Трампу понравилось воевать: к отправке в Афганистан готовятся тысячи солдат

Президент США дал главе Пентагона право направить дополнительные войска в горячую точку

19 июня 2017 в 12:21, просмотров: 4225

Первое своё решение по поводу войны в Афганистане президент Трамп не объявил ни по телевидению, ни из Белого дома и даже не в своей речи в академии Вест-Пойнт. Вместо президентских фанфар Пентагон издал релиз новостей (как-то днем) на прошлой неделе, в котором подтверждается, что президент дал право министру обороны Джиму Мэттису послать несколько тысяч дополнительных войск на войну, идущую уже шестнадцать лет. Сейчас в Афганистане 8800 американских солдат.

Трампу понравилось воевать: к отправке в Афганистан готовятся тысячи солдат
фото: AP

Дональд Трамп, который в своем Твиттере довольно обстоятельно пишет о войне и мире в других частях света, ничего об этом распоряжении не говорил. Но эффект трамповского влияния, конечно, определяется вполне безошибочно. Президент передал Пентагону решение о том, как надо вести дела в Афганистане. Одновременно Трамп подверг критике и бывшего президента Обаму, и других его предшественников, посылавших американцев на войну.

Белый дом несколько принизил значение заявления Пентагона, которое само по себе было весьма расплывчатым, пишет The New York Times. В нем говорилось об установлении «уровня войск». Это, как считают местные обозреватели, является признанием внутреннего конфликта в администрации Трампа по поводу явного ухудшающейся обстановки в Афганистане.

Трамп в ходе своей предвыборной борьбы почти не говорил об Афганистане, а его политические советники противились более глубокому проникновению Соединенных Штатов. Команда Трампа по национальной безопасности находилась под влиянием генералов, которые боялись последствий того, что Соединенные Штаты не действуют активно и тем самым не дают Трампу время полностью оценить ситуацию в Афганистане.

Но бывшие командующие, а также военные специалисты говорили, что, посылая войска до того, как оформлена стратегия, президент Трамп ставил телегу впереди лошади. Всё это, считают многие обозреватели, привело к ослаблению существующей традиции гражданского контроля над военными. Отставной генерал-лейтенант Карл Айкенберри, который был высшим командующим и американским послом в Афганистане пишет: «Верховный главнокомандующий контролирует ограниченные войны путем разъяснения миссий, выбора командующих и уровня войск. Делегировать все эти моменты кому-нибудь весьма опасно». Исходя из этого, решение о посылке дополнительных войск представляет победу, хотя и временную, министра обороны Мэттиса и генерал-лейтенанта Макмастера, помощника президента по нацбезопасности над другими помощниками Трампа, включая его главного стратега Стивена Бэннона, который предупреждал, что посылка новых подразделений весьма скользкое решение. Оно не способно укрепить национальные интересы Афганистана, и является анафемой для националистов, таких как он, которые отвергают и интервенционистов-неоконсерваторов президента Буша и одновременно ведение ограниченной войны президента Обамы.

В официальных кругах утверждают, что Белый дом был потрясен взрывом огромной бомбы в Кабуле и убийством более 150 человек. Белый дом опасается и милитаристских уклонов, которые идут в разрез с политикой правительства Афганистана и его президента Ашрафа Гани, бывшего сотрудника Всемирного банка, дружественно настроенного в отношении Соединенных Штатов. Правительство Гани сейчас находится на краю возможного коллапса.

Генерал Макмастер, который служил в Афганистане руководителем антикоррупционных формирований и весьма близок к министру обороны Мэттису, другому генералу, имеющему афганский опыт, пытался убедить президента Трампа в том, что военное вмешательство в Афганистане должно быть расширено без всяких проволочек. «То, что мы видим сегодня это подтверждение признания президента важности афганской миссии, и мы должны делать это правильно», — говорит Джеймс Карафано, специалист по национальной безопасности Фонда «Наследие», который был советником Трампа в период формирования его администрации.

Официальные круги Белого дома утверждают, что они все еще дебатируют роль США в Афганистане. Нужно ли Афганистану сильное центральное правительство или им будут верховодить «военные лорды», которые исторически делили власть между собой. Тем временем Пентагон продвигает планы посылки от 3 до 5 тысяч солдат для «стабилизации положения в Афганистане», пишет «Нью-Йорк таймс».

Однако неясно ещё, какова позиция самого Трампа и даже то, насколько он вовлечён в дебаты по поводу посылки новых военных подразделений в Афганистан. Как сообщается, Трамп посетил два совещания Совета национальной безопасности на прошлой неделе. На первом совещании дискутировался вопрос о посылке войск в Афганистан. На втором совещании — более широкая политика в Южной Азии.

С тех пор, как Трамп был избран президентом США, он почти ничего не говорил об Афганистане. Однако его взгляды, которые изложены в твитах Трампа, когда он был частным лицом почти что полностью враждебны вмешательству Америки в войну в Афганистане. Так, в 2012 году Трамп писал: «Настало время уходить из Афганистана. Мы строим здание, шоссейные дороги и школы для народа, который ненавидит нас. И это всё не в наших национальных интересах».

Даже министр обороны Мэттис признает, что наращивание американских войск в Афганистане не сможет сыграть свою роль без более широкой стратегии, которую Белый дом не планирует завершить до середины июля месяца. Среди важнейших стратегических вопросов имеются такие — как вести себя против талибов и других воинствующих группировок, прячущихся в Пакистане? Как бороться с глубоко укоренившейся в Афганистане коррупцией? И как добиться политического соглашения с «Талибаном» (деятельность группировки запрещена в РФ)?

«Посылка от трех до пяти тысяч новых подразделений в Афганистане может задержать скольжение вниз на некоторое время, но она не может быть решающей для того, чтобы повернуть ход войны», — говорит Мишель Флурной, которая была при президенте Обамы одним из главных пентагоновских деятелей. Он же отмечает: «Администрация нуждается в новой политической и экономической стратегии одновременно с посылкой дополнительных подразделений в Афганистан, чтобы дать его правительству большую стабильность.

Некоторые эксперты отмечают, что нежелание Трампа включаться в споры о количестве новых американских подразделений для Афганистана являются в некотором роде повторением республиканской традиции, отрицающей микроменеджмент военного руководства, которым занимался президент Обама.

Сейчас, когда в Белом доме командует импульсивный президент, а администрация находится в хаотическом состоянии, Пентагон старается играть ещё большую роль в афганском вопросе: «Президент не имеет времени и не испытывает интереса для принятия решений, передав всё это Мэттису», — говорит Ричард Кон, военный историк университета Северной Каролины, который был советником генерала Макмастера, готовившего свою докторскую диссертацию. По словам Кона, Трамп доверяет Мэттису, поскольку тот обладает опытом и «здравым смыслом». В прошлую пятницу Пентагон заявил, что министр обороны ещё не принял решения об увеличении количества военнослужащих в Афганистане. Любое решение поступит после того, как Пентагон проконсультируется с другими правительственными агентствами, с афганским правительством и натовскими союзниками, говорит споуксвумен госпожа Уайт. Однако она добавляет: «Министр обороны будет продолжать проводить линию президента, осуществляя общую стратегию».

Течение показаний, которые давал на прошлой неделе в Конгрессе министр обороны Мэттис, он настаивал на посылке в Афганистан более солидного контингента. Он говорил, что это принесет всевозможные преимущества. Он считает, что американские военнослужащие должны быть не только советниками высших военных кругов Афганистана, но и заниматься мониторингом афганских войск. Это будет более эффективно, говорит он.

Новые американские советники должны также быть внедрены в ВВС и артиллерию афганских вооруженных сил. Их целью должно быть усиление огневой мощи Афганистана. То есть, в Афганистане предлагается то, что происходит сейчас в Ираке и Сирии, где США борются против ИГИЛ (запрещенная в РФ и других странах террористическая группировка).

Речь идет о людях специфически подготовленных, натренированных и организованных и экипированных не только в крупных стратегических масштабах, но и в том, как взять ту или иную высоту, как поддерживать ракетное видение войны. Об этом настойчиво говорил министр обороны Мэттис в комитете вооруженных сил палаты представителей США. Всё это говорит о том, что добавление к советникам Соединенные Штаты, возможно, пошлют в Афганистан артиллерию и ракетные подразделения «земля-земля», а также силы Специальных операций.

Администрация Обамы сначала лимитировала использование американских военно-воздушных сил против талибов, надеясь на то, что это усилит зависимость афганских вооруженных сил от США. Но поскольку Афганистан не имеет по сути дела никаких военно-воздушных сил, то такой подход Обамы привел лишь к увеличению жертв среди афганских вооруженных сил. Поэтому Обама быстро модифицировал свою стратегию. Поскольку Обама пытался ускорить сокращение американских вооруженных сил в Афганистане, с чем не были согласны многие высшие чины, командовавшие американскими подразделениями, то эффект президентского вмешательства оказался ограниченным.

В прошлом феврале генерал Джон Никольсон, командующий вооруженными силами в Афганистане, руководимыми американцами, заявил, что ему не хватает «нескольких тысяч» военнослужащих. В данный момент 6700 американских военнослужащих находятся в Афганистане. Он и выступают тренерами и советниками афганских вооруженных сил. 2100 американских военнослужащих заняты в контртеррористических организациях (НАТО и другие страны развернули в Афганистане 6500 военнослужащих). Отставной генерал Джон Аллен, который служил командующим в Афганистане в 2011-2013 гг., заявил в интервью, что дополнительные советники в размере от 3 до 5 тысяч сейчас необходимы. Когда сам генерал Аллен командовал американскими военными в Афганистане, он предлагал присутствие 13,6 тыс американцев и 6 тыс натовских солдат, как условие превращения афганских вооруженных сил в реальную военную силу. Именно при нем был создан национальный тренировочный центр в провинции Гильменд.

Белый дом специально подчеркивает, что его стратегия в Южной Азии принципиально отличается от стратегии обамовской администрации. Официальные лица заявляют, что стратегия Трампа включает в себя дипломатические отношения с Пакистаном, Индией даже Ираном. Однако эта стратегия, делающая опор на дипломатию, не может полностью развернуться в связи с тем, что нынешний Государственный департамент ещё далеко не укомплектован. Вот почему в Вашингтоне считают, что, в конце концов, в афганской стратегии Трампа будет доминировать военная косточка.



Партнеры