Паша Цветомузыка ждет и свободы, и пожизненного заключения

Во вторник в Красноярске возобновляется процесс по громкому делу

13 октября 2014 в 19:02, просмотров: 10030

14 октября в Красноярском краевом суде должно состояться заседание по делу Вилора Струганова - бывшего криминального авторитета, которого обвиняют в организации пяти убийств. Хотя не исключено, что начало процесса могут вновь отложить, как это случилось неделю назад, из-за болезни подельника Струганова Владимира Ошарова. Кажется, в Красноярске найдется немало заинтересованных людей, которые сегодня ему желают скорейшего выздоровления. Ведь процесс над Пашей Цветомузыкой (под этой кличкой Струганов более известен) обещает быть весьма любопытным. Таковым его делает интрига, закрученная благодаря как самой личности криминального авторитета (давно и широко прославившегося не только в Красноярском крае, но и в стране), так и тем, с кем эта личность водила дружбу и имела бизнес-интересы. Подробности удивительного дела напоминает «МК».

Паша Цветомузыка ждет и  свободы, и пожизненного заключения
Источник: пресс-служба ГУ МВД РФ

Лихие и кровавые, как обычно характеризуют то время, в России прошли под знаком передела сфер влияния в криминалитете страны. Красноярский край исключением не был. По некоторым данным, в регионе с 1993 по 1998 годы было убито более 40 человек, так или иначе связанных с уголовным миром. Сегодня в Красноярске мало кто понимает, что означает ироническое выражение «аллея славы на Бадалыке», но тогда известная часть шопеновской сонаты для фортепиано № 2 на городском кладбище звучала едва ли не два-три раза в месяц. Почти все жертвы преступлений, в организации которых обвиняют сегодня Струганова, – также выходцы из криминальной среды: уголовные авторитеты Толмачев и Филиппов, вор в законе Артюшков…

Двор, где убили Толмачева

Стоит заметить, что с момента последнего убийства (1998 год) прошло 16 лет, в то время как срок давности по этим преступлениям – 15. Это обстоятельство дает основания экспертам строить конспирологические версии относительно окончательного вердикта суда. Но сходятся они в одном – пожизненное заключение (максимальное наказание по особо тяжким статьям) Цветомузыке не грозит. Согласно УК РФ (ст. 78, ч. 4), высшая мера не назначается, если истек срок давности. Любопытно другое – теоретически подсудимого, как это ни парадоксально, могут отпустить на все четыре стороны прямо из зала суда, а могут лишить свободы на ближайшие 25 лет. Степень наказания в данной ситуации полностью зависит от воли судьи.

Защита Струганова и сам он, понятно, надеются на лучшее. При этом адвокат Виталий Камылин уверен, что у стороны обвинения слабая доказательная база. «Практически все обвинение моего подзащитного строится на показаниях лишь одного человека, - комментирует «МК» Виталий Камылин, - Александра Живицы. Его дело (Живица обвиняется в семи убийствах – «МК») сейчас, параллельно с нашим, рассматривается в Свердловском районном суде Красноярска в особом порядке, так как он заключил досудебное соглашение со следствием о сотрудничестве. Насколько мне известно, кроме слов этого киллера, других доказательств вины моего подзащитного у стороны обвинения нет. Сам Струганов от дачи каких-либо показаний во время следствия отказался. Его подельник Ошаров тоже ничего против него не рассказал. Третий подсудимый - Еловский - сначала заключил соглашение со следствием, но потом тоже отказался от своих показаний».

Дом Паши - табличка с адресом

Виталий Камылин считает, что к словам Живицы нельзя относиться с большой долей доверия, его неприязненные отношения со Стругановым для людей определенного круга лиц являются секретом Полишинеля. Их история взаимоотношений, по словам компетентных источников, обильно сдобрена конфликтами…

***

Но вернемся к основной интриге. О том, кто есть Паша Цветомузыка, писано-переписано. Интернет изобилует подробностями его личной жизни. 52-летнему Цветомузыке иной политик может позавидовать - настолько он успел засветиться в СМИ. Но по некоторым этапам его жизни все же стоит еще раз пробежаться, они в какой-то мере дают ключ к нынешним событиям.

Дом Паши - вид с улицы

«Слава» настигла криминального авторитета в октябре 2000 года, когда пресса сообщила о его убийстве в квартире на Кутузовском проспекте в Москве. Именно тогда общественность узнала, как в действительности зовут Пашу Цветомузыку. Тогда же, в октябре 2000-го, широкой публике стало известно и о том, что расстрелянный уголовник (к тому времени он уже имел две судимости) в 90-е годы являлся «правой рукой» известного в Красноярске председателя совета директоров (с 1998 года) и владельца 28-процентного пакета акций Красноярского алюминиевого завода Анатолия Быкова. Для понимания: империя последнего к концу 90-х разрослась до размеров практически всего региона. Он контролировал в крае всех и вся: электроэнергетику, угольную промышленность и, главное - цветную (за исключением Норильска) металлургию…

Дом Паши - вид со двора

К удивлению все той же общественности, спустя некоторое время Паша «воскрес»: авторитета никто не убивал, расстрел инсценировали правоохранительные органы. Посредством шоу силовики собирались доказать виновность Быкова в приготовлении убийства Цветомузыки, с которым, дескать, у него возник конфликт на почве бизнеса. Правда, потенциальный киллер, изначально давший показания против алюминиевого олигарха, вскоре открестился от них. Но к тому времени это стало не важно: завод уже не принадлежал Быкову. Пока он находился под арестом, пока суд да дело, «котенка отдали в хорошие руки», в коих он до сих пор и пребывает. Инсценировка, по сути, была одним из этапов охоты на Быкова, вернее, на его алюминиевые активы. А Паша оказался тем, кого использовали в этой «корриде» в качестве мулеты. И затем, не задумываясь, «слили»: в 2004 году Струганова осудили за терроризм и отправили на 9 лет в колонию.

Террорист, к великому счастью, из него получился неудачный: кроме тех, кого он, по версии следствия, нанял установить взрывное устройство, никто не пострадал. В роли подрывников выступили два члена одной из башкирских ОПГ. Они заложили взрывчатку в Красноярской школе № 100, где располагался избирательный участок по выборам в Законодательное собрание края. Теракт якобы должен был поднять рейтинг кандидата в депутаты Вилора Струганова. Но тротил взорвался в руках одного из подрывников, который погиб на месте. Его товарищ, получив серьезные травмы, выжил. Он-то и рассказал правоохранителям, что преступление совершено «по просьбе Паши».

Сегодня в Красноярске до сих пор кое-кто сомневается в том, что Струганов отсидел «за свое». В качестве косвенных доказательств этой версии они приводят два обстоятельства: обвинение строилось, по сути, только на показаниях выжившего подрывника, и второе - в тот же день в Красноярске прозвучал еще один взрыв, по адресу: улица Красной армии, 7. Дом этот был известен тем, что один из подъездов в нем занимают сам Цветомузыка и его друзья-товарищи. Устройство спустили по канализационным трубам, но до квартиры Паши оно не дошло, разнеся в клочья туалет соседки. Никто не пострадал. Замочить в сортире Струганова не получилось, но мало у кого возникло сомнение в том, что объектом теракта был именно он, и, естественно, отнюдь не за политическую деятельность. Странное все же совпадение - два взрыва, связанных с одним именем, случились в один день, но имели разные целевые установки…

Так, политическая карьера криминального авторитета закончилась, не начавшись. Хотя кандидатом в депутаты ЗС края он был, конечно, занятным. Только ленивый журналист не процитировал брошюру за подписью Струганова «По лестнице жизни», которую тот распространял 20-тысячным тиражом. «Мемуарист» буквально душу наизнанку перед электоратом вывернул, не утаил ни место рождения, ни судимости (первая - за кражу джинсов с рынка, вторая - за похищение человека). Но, дескать, не судите строго: детство прошло в лишениях и нищете, потому и вступил на неправедный криминальный путь. Струганов, видимо, почувствовав себя местным робин гудом, как ему казалось, резал правду-матку: «Я не считаю, что криминал идет во власть сегодня в моем лице. Криминал уже давно во власти и занимает лидирующую позицию». Сложно сказать, кого он имел в виду, но дружбу с некоторыми представителями краевой исполнительной власти он тогда водил крепкую. Брошюрка изобилует фотографиями: Паша дарит продукты нуждающимся, Паша пьет чай с ребятишками из детского дома… Не найти в ней только фото с Людмилой Селивановой, тогдашним замгубернатора Александра Лебедя. Это именно она лоббировала продвижение Паши в ЗС края и даже специально выписала из Москвы свою подругу телеведущую Арину Шарапову, которая на протяжении пяти вечеров в прайм-тайм беседовала по душам с кандидатом в депутаты.

«Я признательна, что человек нашел в себе мужество показать, что он криминальный авторитет, и рассказал людям, что это такое», - восхищалась Цветомузыкой в разговоре с журналистами Селиванова.

Казалось бы, Паша сказал то, что всем давно было известно. С чего вдруг ему за это быть признательной? - удивлялись тогда красноярцы. И правильно делали, потому что, растекаясь в благодарностях, замгубернатора в голове держала, кажется, совсем другое. Скандал с джипом, навороченным по последнему слову техники, на котором рассекала по Красноярску Селиванова, до сих пор помнят старожилы Законодательного собрания края. Обнаружив с помощью правоохранителей информацию о том, что авто подарил ей Струганов, парламентарии попытались было призвать к ответу чиновницу, но с Селивановой, всесильной фаворитки Лебедя, всегда было так - где сядешь, там и слезешь.

Паша, между тем, так вжился в роль политика, что на мелочи уже не разменивался и ставил перед собой глобальные цели: «возродить любимый край и дать нормальный импульс своей родине». Но выборы он провалил, а корочки кандидата в депутаты сменил на зэковскую робу.

Отсидев за терроризм вместо положенных девяти лет семь (досрочно освободился за хорошее поведение), Цветомузыка окопался в Москве. Произошли изменения и в личной жизни уголовного авторитета. У Струганова молодая жена и, как выяснил «МК», совсем маленький ребенок, которому нет еще и года. Правда, общаться с журналистами супруга наотрез отказывается. Старший сын Борис живет по-прежнему в Красноярске, а мать в деревне Вознесенка Красноярского края…

***

Объявление в начале этого года в федеральный розыск Вилора Струганова многие наблюдатели связали с губернаторской кампанией, которая должна была пройти в 2015 году (тогда еще не знали, что Льва Кузнецова назначат министром РФ по делам Северного Кавказа, и будут объявлены досрочные выборы в сентябре 2014-го). Логика рассуждений экспертов была проста. Депутат ЗС края Анатолий Быков публично объявил о желании баллотироваться на пост главы региона, так как к 2015 году у него заканчивается срок погашения судимости (в 2004 году его осудили на 6,5 лет условно за приготовление убийства Струганова). Учитывая, что он традиционно имеет высокий рейтинг у электората (пять раз избирался в ЗС края и всегда успешно, кардинально опережая конкурентов по процентам), его участие в кампании создало бы высокие риски для планов кремлевской администрации, собиравшейся поддержать своего кандидата. Что можно противопоставить быковским политическим амбициям? Самое эффективное – разоблачения от лица бывшего близкого друга и соратника, которому к тому же уже приходилось выступать в роли «правдоруба». Иными словами, Пашу Цветомузыку правоохранительные органы, по традиции, пожелали использовать.

Насколько эта версия соответствует истине, сказать сложно. В свою очередь источники, близкие к органам, ее опровергают: мол, да, кажется подозрительным стечение обстоятельств, но это лишь стечение - задержали киллера, который начал колоться.

И все же - как те, так и другие с любопытством ожидают судебного процесса. Шанс, что на заседаниях прозвучат известные в крае и России фамилии, остается, несмотря на то, что Струганов все время следствия хранил полное молчание.



Партнеры