Хроника событий Дмитрия Холодова посмертно наградили за мужество Год Друга человека в России и в Саратове всегда был рубежным и поисковым Дафна Галиция и Дмитрий Холодов: мировая война за правду 23 года назад был взорван корреспондент «МК» Дмитрий Холодов Названо место похорон Веры Глаголевой

Неудобный Холодов

Почему школе, где учился журналист «МК», не присваивают его имя

16 октября 2014 в 20:08, просмотров: 5339

Все было традиционно — в редакцию позвонили из школы №5 подмосковного Климовска и, как это бывает каждый год, каждый октябрь, спросили — приедем ли мы на урок памяти Димы Холодова, ученика школы, нашего героически погибшего коллеги.

«Конечно, — другого ответа не может быть. — 17 октября, в день его смерти, традиционно встречаемся на Троекуровском кладбище, а 21-го готовы увидеться в школе!»

«А еще есть новость, — продолжила бывший завуч Надежда Николаевна Петеркова, — нам пришел ответ из области на просьбу города о присвоении школе имени Дмитрия Холодова...» — «И что?» — «Приезжайте, сами увидите!»

Неудобный Холодов
фото: Архив МК
Мемориальная доска на здании школы.

Непосвященным читателям — а их становится все больше (время неумолимо) — стоит напомнить, что «делу Холодова» в этом году исполняется 20 лет. Как в финансовых документах, еще раз пишу буквами — «двадцать лет». Чтобы никто нуль не стер.

20 лет прошло со дня взрыва в одном из кабинетов «МК» того страшного кейса с миной-ловушкой, который подложили журналисту Дмитрию Юрьевичу Холодову в камеру хранения Казанского вокзала. Кейса, стоявшего, как говорили в ходе следствия, на вооружении спецназа Воздушно-десантных войск (обвинения в убийстве были предъявлены членам спецотряда 45-го полка ВДВ).

Страшное и странное дело осталось незавершенным — убийцы не наказаны, заказчик не назван. Стыдно признаваться, но российская журналистская общественность, гражданское общество не смогли пока добиться справедливого возмездия. О госвласти, «принципиальных» судах и «честных» прокуратурах не хочется и говорить.

В известной степени иллюстрацией незавершенности «дела Холодова» явилось и это письмо, этот равнодушный ответ губернаторского аппарата, который я увидел в Климовске. Прочел его внимательно — обстоятельный, до запятой и циферки выверенный текст. На 2 страницах. Но главное в нем — «...возвращаю вам документы».

Не хочу огульно обвинять чиновников в равнодушии. Подписавшая ответ начальник Главного управления территориальной политики Московской области госпожа Э.А.Хаймурзина ссылается на очень важное для нее «Положение о присвоении имен государственных и общественных деятелей государственным предприятиям и учреждениям Московской области». Но как объяснить ей, вернувшей в Климовск 44 листа добрых слов о Холодове и его школе (из-за отсутствия перечня государственных наград!?), что у Димы их, госнаград, не было вовсе. Что власть не наградила его даже посмертно — это у генералов Грачева и Бурлакова, которых Холодов обличал, госнаград было много.

...Только в Климовске я узнал, что это уже вторая попытка присвоить школе имя своего героического ученика (многие считали, что это давно сделано, — в Интернете, например, школу №5 часто именуют школой имени Холодова). В 1997 году (6 ноября) педсовет, заслушав директора школы Елену Васильевну Никулину «о желании многих учителей работать в школе, носящей имя Дмитрия Холодова», постановил «обратиться с ходатайством к главе города Климовска о присвоении школе имени Д.Холодова». Есть решение Климовского городского совета депутатов от 26.12.97 года №1/9 где, что называется, черным по белому написано «присвоить муниципальной образовательной средней (полной) школе №5 с углубленным изучением предметов имени Дмитрия Холодова». Подписано оно главой города Михаилом Разуваевым, человеком, сделавшим много доброго в память о Диме, в том числе добившимся, чтобы одна из улиц города называлась именем убитого журналиста. Однако, увы, дело до конца не довели. Как объяснила мне Никулина, «в этот период началась реорганизация школы, лицензирование, аккредитация и так далее. Все это растянулось почти на пять лет...» Ну, а дальше сменился директор школы, да и в области у руля встали новые командиры. В общем, как рассказывают бывшие учителя, — «начали стопорить нам это дело». Однажды «сверху», говорят, даже такой совет прозвучал: «Подумайте, надо ли школе это имя. Ведь о ком писал Холодов? Не получится ли как с Павликом Морозовым?» Начальство, видимо, боялось пересмотра — мол, сегодня Холодов герой, завтра не герой.

Школа №5 г. Климовска.

Заместитель главы города Климовска Татьяна Останина многое, конечно же, знает об этой истории (работала в то время начальником отдела образования Климовска), знает и о последнем ответе, пришедшем из аппарата губернатора Московской области Андрея Воробьева. Отвечает осторожно: «...ситуацию немного упустила, нужно какое-то время, чтобы узнать подробности». Оговорилась, правда, что замена наименования школы дело хлопотное: «...если присваивают образовательному учреждению какое-то имя, меняется абсолютно вся документация вплоть до устава, лицензий и так далее. В конце года это всегда опасно, потому что там меняются не только эти документы, но и сама печать. А выпускать детей без печати — на судьбе детей ставить крест».

Вот такая история. В школьных коридорах, как всегда, звонкие детские голоса. Родители встречают детей после уроков. Хорошие лица. Большие надежды...

Мы выпили по чашке чаю в холодной квартире Холодовых (в тот день топить в доме по Молодежной еще не начали почему-то), и Зоя Александровна грустно сказала: «Ты знаешь, Сережа, мне уже это все (речь шла о том, что документы на присвоение школе №5 имени Дмитрия Холодова вернулись в Климовск) не нужно. А Диме — тем более...»

От редакции. Просим считать этот материал официальным обращением к губернатору Московской области Андрею Юрьевичу Воробьеву.

Дмитрий Холодов. Хроника событий


Партнеры