Хроника событий Американские сенаторы одобрили законопроект об электронной слежке Экс-сотрудник американских спецслужб Сноуден заявил, что не является русским шпионом Сноуден назвал закон о запрете анонимайзеров трагическим "нарушением прав человека" Американская «Победительница реальности» получила славу как «Сноуден в юбке» Сноуден увидел символизм в словах Меркель о судьбе Европы

Эдвард Сноуден: нет шансов, что секретные документы попали русским или китайцам

Скандально известный разоблачитель дал интервью «Нью-Йорк Таймс»

18 октября 2013 в 12:04, просмотров: 8881

Бывший контрактор Агентства национальной безопасности США Эдвард Сноуден, получивший убежище в России, дал интервью изданию The New York Times. По его словам, у него не было с собой никаких секретных документов АНБ, когда он в июле прилетел в Россию – так что, утверждает Сноуден, у российских спецслужб нет доступа к этим материалам. «МК» предлагает перевод статьи из «Нью-Йорк Таймс».

Эдвард Сноуден: нет шансов, что секретные документы попали русским или китайцам
Эдвард Сноуден

«Господин Сноуден заявил, что все секретные документы он передал журналистам, с которыми встретился в Гонконге перед отлетом в Москву, не сохранив для самого себя никаких копий. Он не взял с собой эти материалы в Россию, «поскольку это не послужило бы общественным интересам», говорит он.

«Для чего бы мне было дальше держать копии материалов у себя лично?» – добавил он.

Сноуден также утверждает, что он сумел защитить эти документы от китайских агентов, поскольку знаком с возможностями спецслужб этой страны, заявив, что будучи контрактором АНБ, изучал действия китайцев и прошел курс изучения китайской киберконтрразведки.

– Ноль процентов шансов, что русские или китайцы получили какие-нибудь документы, – говорит он.

Представители американской разведки выражали глубокую озабоченность тем, что материалы могли попасть в руки иностранных спецслужб, но по словам Сноудена, он считает что в АНБ знают, что он не сотрудничал ни с русскими, ни с китайцами. Он заявляет, что публично заявил о том, что у него нет более никаких документов АНБ, чтобы объяснить, почему он уверен в том, что Россия не получила к ним доступа. Ранее он не был склонен раскрывать эту информацию, по его словам, из страха, что на журналистов будет оказано большее давление.

В обширном интервью, Сноуден представил детальные ответы на обвинения, выдвинутые против него американскими официальными лицами и другими критиками, предоставил новые объяснения тому, почему он разочаровался в деятельности АНБ и решил рассекретить эти документы, а также говорил о международной дискуссии по поводу наблюдения за гражданами, которое было вскрыто его разоблачениями. Интервью состоялось через зашифрованное общение через интернет.

Тридцатилетний Сноуден получил большую поддержку со стороны защитников неприкосновенности частной жизни и осуждение со стороны правительственных чиновников как предатель, нанесший неисправимый вред, он находится перед лицом обвинения как объект Акта о шпионаже за утечку документов АНБ в новостные медиа. В интервью он заявил, что считает себя «свистуном» (whistle-blower), который действовал в интересах своей страны, раскрыв информацию о слежке, которую ведет АНБ, собирая информацию в том числе на американцев.

Он уверяет, что помогал американской национальной безопасности, вызвав крайне необходимое общественное обсуждение деятельности спецслужб. «Секретное продолжение этих программ представляет гораздо большую опасность, нежели их обнародование», – утверждает Сноуден. И добавляет, что более озабочен там, что американцам не рассказывают о методах работы АНБ, чем какими-то конкретными операциями по сбору данных. (...)

Сноуден рассказал, что никогда не помышлял об измене, ни находясь в Гонконге, ни в России, где ему решено остаться в течение года. Он говорит, что был уверен в том, что сохранил документы в безопасности от китайских спецслужб, и что АНБ знает, что он сделал так. Последним объектом, по которому он работал в качестве контрактора Агентства, был Китай, рассказывает он, добавив, что он имел «доступ к каждому объекту, каждой активной операции», проводимой АНБ против китайцев – «полные их списки». (...)

По словам Сноудена, его решение устроить утечку документов АНБ развивалось постепенно, начиная, по меньшей мере, с того времени, когда он работал техником на женевской базе ЦРУ. Полученный там опыт, говорит Сноуден, подпитывал его сомнения насчет разведсообщества...

Он оспорил появившееся на прошлой неделе в The New York Times сообщение о том, что уничижительный комментарий, помещенный в его личном деле в то время, когда он работал в Женеве, стал следствием подозрений, что он пытался получить доступ к секретным документам...

(…) Сноуден добавил, что внутри шпионского агентства «есть много несогласных, и это ощутимо». Но, по его словам, людей держат в узде при помощи «страха и фальшивого образа патриотизма», который он описывает как «послушание власти».

По его словам, он был уверен, что если в качестве инсайдера попытается задавать вопросы о операциях АНБ по слежке, его попытки «будут похоронены навсегда», а он будет «дискредитирован и обесчещен». Он говорит, что «эта система не работает», добавив, что «ты вынужден сообщать о нарушениях тем, кто более всего за них ответственен».

Мистер Сноуден утверждает, что окончательное решение действовать принял когда обнаружил копию секретного отчета 2009 г. о несанкционированной программе АНБ по записи телефонных разговоров во времена администрации Буша.

(…) Прочтя об этой программе, которая обходила существующие законы о слежке, он пришел к выводу, что он незаконна. «Если высшие чиновники в правительстве могут нарушить закон, совершенно не боясь наказания или хоть каких-то последствий, – говорит он, – тайные силы становятся чрезвычайно опасными».

(…) Чтение этого доклада помогло кристаллизоваться его решению: «Вы не можете прочитать нечто подобное и не осознать, что оно значит для всей нашей системы».

Сноуден сказал, что последствия его решения обнародовать информацию о АНБ оказались большими, нежели он предполагал, добавив, что не контролировал то, что журналисты писали об этих документах. Он передал им эти материалы, поскольку хотел, чтобы его собственные предубеждения «были отделены от принятия решения насчет публикации»...

Предоставить подробности насчет условий проживания в Москве Сноуден отказался – за исключением того, что сказал, что не находится под контролем российского правительства и может свободно передвигаться.

Перевел Андрей ЯШЛАВСКИЙ.

Эдвард Сноуден. Хроника событий


Партнеры