Российский эпидемиолог рассказал, как можно победить лихорадку Эбола

«Сейчас создана так называемая вакцина-кандидат, экспериментальный препарат, который, возможно, после необходимых испытаний, станет панацеей для профилактики»

12 августа 2014 в 16:21, просмотров: 70892

В Европе зарегистрирован первый летальный случай от лихорадки Эбола. Доставленный пять дней назад из Либерии испанский священник Мигель Пахарес скончался в Мадриде. Ученые спешно ведут разработку вакцины и лечебных препаратов против этой напасти. Российские эпидемиологи, побывавшие в эпицентре эпидемии, в Гвинее впервые установили уровень смертности от лихорадки Эбола. Она составляет около 70 процентов. О том, в чем заключалась миссия российских специалистов, с чем они столкнулись в очаге заболевания, «МК» побеседовал с только что вернувшимся из Гвинеи заместителем директора ЦНИИ эпидемиологии Виктором МАЛЕЕВЫМ.

Российский эпидемиолог рассказал, как можно победить лихорадку Эбола
фото: morguefile.com

- Виктор Васильевич, по последним данным число жертв болезни, вызванной вирусом Эбола, в странах Западной Африки перевалило уже за тысячу человек. Что вы увидели в Гвинее, как там развивается ситуация?

- Мы поехали туда вдвоем с доктором из Санкт-Петербурга буквально на 5 дней. Цель - провести что-то вроде рекогносцировки, разведать обстановку, оценить возможный риск для представителей нашего посольства. Дело в том, что получить информацию об эпидемии с места, сидя в Москве, очень трудно, - у местных жителей пятница, суббота, воскресенье, - выходные, в которые они вообще ничего не передавали бы нам. Поэтому мы и отправились. Что мы тут увидели? Больные, конечно, есть, в местной больнице Конакри (столице Гвинеи) к моменту нашего приезда с лихорадкой лежало 15-16 больных, когда уезжали пятеро выздоровели. Последний летальный исход непосредственно в Конакри был недели две назад. Так что в целом ситуация не столь катастрофическая, как, к примеру, в соседних Либерии и Сьерра-Леоне, где по данным ВОЗ гораздо больше летальных случаев. В целом мы оцениваем степень летальности от лихорадки Эбола в 70 процентов.

- Как ведут себя люди, нет ли паники в городе?

- Мы были в столице, там более-менее спокойно. Люди проинформированы о мерах предосторожности, о необходимости обрабатывать дезрастворами руки после улицы. Кстати, мы и нашим дипломатическим работникам дали дополнительные советы: по возможности не посещать местный рынок, прочие общественные места, не блещущие чистотой. Если вдруг возникнет необходимость посещения больниц, обязательно облачаться в защитную одежду, надевать маски, перчатки. Мы оставили нашим дипломатам медкостюмы, масок надежных побольше. Конечно, посоветовали избегать поездок в глубинку. Примерно в 800 км от Гвинеи, в лесных районах ситуация практически не контролируется. Из-за высокого уровня неграмотности (около 70 процентов), смертей от лихорадки Эбола там намного больше. Тем людям невозможно разъяснить никаких мер предосторожности. Если умирает родственник, они собираются возле него всей большой семьей. Естественно, половина потом заражается... Самое страшное, что туда очень трудно направить помощь, - местные воспринимают врачей, и особенно белокожих, как главных врагов. Так, на днях они напали на представителей Красного Креста, остановили машину, пытались расправиться с врачами.

- Вы сами применяли какие-то средства профилактики?

- Когда посещали госпиталь, - конечно! Без специальных костюмов и масок там появляться нельзя.

- А как насчет экспериментальных сывороток?

- Нет, таких в нашей аптечке не было.

- Прошла информация о заражении восьми врачей из Китая в Сьерра-Леоне. Как это могло произойти с эпидемиологами?

- Наверное они недооценили риск. Ситуация в Африке осложняется тем, что в тех местах лихорадка Эбола — не единственная эпидемия. Есть еще малярия, СПИД... Причем, первые симптомы у многих болезней похожи: высокая температура, боль в мышцах. Может, заразившиеся врачи по ошибке приняли лихорадку Эбола за другую напасть и не приняли мер предосторожности.

- Почему лихорадка застала жителей Западной Африки врасплох, ведь о лихорадке знали давно?

- О ней просто забыли. Пять лет о ней не слышали, а тут вдруг — вспышка. В Гвинее говорят, первый случай смерти был зафиксирован в декабре прошлого года, - они долго не могли поставить пациенту правильный диагноз.

- Насколько я знаю, у нас в России еще в 80-90-е годы разрабатывался препарат против лихорадки Эбола. Мы сейчас чем-то можем помочь международному сообществу? Или американцы, которые также заявляют об активных изысканиях, опередят нас?

- В нашем научном центре «Вектор» в Новосибирске велись разработки вакцины и сыворотки. Сейчас на основе их создана так называемая вакцина-кандидат, экспериментальный препарат, который, возможно, после необходимых испытаний, станет панацеей для профилактики.

- Какие действия будете предпринимать дальше?

Россия готова отправить в Гвинею мобильную лабораторию, но для этого от страны должен поступить официальный запрос.

МЕЖДУ ТЕМ

Американский врач Кент Брентли, который заразился в Либерии вирусом Эбола, успешно лечится в США, в больнице исследовательского университета Эмори в Атланте. Ещё одну жертву лихорадки — американку Нэнси Райтбол — привезут на родину на днях.

Справка «МК». Большинство людей от болезни, вызванной вирусом Эбола, которую ВОЗ на прошлой неделе объявила угрозой международного масштаба, умерли в Гвинее, где вспышка началась в декабре прошлого года - 373 человека. В соседней Либерии скончались 323 человека, в Сьерра-Леоне - 315. Число летальных исходов в самой густонаселенной стране Африки, Нигерии, не изменилось - здесь от Эболы скончались два человека.



Партнеры