. Он мог бы писать интересные мемуары в жанре авантюрного романа (одно покушение на него в Тбилиси вместе с Дж.Бушем чего стоит) и почивать на лаврах вплоть до пенсии и на пенсии.

Но «старческой любви позорней сварливый старческий задор». А Саакашвили вовсе не старик, ему еще нет и пятидесяти, и смириться с ранним выходом в отставку он никак не мог. Жажда власти в нем оказалась так сильна, что он, вчера еще президент суверенной страны, согласился на должность назначенного губернатора в failed state.

Понятно, что Одесса была нужна ему только как ступенька к возвращению в высшую власть — в правительство Украины, чтобы опять участвовать в мировой политике и на равных тягаться с Москвой, как прежде. Однако Саакашвили не учел, что его новая родина — государство намного большее, чем маленькая Грузия, и гораздо сложнее устроенное.

Впрочем, для нас интереснее мотивация Порошенко — зачем он поставил губернатором Одесской области изгнанного из Грузии экс-президента, чей тяжелый и сварливый характер, а также неуемная любовь к пиару, точнее, самопиару, была хорошо известна. С позиций сегодняшнего дня представляется, что Порошенко решил этим кадровым ходом сразу три основных задачи. Во-первых, послал сигнал западным институциям о серьезности своих «реформаторских» намерений. Во-вторых, убрал в конечном счете при помощи Саакашвили Арсения Яценюка и держал в неудобном положении Авакова, ослабляя его. Нейтрализация этих двух лидеров «Народного фронта», младших партнеров по дележу власти, происходила во многом руками Саакашвили, который беспрестанно громил их за «коррупцию» и нежелание проводить реформы. В-третьих, нейтрализовал на время и самого экс-президента с его неуемным характером, поручив ему конкретное дело в исполнительной вертикали, в результате чего он не мог критиковать своего непосредственного начальника.

А теперь проявилась и четвертая задача, которую решил Порошенко, — Саакашвили, который сразу после «Евромайдана» мог претендовать на серьезные позиции в Киеве и который там явно путался под ногами, мешая всем серьезным игрокам, отныне — слабая скомпрометированная фигура, которая провалилась на губернаторском посту, ничего не достигнув и перессорившись со всем политическим бомондом. Сегодня Саакашвили ничем уже не опасен Банковой и воспринимается как демагог-неудачник, жалкий, смешной пустозвон, которому плеснули в лицо водой в присутствии президента, на потеху всей стране.

Тот крах, который постиг Саакашвили в Одессе (на днях даже закрылся Центр обслуживания граждан — его любимое детище — созданный с немыслимым количеством нарушений украинских законов и гордо именующий себя на официальном сайте PABLIC SERVISE CENTER), заставляет повнимательнее присмотреться к его «достижениям» и в Грузии — сколько в них пиара и сколько реальных дел? Наши «либералы» несколько лет назад поспешили сделать из Саакашвили великого и успешного реформатора, перенося на него свои комплексы и фантазии. Помнится, вышла даже книжка «Почему у Грузии получилось», авторша которой теперь, наверное, стыдится этой публикации, не то памфлета, не то утопии. Думается, ей сейчас впору писать «Почему в Одессе не получилось».

Кстати, разгром партии Саакашвили «Единое национальное движение» на недавних парламентских выборах, где она получила всего лишь 27 мандатов из 150, очевидно подтолкнул его к увольнению, ибо оставаться после такого позора губернатором, пусть даже в чужой стране, было решительно невозможно. Как ты можешь кричать о достижениях, когда избиратели ставят такую оценку твоей работе на протяжении десяти лет?

Другим внешнеполитическим фактором, который гипотетически мог ускорить уход Саакашвили, стало обострение ситуации вокруг Приднестровья (не забудем и про второй тур президентских выборов в Молдове, где пророссийский кандидат имеет все шансы на победу). Роль приграничной Одесской области резко возрастает в свете попыток выдавить или заблокировать российскую группу войск в Приднестровье.

Мораль, которую можно извлечь из истории с Саакашвили, заключается даже не в том, что пиар не заменит реальных дел, или в том, что нельзя пребывать в состоянии войны со всеми — мэром Одессы Трухановым, местными кланами, киевскими группами влияния и проч. и проч., а необходимо стараться идти на компромисс, избегать ненужной конфронтации.

Глубинный смысл украинской эскапады Саакашвили заключается в том, что люди — это не объект для упражнений политиков. Они не материал и не удобрение для модернизации, не чистый лист бумаги, на котором можно писать что вздумается. Ответственные и успешные реформы предполагают вдумчивость, постепенность, наличие постоянной обратной связи с теми, ради кого они делаются. «Модернизатор» немыслим как без саморефлексии, так и без внешнего аудита. Все это начисто отсутствует в Саакашвили. Он не понимает или не хочет понимать (скорее последнее), что реформы — не самоцель, а цель — это реальное улучшение жизни населения, оцениваемое по объективным показателям и ощущаемое самими людьми.

Реформы, соответственно, должны проводить настоящие политики — не демагоги, не аферисты, не мастера создавать потемкинские деревни (которые, кстати, строились именно в Новороссии вдоль Днепра), а ответственные лидеры, настроенные на долгий забег, а не на получение short-run-результатов, чтобы пустить пыль в глаза. Кадровая политика — назначение всех этих залетных молодых барышень а-ля главная одесская таможенница или попытка продавить на пост мэра Одессы человека без биографии и без связей с городом, подаваемого как «реформатора с зарубежным опытом», — не может оставаться заложницей пиара. Саакашвили окончательно убил в умах украинцев и миф о заезжих реформаторах, которые способны в короткие сроки цивилизовать варварскую страну. Никакие литовцы, грузины, американцы не способны сделать их счастливыми. Впереди население Украины ожидает тяжелая жизнь — чудес не предвидится. Но избавление от иллюзий — процесс всегда неприятный.

Что до самого отставника, то просто покинуть страну он не может — это было бы слишком похоже на бегство. Конечно, он попытается еще поучаствовать в партийных проектах, создающихся под брендом «еврооптимистов» типа Лещенко или Найема, но если раньше он им был нужен как действующий губернатор, вроде бы проводящий реформы, по крайней мере громко о них говорящий, то ценность отставника-неудачника резко падает, а аргументы о том, что ему «не дали развернуться», вряд ли помогут.

Если вспомнить высказывание Маркса о том, что история повторяется второй раз в виде фарса то, повторный приход Саакашвили во власть и был именно этим видом театрального действа, когда за полтора года, как в быстро прокручиваемой киноленте, повторилось все то, что произошло к Грузии за десять лет.





Партнеры