Космическая гонка России и США: почему мы стремительно теряем потенциал

Через 56 лет после полета Гагарина наша страна никак не может решить, нужны ли люди на орбите

27 апреля 2017 в 15:33, просмотров: 7142

Президент США Дональд Трамп поставил цель перед NASA: после 2018 года высадить человека на Луну, а позже - на Марс. У нас же в свете последних событий, связанных с 30-процентным сокращением финансирования космических программ (почти 20-кратное отставание от США!), с депрессией, царящей в Центре подготовки космонавтов им. Гагарина (его покинули около десятка самых опытных космонавтов), нет смысла задаваться вопросом: «Чем же ответит на вызов Трампа космическая супердержава Россия?»

Космическая гонка России и США: почему мы стремительно теряем потенциал
Старт "Союза"

Деньги на амибициозные космические программы в США выделены — по 19,5 млрд долларов на ближайшее время (2017 и 2018 годы) — выделены. Оживление в американских космических кругах такое, что их представители уже продумали количество экипажей, которые с 2023 года начнут работать на орбите Луны, строя окололунную станцию Deep Space Gateway («Ворота в дальний космос»). Планируются новые, более массовые наборы в отряд астронавтов для формирования будущих лунных экипажей — по 4 человека на каждую миссию, которые будут сменять друг друга каждый год.

А в России - всем ясно, что нам сейчас не до гонки по пилотируемым проектам в космосе. Мы вообще рискуем утратить свой некогда огромный потенциал в этом направлении. Почему так происходит и верной ли дорогой ведут нас космические лидеры?

Американцы стартуют к Луне в следующем году

Итак, сначала немного научной фантастики, под которую, впрочем, выделяются вполне реальные деньги. В конце марта, как сообщается в NASA, помощник администратора агентства по исследовательским программам Уильям Герстенмайер, отчитываясь перед своим экспертным советом, представил пилотируемую программу агентства на ближайшее десятилетие.

Этот план включает создание посещаемой станции на орбите Луны уже в первой половине 2020-х годов. Станция «Ворота в дальний космос», а короче — DSG, будет приспособлена для жизни экипажа из четырех человек на период до 42 суток. Со станции можно будет управлять роботами, исполняющими свою миссию на поверхности Луны, и использовать ее в качестве перевалочного пункта при доставке грузов. В будущем DSG может еще десятки лет служить отправной точкой для будущих пилотируемых экспедиций к другим планетам.

Грандиозный план NASA разбит на 11 исследовательских миссий — ЕМ (Exploration Mission):

ЕМ1, 2018 год. Ракета SLS Block 1 (грузоподъемность 70 т на низкую околоземную орбиту) должна будет вывести корабль «Орион» в полет вокруг Луны длительностью 26–40 суток. В NASA хотят уже в этот экспериментальный корабль посадить астронавтов, но окончательное решение пока не принято.

ЕМ2, 2023 год. Вывод на лунную орбиту на корабле «Орион» (105 т) первого двигательно-энергетического модуля станции весом до 9 т. На борту корабля будут находиться 4 члена экипажа. Все последующие миссии также будут пилотируемыми.

ЕМ3, 2024 год. Вывод жилого модуля DSG, проведение первых научных работ.

ЕМ4, 2025 год. Вывод третьего, логистического модуля с рукой-манипулятором.

ЕМ5, 2026 год. Вывод шлюзового модуля (до 10 т).

ЕМ6, 2027 год. Вывод транспорта для полетов за пределы Луны с возможностью пребывания в нем астронавтов до 1000 суток — DST (Deep Space Transport).

ЕМ7, 2027 год. Первая пробная симуляция полета на Марс в пристыкованной к DSG системе DST (продолжительность 221 сутки).

ЕМ8, 2028 год. Непилотируемая миссия по доставке топлива для DST и дополнительных припасов.

ЕМ9, 2029 год. Генеральная репетиция полета на Марс 4 человек протяженностью до 400 суток.

ЕМ10, начало 2030-х. Миссия снабжения.

ЕМ11, начало 2030-х. Состоится первый пилотируемый облет Марса, который займет 3 года.

Далее планируются миссии с высадкой экипажей сначала на Фобосе, а затем — на Марсе.

Японское космическое агентство уже выразило желание построить свой модуль на DSG. И, честно говоря, у меня нет больших сомнений, что у японцев с NASA все получится. Потому что в США космические проекты чаще всего не прерывают со сменой руководства. У них, как мы видим, новый президент даже подталкивает к ускоренному выполнению программ, начатых его предшественником.

Астронавт Пегги Уитсон, с которой говорил 24 апреля Трамп, позвонив на МКС, даже пыталась убедить его в нереальности перенесения полета на Марс на более ранний срок (Трамп же настаивал, чтобы все случилось не позднее 2025 года).

Наш прогресс остановился из-за посторонних частиц в «Науке»

Конечно, это пока слова. И тем не менее наличие амбициозных планов — это хоть что-то. У нас же: чем дальше, тем меньше надежд на прорывные проекты. Научные программы либо сокращаются, либо переносятся. Это, конечно, нередко случается и с заокеанскими, но что касается финансирования отрасли, там его сохранили без секвестра, в то время как на Федеральную космическую программу (ФКП) каждый год денег перепадает все меньше и меньше. Так, на 2017–2018 годы Минфин РФ выделил всего до $1,5 млрд на каждый год. В нашем отряде космонавтов на сегодняшний день остался 31 человек (в США — более 50 астронавтов), из которых опытных, которые еще могут передать опыт новичкам, — человек пять-шесть.

Как пояснил нам исполнительный директор Госкорпорации «Роскосмос» по пилотируемым космическим программам Сергей Крикалев, российским космонавтам придется в ближайшее время работать в усеченном составе — по два вместо трех человек — в составе экипажа МКС. К этому пришлось прибегнуть из-за неготовности к старту Многофункционального лабораторного модуля (МЛМ) «Наука». Его планировалось вывести на орбиту еще в 2014-м, но из-за обнаружения посторонних частиц в двигательной системе запуск переносили: сначала на 2015 год, потом — на конец 2017-го. Сейчас говорят уже о конце 2018-го, хотя официально Роскосмос эту информацию не подтверждает.

В общем, сколько еще придется российским космонавтам уступать дополнительные места в своих «Союзах» американцам и работать на станции в меньшинстве — вопрос.

"Союз" перед стартом

А в ЦПК между тем как минимум на ближайший год образовался… избыток космонавтов. Бывалым намекают, что надо уходить, уступать места молодым, — мол, налетались уже. Хотя из всего отряда так можно сказать только про Геннадия Падалку и Федора Юрчихина, у которых за спиной пять и четыре полета соответственно; у остальных в трудовой копилке всего по две-три космические вахты. Почему так легко разбрасывается кадрами ЦПК?

Космонавты Федор Юрчихин, Олег Котов, турист Чарльз Симони (посередине)

Сделай то, не знаю что

Ответ на этот вопрос, я считаю, кроется в том, что кураторы космической отрасли до сих пор четко не определились с планами. Точнее, план в виде ФКП до 2025 года у нас есть, но до сих пор нет стратегического видения будущего нашей космонавтики. «Нужны ли нам люди на орбите или их с успехом могут заменить беспилотные космические аппараты?» — таким вопросом задался вице-премьер Дмитрий Рогозин на заседании Совета военно-промышленной комиссии по космосу 31 марта этого года. Не поздновато ли? Прошу заметить, что это происходит через год после утверждения программы правительством…

Концептуальный вопрос, нужны ли нам «луны и марсы», насколько помню, обсуждался еще в 2015 году на подобном заседании Экспертного совета по космосу, и разработчики спутников уже тогда предлагали ввести настоящий мораторий на пилотируемые полеты, безапелляционно утверждая, что они бесперспективны. Ну, оно и понятно: денег же на все не хватает, и в первую очередь надо заткнуть дыры, зияющие в наших спутниковых группировках, что важно для повышения обороноспособности страны. Пилотируемая космонавтика, рассуждали тогда эксперты, может и подождать. Но реальность показала, что не может. Потому что космонавты — это не железные аппараты, которые годами могут лежать на складе и ждать своего часа. Каждый из них готовился к полету по 10–15 лет, мечтал приносить пользу государству, а тут выясняется, что зря мечтал, страна в них особенно не нуждается. Нереализованность, отсутствие перспектив. Космонавты же видят, в каком анабиозе пребывает наша космическая индустрия. Вспоминаю слова того же Геннадия Падалки: «Ситуация наша помимо всех прочих проблем усугубляется существенным отставанием нашей ракетно-космической промышленности от западной: там уже «в железе» существует три корабля: DragonV2 (компания SpaceX), который выведет в космос первых астронавтов в мае 2018 года, Starliner (СST-100) (компания Boеing), пилотируемые полеты которого тоже начнутся в 2018-м, и Orion (Lockheed Martin), который совершит первый полет с пилотами в 2021 году. Наша «Федерация», которая ни в чем не уступает западным образцам, к сожалению, пока представлена только в виде технической документации».

Вот и подались бывшие покорители небес кто куда. Практически зарывают в землю бесценные знания и опыт, которыми всегда гордилась страна.

Почему не удержать их, не загрузить на период временного простоя интересными задачами в Центре подготовки? Ведь с их уходом можем потерять многое: до сих пор именно в России существует самая сильная школа подготовки космонавтов, благодаря которой мы первыми в мире смогли отправить в космос Юрия Гагарина. Так, до сих пор никто в мире не летал в сумме 878 суток, как Геннадий Падалка. «Он один является нашим уникальным научным экспериментом, — говорят про него медики, — жаль, что не дали ему округлить достижение — до 1000 суток». Никто не превзошел нас и по годовым полетам на орбиту, которых у нас было три, и еще один полуторагодовалый — Валерия Полякова!

И все это теперь стоит под вопросом: быть или не быть? И проблема даже не в том, что американцы, китайцы и японцы, активно развивающие у себя пилотируемую космонавтику, вскоре могут побить наши рекорды. Если мы «задвинем» подальше космонавтов, как мечтают адепты исключительно беспилотного покорения космоса, если люди перестанут летать или будут делать это очень редко, мы потеряем навыки и опыт, разучимся управлять космическими кораблями, жить в космосе, обслуживать космическую станцию и проводить на ней уникальные эксперименты…

***

Комментарий члена экспертного совета при Правительстве РФ Андрея ИОНИНА:

"Все люди на Земле будут рады, если американцы в ближайшие десять-двадцать лет, полетят на Марс. Однако новый президент США, как его характеризуют политические эксперты у нас и даже в США, - популист, а стало быть вовсе не факт, что все его слова будут воплощены в жизнь. Я поверю в искренность его намерений, если на 2020 год он выделит из казны не $19 млрд, которых не хватило бы на серьезные продвижения в лунной программе, а хотя бы на 30% больше.

Если мы вспомним историю 20-летней давности, каждый президент США начинал с того, что объявлял о грандиозных космических планах, и Обама, и Буш младший, и Клинтон. При этом каждый считал своих долгом пересмотреть программу предшественников и объявить космическую программу имени себя. Дальше всех пошел Буш, у которого были очень подробные планы по освоению Луны. Настолько детальные, что там были указаны не просто года запусков, а месяцы и даты! И где это все теперь?

Теперь что касается целей и задач. Трамп при всей амбициозности его заявлений не отвечает на главный вопрос: зачем американской нации тратить колоссальные средства на полет на Марс? Вот если бы он предложил общечеловеческий проект, и пригласил всех поучаствовать в нем, тогда я поверил бы в его намерения. Потому что уверен, что ни одной нации, никогда не осуществить это в одиночку, даже несмотря на то, что США и не объявляют сейчас об участии в проекте России, об использовании российских двигателей и того, что наши корабли возят сейчас на орбиту их астронавтов.

Нужна или не нужна нам пилотируемая космонавтика, - это, на мой взгляд, коневой вопрос. Я считаю, что национальной идеи для пилотируемой космонавтики быть не может — это должен быть крупный международный проект с участием нескольких стран. И не обязательно именно США уступать место ведущего в таком проекте. Россия сама может повести за собой, к примеру, наших стратегических партнеров: Китай, Индию, Бразилию... Человек должен осваивать космос ради общечеловеческих ценностей. Тут я полностью согласен с Илоном Маском (глава SpaceX), который сказал, что мы накопили очень много проблем на Земле, в которых варимся, как в кастрюле-скороварке, и крышку вот-вот снесет. Так вот эту крышку, выход в космос, надо открыть. В 60-х годах было переломное время, когда человечество стояло перед выбором вектора развития: активно осваивать космос или удариться в сферу сверхпотребления. К сожалению, мы пошли по второму пути, который привел нас в тупик, и сейчас нам надо снова делать разворот к космосу".

Стремление в небо делает нас людьми

«Земля — это колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели», — говорил о необходимости пилотируемого освоения космоса великий Константин Циолковский. «Мы, конечно, можем, вместо того чтобы эволюционировать, развернуться в другую сторону и снова начать жить в пещерах, — сказал мне как-то президент РКК «Энергия» Владимир Солнцев, развивая мысль Циолковского. — Но мы ведь не делаем этого: человек неспроста погружается на большие глубины, поднимается на вершины гор, стремится летать, покорять космос… Мы так устроены, что постоянно должны стремиться к познанию мира. Это диктует нам здравый смысл, это делает нас людьми, которым нужно нечто большее, чем простое удовлетворение бытовых потребностей и комфорта». Кстати, именно РКК «Энергия» раскрыла недавно секрет о том, что также вовлечена в работу с NASA по созданию окололунной орбитальной платформы в конце 2022 года, только почему-то в своем пресс-релизе американское космическое агентство это не указывает, упомянув только Японию. Нет об этом информации и в нашей ФКП. Вообще, в ней очень мало конкретики, обозначены только основные вехи.

По словам генерального конструктора по пилотируемым космическим системам и комплексам Евгения Микрина, первый запуск к МКС нашего нового корабля «Федерация» должен состояться в 2021 году (к тому времени, по планам NASA, они уже облетят Луну). На 2023 год Роскосмос запланировал два пуска «Федерации»: первый — беспилотный, с автоматической стыковкой с МКС; второй — пилотируемый (в США в это время должен появиться первый модуль лунной станции). Первый облет Луны россиянами запланирован на 2025 год (когда у NASA будет уже вовсю функционировать своя лунная станция)…

Интересно сопоставить планы на 2030 год. Тогда, согласно проектам стратегов из Роскосмоса, первый россиянин ступит на лунный грунт, а согласно планам NASA, они уже будут готовы к пилотируемому облету Красной планеты. Почувствуйте разницу: от Земли до Луны — 400 тыс. км, от Земли до Марса — 55 млн км.

Лунный проект НАСА

Но вернемся на свою орбиту. Пока непонятно: куда будет стартовать после 2024 года наша «Федерация»? Ведь контракт на совместную эксплуатацию МКС с американцами у нас к тому времени истечет, и никто пока не говорит ясно и понятно, создадим ли мы взамен свою национальную РКС (российскую космическую станцию) или объединимся для ее постройки с кем-нибудь, к примеру, со странами БРИКС?

Ведь ценность фундаментальных космических исследований на орбитальной станции никто не оспаривает. Именно при непосредственном участии российских космонавтов было выращено множество белков, обладающих удивительными свойствами. Созданы уникальные сплавы, которые на Земле, в условиях земного притяжения, не получаются. Если бы не космонавты — наши, российские космонавты! — с их экспериментами на борту МКС, мы бы не узнали о том, что микроорганизмы могут выживать в экстремальных условиях открытого космоса. Эти знания сегодня поменяли мнение многих ученых о происхождении жизни на нашей планете…

Список жизненно важных для всех нас открытий фундаментальной космической науки можно продолжать и дальше. Но, по мнению вице-премьера Рогозина, настала пора перейти от прежних «бесконечных» экспериментов, длящихся десятилетиями («ищи-свищи тех, кто их начал»), к экспериментам коммерческим, которые, согласно предварительным заявкам, и выполняли бы космонавты, прилетая на орбиту с конкретной коммерческой целью. Один такой эксперимент сейчас как раз реализуется — Роскосмос отправляет на орбиту 3D-биопринтер. Однако, боюсь, это скорее исключение из правил: откуда наши институты в большинстве своем возьмут деньги на коммерческие эксперименты, когда они сами сейчас еле сводят концы с концами? Будем обслуживать иностранцев? Возможно. Если у них не будет для таких экспериментов своей станции.

Еще одно направление выгодного использования космической станции, которое рассматривается сейчас специалистами отрасли, — это космический туризм, который также потребует сопровождающих-профессионалов.

Но, боюсь, если и дальше из ЦПК будут группами уходить космонавты, оставшихся может не хватить даже на разовые миссии сопровождения, не говоря уже о далеких лунных проектах, в которых, я уверена, мы захотим участвовать, как только увидим успехи в этом направлении у конкурентов.

Ну почему бы нам самим не стать ведущими, а не ведомыми?! Ведь выигрывает тот, кто приходит первым! Пока у нас есть для этого самое главное — люди, носители знаний и опыта.

Что? Все опять упирается в отсутствие денег? Помилуйте, на фоне последней информации о растущих на фоне всеобщего кризиса многомиллиардных капиталах наших олигархов, богатеющих не за счет каких-то своих талантов или умения, а за счет продажи природных ресурсов, это уже звучит как издевка.

…Накануне празднования Дня космонавтики ВЦИОМ поинтересовался у граждан страны: нужна нам пилотируемая космонавтика или нет? Оказалось, что для 65% россиян имеет личное значение лидерство страны в освоении космоса.



    Партнеры