Хроника событий Саудовский сайт опубликовал интервью с начальником Генерального штаба Израиля Явлинский: «России нужна налоговая революция» СМИ: российские ЧВК вмешались в гражданскую войну в Судане Путин: от террористов освобождена почти вся Сирия В Раде обвинили Россию в спонсировании миграционного кризиса в Евросоюзе

И хочется, и колется: Вашингтон и Лондон балансируют на грани войны с Сирией

Обама еще не принял решения насчет военного вмешательства

29 августа 2013 в 12:25, просмотров: 4848

В эти драматические дни над Вашингтоном и Нью-Йорком вновь нависла тень бывшего госсекретаря США в администрации президента Буша Колина Пауэлла. Машина времени как бы отбрасывает Америку в февраль 2003 года, когда Пауэлл выступил с сенсационным заявлением в Совбезе ООН, жонглируя данными американской разведки о наличии у Ирака ядерного оружия. Тем самым он как бы давал «зеленый свет» американскому вторжению в Ирак. Вторжение состоялось, война длилась несколько лет. Но оружия массового поражения обнаружено не было.

И хочется, и колется: Вашингтон и Лондон балансируют на грани войны с Сирией

И вот спустя 10 лет уже не правительство Буша, а правительство Обамы сталкивается с аналогичной ситуацией. Наученный горьким опытом Белый дом решил не посылать в Совет безопасности своего госсекретаря Джона Керри, а тем более оснащать его сенсационным антуражем. Было принято решение ограничиться заявлением, исходящим от разведорганов. Американские официальные лица признают, что нет «дымящегося пистолета», подтверждающее личное участие президента Асада в применении химического оружия его вооруженными силами. (Выражение «дымящийся пистолет» взято из лексикона Дикого Запад. Для того, чтобы на 100% доказать убийство у стрелявшего пистолет должен был еще дымиться). Любопытно, что одно из доказательств применения химоружия своеобразно «оправдывает» Асада. Речь – о телефонных разговорах между различными сирийскими военачальниками, смысл которого выяснить кто же дал приказ применить химическое оружие. Если бы этот приказ исходил от Башара Асада, то такой неразберихи не было бы. По некоторым данным, приказ о применении химического оружия был дал воинственным братом президента, который командует 4-й танковой дивизией сирийских вооруженных сил.

В среду по телеканалу PBS выступил президент Обама. Он заявил, что еще не принял решения по поводу вмешательства в сирийскую ситуацию. Но сказал, что военный удар будет нанесен для того, чтобы улучшить нацбезопасность США на долгие времена.

Заявление, исходящее из официальных кругов, скорее от разведывательных органов, рассматривается политическими обозревателями как наиболее важный документ в течение всего последнего десятилетия. Так характеризует его, например, Энтони Годсмэн, научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований. Он пишет, что администрация Обамы нуждается в четких разведывательных данных для того, чтобы «информировать мировую общественность и создать доверие к американской политике и к заявлениям разведывательных органов США».

Тем не менее форма презентации всех этих свидетельств будет, как заявляют «лимитированной». Не будет того театрального представления, которое устроил Пауэлл в 2003 году — фотографии со спутников, записи бесед иракских военных и даже мензурка, в которой содержались палочки чумы.

Стоить вспомнить, что когда в июне было впервые обнаружено применение химоружия в Сирии, несмотря на то, что это означало нарушение «красной линии», обозначенной Обамой, Белый дом реагировал весьма вяло. Президент ограничился тем, что он дал добро очень программе снабжения сирийских повстанцев оружием. Кстати, это оружие до сих пор не прибыло на место назначения.

Тень 2003 года и драматической презентации Пауэлла преследует администрацию Обамы словно тень отца Гамлета. Даже Дональд Рамсфельд, который был во время иракского вторжения министром обороны США, выступая по телеканалу Фокс вынужден был признать, что его администрация не принимала в расчет интересы своего государства.

Противоположной точки зрения придерживается сенатор Джон Маккейн. Он критикует Обаму за то, что тот проявляет сдержанность и недостаточно активен. Маккейн заявил, что сомнения по поводу решимости США начать военные действия против Сирии, высказанные председателем Объединенной группы начальников штабов генералом Демпси, подстегнуло сирийское правительство на применение химического оружия. Обама сказал он, позволил Асаду переступить «красную линию» и не реагировал на это. «Как после этого можно верить в надежность американских заявлений? — заявил Маккейн, выступая на том же телеканале Фокс. — Где наша способность влиять на события в регионе? Те, кто говорят, что не надо вмешиваться в конфликт в Сирии, не понимают сути этого конфликта».

Разумеется, большое значение имеют настроения, которые превалируют в американском обществе. В среду были опубликованы результаты опроса общественного мнения, проведенные Университетом Квиннипиак. Согласно результатам этого опроса, 61% американцев заявили, что интервенция в Сирию не отвечает национальным интересам страны. Только 27% заявили, что это отвечает интересам Америки. 59% выступили против предоставления оружия повстанцам и только 27 — за. 49% опрошенных заявили, что они поддержали бы ракетный удар против Сирии, если это не поставило бы под угрозу жизни американцев. 38% заявили, что они против этого.

Проблема военного удара по Сирии вызывает сильное противодействие и на Капитолии. Более 100 конгрессменов обратились с письмом к президенту Обаме. Это письмо подписали 98 республиканцев и 18 демократов. Указывая, что события в Сирии не представляют прямой угрозы США, подписанты требуют, чтобы Обама получил разрешение конгресса на военный удар по Сирии. Они считают, что в противном случае будет нарушен принцип разделения властей. Дело в том, что по конституции право объявлять войну предоставлено не президенту, а конгрессу США. Президент Буш в 2003 году, начиная войну в Ираком, не привел в действие этот конституционный механизм.

Спикер палаты представителей Джон Бонер тоже направил письмо Обаме, в котором он требует от президента «законных оправданий» на добро конгресса. В четверг состоялся телефонный брифинг лидеров конгресса. Сам конгресс в данный момент находится на каникулах. Он начнет свою работу 9 сентября. Однако в письме 100 с лишним конгрессменов говорится, что они готовы вернуться раньше, дабы проголосовать за или против вмешательства в Сирии. Конгрессмен Скотт Ригель напоминает о том, что удар по Ливии в 2011 году был произведен без согласия конгресса. «Это плохой прецедент в современной истории Америки. Усиление и расширение исполнительной власти в ущерб власти конгресса является недопустимым». Сенатор Рэнд Пол потребовал «открыть дебаты в конгрессе по Сирии».

Не менее сложная ситуация создалась в Англии. Премьер-министр Англии Кэмерон тоже имеет свои призраки. Если в США это госсекретарь Пауэлл, то в Англии это бывший премьер-министр Тони Блер. Как известно, Блер полностью солидализировался с президентом Бушем, когда тот решил сбросить в Багдаде Саддама Хуссейна, якобы потрясавшего ядерной бомбой. Лейборийская оппозиция потребовала подождать решения комиссии ООН, которая расследует факты применения химического оружия в Сирии. Лейбористы требуют также предпринять еще одну попытку в совете безопасности ООН для того, чтобы получить консенсус на военное вмешательство в сирийскую гражданскую войну. В связи с этим Кэмерон принял решение, что вопрос о вмешательстве в Сирии будет голосоваться в палатке общин.

Ситуацию еще больше усложняет заявление, сделанное в ООН сирийским представителем этой организации Башаром Джаффари. Он заявил, что имеет доказательство того, что 22, 23 и 24 августа и тоже в предместьях Дамаска химическое оружие применили повстанцы. Джаффари потребовал от генерального секретаря ООН расследовать это «преступление». Он назвал западные державы «поджигателями войны». И добавил: «мы мирный народ, добивающийся стабильности».

Все это косвенно отражается и на Израиле. В Израиле опасаются, что если США нанесут ракетный удар по Сирии, Сирия может ответить ударом по Израилю, хотя считается что это мало вероятно. Премьер-министр Израиля Натаньяху выступил с заявлением, суть которого можно изложить в двух словах — «не паниковать». Тем не менее, задействован так называемый «железный купол». Это система ракет-перехватчиков «Патриот» и «Стрела».

На Западе обращают внимание на то, что до сих пор не имеется никакой реакции со стороны президента России Путина на ситуацию, сложившуюся сейчас вокруг Сирии. Несмотря на то, что министр иностранных дел Лавров неоднократно предупреждает об опасности военного вмешательства в Сирию, президент продолжает соблюдать молчание, — подчеркивают западные медиа и официальные круги. Правда здесь цитируются красочные слова заместителя премьер-министра России Рогозина о том, что Запад ведет себя в отношении ислама, как обезьяна с гранатой в руках.

Здесь обращает на себя внимание и то, что было сказано Путиным в телефонном разговоре с новым президентом Ирана Хассаном Роухани. Оба президента заявили, что применение химического оружия «фундаментально неприемлемо». Однако в сложившуюся ситуацию необходимо разрешить политическими и дипломатическими средствами. Упоминается и то, что в разговоре с Кэмероном Путин заявил, что у России нет данных, подтверждающих применение химического оружия правительством Асада. Цитируются также слова председателя комитета по иностранным делам Госдумы Алексея Пушкова: «Было бы абсолютно безумным со стороны президента Асада использовать химическое оружие, когда столь явно прочерчена «красная линия». Асад не сумасшедший».

В этих словах есть определенный резон. Асад действительно не сумасшедший. Но он мог спровоцировать применение химического оружия для того, чтобы припереть к стене Обаму. Сейчас Обама действительно поставлен в крайне неудобное положение. Сирия нарушила «красную линию». Ответ за Обамой. Президенту и хочется, и колется. И это вполне понятно.

Как эксперты ООН искали химоружие в Ирак

02:46

Война в Сирии. Хроника событий


Партнеры