Методы воспитания в московском детсаду: размазывание еды по лицу, крики и угрозы телесных наказаний

Ясли строгого режима

17.07.2014 в 19:56, просмотров: 7623

«Сейчас я как дам по мозгам этому Семену! Он у меня орать еще будет». «Сука, а! Сейчас получишь у меня!» «А ну хватит орать, псих! Ну точно псих!»

Это не уличные разборки между неблагополучными подростками. Это запись обычного дня в детском саду №833 в ясельной группе №5, где малышами занимаются воспитательницы Светлана Бучукина, Вера Горина и нянечка Наталья Попович. Постоянные крики, запугивания детей дядями с большими сумками, обещания «дать по рукам, по губам, по жопе, по мозгам». Кого-то называют психом, кого-то — дурачком, уродом, сукой. Тем, кто балуется за столом, размазывают еду по лицу...

Но самое удивительное — большинство родителей не осуждают такое обращение со своими детьми и всячески препятствуют увольнению воспитателей. 

Методы воспитания  в московском детсаду: размазывание еды  по лицу, крики и угрозы телесных наказаний
фото: Наталия Губернаторова

Малышам, которые ходят в ясли, нет еще и трех лет, большинство не умеет даже говорить. Нахождение среди чужих людей, вне семьи для детишек такого возраста — уже стресс, поэтому обращаться с ними необходимо максимально ласково и по-доброму.

Но вместо этого... Вот выдержки из диктофонной записи одного только дня, которую обеспокоенные взвинченным состоянием детей родители сделали в начале июля 2014 года.

— Что, давно не плакал? Давно не плакал?! А ну иди сюда, — брань воспитательницы заглушает истошный детский крик. Слышны шлепки и звуки отодвигаемой мебели. Малыша, видимо, выдернули из-за стола. В детском саду так проходит завтрак.

— Я тебе сейчас попсихую. Успокоился, я сказала! Успокоился! Ишь ты, разбушевался! — но трехлетний малыш от такого психотерапевтического метода успокоения явно не в восторге. Он орет еще громче и еще истошнее. Вот уже заходится в кашле. Но тон голоса воспитательницы не смягчается, наоборот, становится все жестче и раздражительнее.

— А ну хватит орать, псих! Ну точно псих! Бери тряпку и вытирай, что там разлил под столом. Ишь ты! Я тебе сейчас сделаю маску на лицо, понял? Бери чай. Вчера у меня вон та красавица получала свекольную маску, она уже знает, как получать...

Похоже, детей, которые не раздражали бы воспитателей, в этой группе попросту нет.

— Кирилл! Кирилл! Иди сюда быстро руки мыть. Сука, а! Сейчас получишь у меня!

— По жопе он будет сейчас получать!

Наступает время прогулки. Следующая запись — уже с улицы:

— Я сказала, быстро слез, — выходит из себя воспитательница. Малыш что-то лепечет в ответ. — Я тебе щас… (нецензурная брань), по губам получишь, если будешь так разговаривать!

И тут же переключается на другую жертву:

— Так, цветы нельзя рвать! Я тебе сейчас поору, урод, а ну рот закрыл. Сейчас Куськусь тебя накажет.

Перепуганный малыш хнычет: «Не, не, не». А воспиталка (извините, воспитателем ее назвать язык не поворачивается) ему в ответ авторитетно отвечает: «Да!»

Отдохнувшие на свежем воздухе детишки возвращаются в группу. И снова мы слышим:

— А ну ползи в туалет, вон туда в туалет, дурачок! Нечего здесь гадить! — судя по звукам, малыша тащат по полу, он плачет и причитает: «Мама, мама!».

— Так, сейчас по жопе — и до свиданья! А ну, повернулась быстро на бок! — это уже пошел процесс укладывания в постели для послеобеденного сна. — Куськусь, беги быстрее, давай кусай ее за попу!

На этой фразе девочка начинает плакать. Видимо, детсадовский Куськусь всем уже хорошо знаком и знакомство это детей не радует. Однако им одним воспитательный арсенал не ограничен:

— Сейчас придет дядя с сумкой и заберет тебя, понял?

фото: Наталия Губернаторова

■ ■ ■

— К сожалению, это не первый случай такого «воспитания» в нашем детском саду, — рассказывает «МК» мама трехлетнего Артема Света. — Я отдала сына в ясли в начале прошлого учебного года — осенью 2013-го. Буквально через две недели посещения группы Артемка сильно изменился. Стал капризный, раздражительный, опять перестал разговаривать. Кроме того, начал писаться в штаны. Одним словом, я почувствовала, что что-то не так. Воспитатели говорили — это адаптация.

Светлане очень хотелось понять, как ее ребенок ведет себя в группе и чем ему можно помочь, чтобы быстрее приучить к детскому саду. От педагогов добиться внятного ответа не удавалось, а сам малыш пока ничего рассказать не мог. Подруга посоветовала оставить в шкафчике Артема диктофон. То, что услышали родители на записи, повергло их в настоящий шок.

Светлана растерялась и не сразу сообразила, что и делать. Этой же ночью она написала обращение на известном детско-родительском форуме, просила откликнуться юристов и помочь составить грамотное заявление в полицию. С ней тут же связались, но не юристы, а сотрудники Департамента образования. А потом и лично руководитель Южного окружного управления образования Антон Молин. Так, мол, и так, Светлана Игоревна, приходите к нам на встречу.

Светлана явилась, начальник был очень вежлив, послушал диктофонную запись, принял жалобу и обещал во всем разобраться и наказать виновных по всей строгости.

— Я и другие мамы просили немедленно отстранить воспитателей от работы и начать административное разбирательство, — вспоминает Светлана. — Мы были уверены, что их уволят по статье, ведь допускать таких педагогов к работе с детьми нельзя. Для меня и для других родителей это было принципиально важно. Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что обе воспитательницы были уволены из сада по собственному желанию. Заведующая объяснила это тем, что нечего нам было идти сразу к начальству. Мол, перепрыгнули через ее голову, а она не знала и подписала заявления горе-воспитательниц в тот же день. Никакой двухнедельной отработки — ничего! Так, оказывается, тоже можно.

После этого возмущенные родители ходили опять к Молину, просили объяснить, как же так произошло? Но чиновник лишь пожимал плечами — уволили как посчитали нужным.

«По фактам, изложенным в Вашем обращении, была проведена служебная проверка, в результате которой факты непедагогического поведения воспитателей Тимашовой Л.В., Маланьиной Н.А. и помощника воспитателя Вахмистовой Г.Н. нашли подтверждение, — написал господин Молин в своем ответе. — По результатам были приняты следующие управленческие действия: расторгнут трудовой договор с вышеуказанными сотрудниками. Деятельность дошкольного отделения ГБОУ СОШ №677 взята на контроль управлением образования ЮАО».

■ ■ ■

Поначалу казалось, что все наладилось. Воспитателей сменили, дети стали ходить в сад с очевидно большим удовольствием. Но вот пришло лето, воспитанников стало гораздо меньше — и всех оставшихся детей объединили в одну группу. Соответственно, у малышей появились и новые педагоги. И все началось сначала...

— Надо было все-таки тогда на юриста скинуться и довести дело до конца. Так как неграмотно, как оказалось, мы составили заявление. И вот пожалуйста — повторение старой истории. Получается, ни руководство садика, ни сами воспитатели никаких выводов не сделали.

С наступлением лета заметили неладное многие родители.

— Мой Никита по ночам плакать стал и все повторял: «Бабайка, Бабайка». Теперь-то я знаю, что это за Бабайка, — говорит Инна, мама Никиты.

— Скажите, а сама запись не вызывает у вас подозрений? Это точно ваш ребенок и ваши воспитатели?

— Конечно! Я и сына, и Веру Ивановну, и нянечку прекрасно по голосу узнала.

Мамы, наученные горьким опытом, пошли прямиком к заведующей, оставили ей аудиозапись. В настоящий момент готовится обращение в прокуратуру. Одна из воспитательниц тут же написала заявление об уходе по собственному желанию. Другая пока находится в отпуске.

■ ■ ■

Мы попытались выяснить — как именно осуществлялся контроль за дошкольным заведением? И по каким статьям Трудового кодекса должны были быть уволены горе-воспитатели, коль уж их поведение было признано непедагогичным. Однако в управлении ЮАО тем временем сменился начальник, а новый руководитель Лазарев не в курсе той ноябрьской истории, и никаких бумаг по поводу конфликта у него нет.

— И вообще, прежде чем вам отвечать, нам нужно получить одобрение от Департамента образования, а на это уйдет не меньше месяца, тем более что лето и все в отпусках.

Все в отпусках — а дети тем временем в саду превращаются в «психов», «уродов» и «сук».

Но самое удивительное, что некоторые — если не сказать многие — родители не видят ничего страшного в таком методе воспитания.

— Сразу после произошедшего было устроено родительское собрание, — рассказывает мама еще одного воспитанника злополучной группы №5. — И только пятеро родителей были возмущены поведением воспитателей. Остальные же — 16 человек! — наоборот, всячески их защищали. Хотя многие из них слышали запись. Но она их вовсе не возмутила. Говорят: а как, мол, еще бедным воспитательницам справиться с такой оравой детворы? Ну, подумаешь, прикрикнули, что в этом такого? Другие же категорически даже слушать отказались, заявив, что полностью доверяют этим педагогам. А нас, недовольных мам, они искренне считают подрывателями детсадовского спокойствия.

Некоторые родители даже называют маленьких детей, на которых орут воспитатели, неуравновешенными психами. Говорят, что с ними даже педагоги с таким стажем, как у них в саду, не смогут справиться. «Да детская комната милиции по этим хулиганам плачет! Они то кусаются, то дерутся, — искренне возмущаются они. — Из-за них вот хотят уволить хорошую воспитательницу».

Эти родители, наоборот, написали письмо в защиту педагогов ясельной группы №5. Этим фактом бравируют и в окружном управлении образования, и в детском саду. Все их объяснения сводятся к тому, что недовольство воспитательными методами высказывают только несколько мам, этакие профессиональные скандалистки.

— И методы у этих недовольных одни и те же, — говорит мне чиновник окружного управления образования. — Да и вообще непонятно, что это за запись такая? Где и когда ее сделали? А может, это все специально подстроено? Ведь, насколько я понимаю, одна и та же мама все время недовольна. Вас это не настораживает?

Меня между тем очень настораживает другое. Что же такое происходит в нашем обществе, если орать матом на детей для многих — норма? И если в садике не стесняются вести себя таким образом, то можно себе представить, что происходит дома у тех родителей, которые «не видят в этом ничего особенного». Мы все ругаем западную ювенальную систему, которая отбирает детей из семьи за любую грубость. И, кстати, довольно часто это происходит в смешанных семьях, где один из родителей — русский. Для нас грубое, неуважительное отношение к собственным детям — практически норма. Почему так получается?

■ ■ ■

«Дети провоцируют агрессию взрослых своей беззащитностью, зависимостью и одновременно непонятностью, «неорганизованностью», — объясняет семейный психотерапевт Юлия Жемчужникова. — Поэтому так мало людей в принципе годны для педагогической работы. Это должен быть особый склад характера, очень высокая психическая устойчивость и при этом постоянная работа над собой. Ситуация, когда ребенок находится в зависимости от чужого человека и при этом подвергается насилию — крики, брань, шлепки, дерганье, толкание, — безусловно, является травмирующей для него. Такие ситуации оставляют шрамы на психике человека.

Дело в том, что в раннем детстве (до 3 лет особенно) у ребенка формируется базовое представление о мире, его расположенности к нам и, как следствие, представление о себе. Именно тут ключ к тому, что одни люди видят мир интересным и добрым, а другие — чистилищем, полным испытаний, трудностей и злобы. У маленького ребенка еще не сформирован образ собственного «я», эгопозиция. Пусть не обманывают тут вас его споры с мамой и его «я сам». Это лишь попытки птенца поднять крылышки.

Любое отсутствие мамы рядом — стресс для малыша, потеря безопасности. Ему в это время необходимы вся смелость, все душевные силы, чтобы справиться с этим, и спокойная, поддерживающая обстановка. От страха он может долго плакать, вредничать, просто путаться в действиях. И если в тот момент на него обрушивается чужая тетя с бранью, насилием и безграничной властью — это жестокое испытание.

Последствия могут быть разными. Если ребенок писается, плачет ночами — это еще не самое большое зло. Таким образом его психика разгружается от напряжения хоть частично. Главное — за большинством взрослых психопатологий скрываются именно ранние детские травмы. И в 9 из 10 случаев — это насилие и отсутствие мамы рядом.

Вообще основная задача деток от года до трех — активное познание мира. Они готовы подолгу наблюдать, ковырять, строить или разглядывать. Эта познавательная активность забирает все психические резервы ребенка, и он изредка поглядывает: обеспечивает ли взрослый (мама, няня) его безопасность и поддержку? Многочисленные исследования и наблюдения показывают, что если у ребенка нет спокойного тыла, поддержки, его познавательная активность притупляется и угасает.

В итоге мы можем получить синдром дефицита внимания, гиперактивность, беспокойство, неспособность сосредоточиться, агрессию. Или тихого, пассивного ребенка, привыкшего выражать свои проблемы соматически (астмой, болезнями ЖКТ, частыми простудами и пр.), того, кто через несколько лет старательной учебы в принципе потеряет всякий интерес к школе. Воссоздавать познавательную активность в более позднем возрасте крайне сложно, почти нереально.

Я очень не рекомендую отдавать детей в ясли. Нет никаких плюсов в том, что ребенок до 3 лет находится отдельно от матери. Это в любом случае травма для него. И идти на это следует только в крайних случаях, в ситуациях безвыходных. Или замещающее маму лицо должно быть любящим и терпеливым. Дисциплина, рамки? Да, пожалуйста. Но это совсем не то же самое, что выплескивание своего психического состояния на зависимое маленькое существо».



Партнеры