Навальный остался один: 12 июня раскололо оппозицию и правозащитников

«Подвел протестное движение»

13 июня 2017 в 18:04, просмотров: 26313

Прошедший День России, возможно, ознаменовался историческим событием — расколом между уличной оппозицией и правозащитниками. Они всегда были вместе: и на акциях «Стратегия-31», и на «Днях гнева», и на Болотной площади с проспектом Сахарова. Несогласных грузили в автозаки, а правозащитники ехали следом — отстаивать права невинных. На этот раз «птенцы Навального», который на данном этапе символизирует уличную оппозицию, разделились с правозащитниками как географически, так и морально.

Навальный остался один: 12 июня раскололо оппозицию и правозащитников
фото: Геннадий Черкасов

Навальный в последнюю ночь перед согласованной акцией на проспекте Сахарова призвал соратников не ходить туда, а выйти на Тверскую. Итог известен: на Тверской, по разным оценкам, до 900 задержанных, а правозащитники, пришедшие на законное и намоленное место на проспекте Сахарова, за автозаками не поехали. И не только по географической причине (ну откуда они знали, что где-то в другом месте вяжут студентов и в какие отделы везут), но и по идейной. Лев Пономарев, к примеру, заявил, что «Навальный подвел протестное движение». Кстати, хочу напомнить: все прошедшие недели правозащитники во главе с руководителем президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаилом Федотовым убеждали власть согласовать акцию Навального на проспекте Сахарова, и когда добились своего — Навальный пошел в другое место.

Да что там правозащитники — даже соратники по «борьбе с режимом» не поняли этого маневра. Михаил Ходорковский назвал действия Навального «жестковатой провокацией». Ну действительно, Алексей Анатольевич на этот раз превзошел сам себя. Ему, естественно, было известно, что на Тверской проходит фестиваль исторической реконструкции, он начался еще накануне. Вся улица и окрестности заставлены стендами и павильонами, там проходят показательные бои русских витязей в кольчугах и едят блины. Там сотни тысяч детей с родителями отдыхают, и чисто технически не может пройти колонна несогласных.

В итоге несогласным пришлось не митинговать, а ездить в автозаках, но и праздник другим они испортили: подходы к месту действа были оцеплены бойцами Нацгвардии, и многие отдыхающие просто не смогли попасть на фестиваль, а кто-то не мог и выйти, когда уже стал отдыхать. Лично с моей точки зрения это просто свинство. Но оно дало Навальному очередные политические дивиденды: на массовые задержания в России (они были не только в Москве, но в Санкт-Петербурге, где соратники блогера тоже устроили провокацию) отреагировала западная пресса, а Евросоюз и Госдеп США выступили с требованием к российской власти отпустить невинно задержанных.

Ну а вывод о том, что в отношениях Навального и его соратников с правозащитниками наметилась трещина, можно сделать из двух небольших бесед с корректными, но серьезными взаимными обвинениями.

— Навальному предъявили обвинение в организации несанкционированной акции, — сказал «МК» глава СПЧ Михаил ФЕДОТОВ. — Я думаю, что он даже сам от этого не откажется, хотя может заявить, что позвал гулять, а не митинговать. (На суде, который приговорил Навального к 30 суткам ареста, он как раз от этого и отказался, заявив, что люди пришли сами. — М.З.)

— Как вы оцениваете его провокационные действия?

— С точки зрения политической борьбы они эффективны, они подогревают интерес, но я считаю это непорядочным поведением. Я предпочитаю, чтобы люди выражали свое мнение на законных публичных мероприятиях. Нам удалось убедить власти Москвы в том, что лучше согласовывать акции протестного характера, а не запрещать. В данном случае они пошли навстречу. Проспект Сахарова: места много, место символическое — пожалуйста. Возникли разговоры, что не дают ставить технику, усиливающую звук, но на самом деле звукоусиление там было. Я понимаю: если бы данная протестная акция прошла согласно достигнутым договоренностям, то ей бы посвятили считаные секунды в новостях. А так — создан повод, чтобы об этом говорить в течение недель, возникла тема для многочисленных публикаций по всему миру. Здесь действует принцип: любая информация кроме некролога — это пиар. Но меня в этой теме волнует исключительно правозащитная составляющая. В результате такого «пиара» были нарушены права людей: и тех, кто пришел с детьми гулять на Тверскую, и тех, кто хотел выразить свое мнение на протестной акции. Ведь последних повели туда, где их будут задерживать, а вот выразить свою политическую позицию не дадут.

— Пожалуй, впервые правозащитники осудили не полицию, а Навального. Это начало какой-то тенденции?

— Дело не в Навальном или полиции, а в том, что правозащитники — за права человека. В том числе — на личную безопасность при участии в массовых акциях.

— Навальный отсидит 30 суток, а потом выведет детей под дубинки снова. Как повысить ответственность организаторов массовых акций перед их адептами: ужесточением наказания или есть другие методы?

— Нам нужно формировать культуру политической конкуренции. Когда-то же у Навального получалось следовать этой культуре: он нормально участвовал в выборах мэра Москвы. Сейчас — перестало получаться. Нужно вернуться к нормальной законной практике политической конкуренции и понять, что уличные битвы подрывают законность в стране.

— Как нашему правозащитному движению реагировать на заявления западных партнеров о том, что нужно немедленно отпустить всех задержанных 12 июня: взять на знамя или не заметить?

— Тех, кто не нарушал общественный порядок, конечно, необходимо отпускать. Но это не требование зарубежных партнеров, а норма нашего законодательства. Я 12 июня разговаривал с задержанными в отделе полиции, в том числе с несовершеннолетними. Часть из них явилась на несанкционированную акцию сознательно и понимала, что идет на административное правонарушение. Но были и те, кто там оказался случайно, кто пришел на народные гуляния. Они просто оказались в этом месте, их-то за что наказывать? Кстати, именно так, под общую гребенку, в Санкт-Петербурге попали в полицию две женщины, члены СПЧ Наталья Евдокимова и Элла Полякова, которые находились на акции 12 июня в качестве наблюдателей.

— В ходе протестных акций возникли проблемы не только у членов СПЧ, но и у ряда журналистов. Сделает ли из этого какие-то выводы правозащитное движение?

— Мы решили в рамках постоянной комиссии СПЧ по гражданским свободам и гражданской активности, которую возглавляет Николай Сванидзе, создать подкомиссию по защите прав журналистов, освещающих публичные акции как санкционированные, так и несанкционированные. Эту подкомиссию согласился возглавить Павел Гусев. Мы хотим, чтобы в дальнейшем журналисты знали координаты этой подкомиссии и обращались к нам в тех случаях, когда у них возникают проблемы при исполнении обязанностей по освещению публичных акций.

— Хватит вешать ярлыки, что мы выводим на улицы «несознательный молодняк», — сказал «МК» Илья ЯШИН, глава движения «Солидарность», которое сотрудничает с Навальным и поддерживает его кандидатуру на пост Президента России. — Я вчера 8 часов провел в полицейском автобусе, там было 22 человека, я поговорил со всеми и каждым довольно подробно. Да, все они моложе меня, но они гораздо сознательнее, чем люди старших поколений. Это не стадо баранов, которое можно куда-то пригнать. Они прекрасно понимают, зачем выходят на акции, чего добиваются и чем рискуют. Хотя многие думали, что вообще ничем не рискуют: мэрия же пообещала, что не будет задерживать даже участников несанкционированных акций, если те не хулиганят. А эти ребята просто в День России ходили с флагами России. В чем тут хулиганство? В итоге почти 900 человек распихали по автозакам. То, что устроила полиция, — это безумие!

— Своей ответственности за это вы не ощущаете?

— Мы никого не подставляем, а разделяем эту ответственность. Я же тоже сидел в автозаке со всеми.

— Как вы оцениваете реакцию правозащитников на произошедшее 12 июня?

- Мне очень жаль, что они солидарно выступили с критикой в адрес оппозиции, а не полиции. Вчера было огромное количество нарушений со стороны правоохранительных органов уже после задержания. Были угрозы, давление, несовершеннолетних заставляли сдавать отпечатки пальцев, грозились, что их выгонят из учебных заведений. Мы пытались пригласить хоть кого-нибудь из правозащитников. Никто не захотел приехать и вмешаться или хоть прокомментировать. Правозащитное движение стало карикатурным, их зажали и запугали, и теперь они защищают только права полицейских.



Партнеры