Хватит рассказывать сказки про Сталина

По его вине погибли миллионы советских солдат, и он сам признавал, что чуть не проиграл войну

28 марта 2010 в 19:28, просмотров: 16766
Хватит рассказывать сказки про Сталина
фото: AP
Плакаты со Сталиным необходимы уже потому, что он был Верховным главнокомандующим победившей армии, а без главкома армий не бывает, говорит лидер коммунистов Геннадий Зюганов. Я же убежден: именно потому, что он был Верховным, именно за то, как он руководил, Сталин и должен нести ответственность.
Для начала обратимся к пакту Молотова—Риббентропа. Зюганов уверяет, что, заключив договор, Кремль выиграл два года для подготовки к войне. На самом же деле подпись Молотова развязала руки Гитлеру. Со времен Бисмарка немцы более всего опасались войны на два фронта, и договор с Кремлем был очень нужен, ибо обеспечивал мир на Востоке. А совместный захват Польши позволил Гитлеру перейти к подчинению остальной Европы.  

Сталин надеялся в удобный момент победно вмешаться в долгую и, как он полагал, обескровливающую Запад бойню, но в итоге сам подвергся нападению “боевого друга” Гитлера. Подписал бы будущий Верховный в 1939-м, как предлагали Париж и Лондон, договор с Францией и Англией — и Гитлер оказался бы зажатым в кольцо новой Антанты, а история могла пойти по иному сценарию. (Правда, тогда мечты большевиков о всемирном коммунизме сделались бы несбыточными.)
Зададим следующий вопрос: почему энергично готовившаяся к боевым действиям Красная Армия отступала до Москвы и Волги? Ведь будущий Верховный действительно заботился о ее оснащении, к началу войны наш перевес в авиации был минимум двукратным, по танковым и моторизованным дивизиям — восьмикратным... Но большая часть этого арсенала была при отступлении брошена и досталась врагу.  

Чтобы понять причины этого, надо вспомнить, кем были красноармейцы 1941-го. С оружием в руках стояли те, по чьим семьям прошлись: Гражданская война, продразверстка, красный террор, расказачивание, ГУЛАГ, голодомор, раскулачивание, большой террор, уничтожение командного состава армии…
Значительная часть этих людей не собиралась защищать режим, но вождь и к этому был готов.  

В 1907 году при активном участии Николая II в Гааге была подписана конвенция о правах военнопленных. В Первую мировую в плену оказались 2,4 млн. русских военнослужащих, 95% из них выжили благодаря поддержке своего правительства и Красного Креста. А в Великую Отечественную только за первые 6 месяцев в плен попали 3,8 млн. человек (70% личного состава армии). И 60% советских военнопленных погибли от ран, голода и болезней. Сталин осознавал, сколь сильна “народная поддержка” его режима, а потому ни до, ни во время войны Гаагскую конвенцию не подписал. Тот же, кто уцелел и вернулся из плена, досиживал в советских лагерях.
Не от их ли имени теперь собираются вывешивать билборды?  

Вы спросите: почему не желавшие защищать тоталитарный режим воины со временем стали бить врага? Потому что осознали: нацизм вообще не оставляет им никаких шансов, а значит — должен быть уничтожен.  

Однако главком по-прежнему не сильно доверял армии и создавал в войсках обстановку тотального страха.  

Сталинско-жуковский приказ №270 от 16 августа 1941 года требовал уничтожать соотечественников, плененных врагом, всеми возможными способами. А директива Жукова №4976 от 28 сентября 1941 года вообще обязывала расстреливать семьи попавших в плен (впрочем, на практике этот приказ не мог быть выполнен и не применялся).  

Сталинскую дисциплину поддерживали военные трибуналы, по их приговорам в 1941—1945 годах были расстреляны почти 300 тысяч военнослужащих. Всего же (вместе с заградотрядами и др.) карательные органы расстреляли во время войны 1 миллион соотечественников! В Первую мировую трибуналы приговорили в русской армии к расстрелу менее 100 человек. Феномен заградотрядов тогда был неизвестен.  

Другое отличие Красной Армии в сравнении с русской армией 1914—1917 годов — появление штрафбатов, в которые попали более 400 тысяч офицеров, потери этих формирований в 3—6 раз превосходили потери обычных.  

Управлять по-другому Верховный не умел и не мог.  

Еще одна мрачная страница военной истории — “эффективный менеджмент”, обрекавший армию на гибель в котлах. В своих мемуарах Н.Хрущев рассказывает, как он звонил в ставку из-под Киева и умолял отдать приказ об организованном отступлении. Хрущев понимал, что удержать Киев невозможно. Но Сталин даже не брал трубку, разговор шел через секретаря. Приказ на отход не последовал. В результате к концу сентября 1941 года в Киевский котел попало 665-тысячное войско.
В Первую мировую русская армия избегала окружений, а в Великую Отечественную в котлах оказались примерно 2 миллиона бойцов и командиров.  

Античеловечность и антироссийскость сталинской системы склоняли ее к постоянному насилию, что породило невиданную в нашей истории ситуацию. Впервые во время войны миллион человек взял оружие, чтобы бороться с собственной властью. В таком противостоянии не может быть героев, оно изначально глубоко трагично. Но пора прямо и ясно признать: власовцы не были фашистами. (Характерно, что расплодившиеся у нас в последнее время неонацисты никакого интереса к ним не проявляют.) Сам Власов более года просидел у Гитлера под домашним арестом. Приступить к созданию армии он смог только в 1944 году, используя противоречия в немецком руководстве и опираясь на тайную поддержку антифашистских сил, готовивших покушение на Гитлера.  

Ответственность за возникновение гражданской войны в условиях войны мировой несет прежде всего сам Сталин.  

Добавлю, что национальные формирования, боровшиеся со сталинщиной, создали практически все народы СССР, и потому распад ленинско-сталинского государства наметился уже в начале 1940-х. Тем же, кто занят проблемой предательства, я советую поразмышлять над новыми данными, полученными историком из Твери И.Ермоловым. Согласно его подсчетам, каждый третий чиновник в местной оккупационной администрации до войны состоял членом ВКП(б). И это неудивительно, ведь в тоталитарном государстве в партию власти идут не из убеждений, а из корысти и страха.  

Спор о билбордах можно завершить признанием самого Верховного. В книге “Воспоминания” Хрущев пишет: “Он (Сталин. — Авт.) прямо говорил, что если бы США нам не помогли, то мы бы эту войну не выиграли: один на один с гитлеровской Германией мы не выдержали бы ее натиска и проиграли войну”.
Несмотря на все сказанное и многое несказанное, несмотря на безмерное насилие, ложь, крайне неэффективное управление, наш народ, преодолев невероятные испытания, вышел победителем.  

Юбилей Победы — время предъявить запоздалый счет: какой ценой она достигнута? Недопустимо, чтобы война выдуманная затмила войну подлинную. Правда о войне и сталинских преступлениях рассказана нашими великими соотечественниками-ветеранами: Виктором Астафьевым, Василем Быковым, Василием Гросманом, Александром Солженицыным. И ее не исказить.


Партнеры