Ячейка раздора

В Москве слушается дело членов Шереметьевского профсоюза летного состава

5 февраля 2015 в 17:46, просмотров: 2106

В Мещанском районном суде города Москвы продолжается судебное разбирательство по уголовному делу в отношении членов Региональной общественной организации «Шереметьевский проф-союз летного состава» (ШПЛС) Алексея Шляпникова, Валерия Пимошенко и Сергея Кнышова. «Летная тройка» обвиняется в покушении на мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере.

Ячейка раздора
фото: Наталия Губернаторова

По информации СМИ, «В судебном заседании 04.02.2015 был допрошен Валерий Пимошенко, который вину в совершении инкриминируемого ему преступления не признал. При этом Пимошенко объяснил свое присутствие в банке, в ячейке которого находились помеченные купюры, желанием погреться, при том, что у входа в банк он припарковал свой личный автомобиль, на котором они вместе со Шляпниковым прибыли. Видимо, мысль о наличии в банковской ячейке крупной суммы денег, которую, по версии следствия, соучастники намеревались получить и присвоить, грела Пимошенко больше в банке. Допросить Сергея Кнышова суду не удалось, поскольку он отказался от дачи показаний, сославшись на то, что не успел ознакомиться с материалами дела.

Логично было бы предположить, что подсудимые и их защитники должны быть заинтересованы в скорейшем завершении процесса. Но на деле все обстоит иначе. Адвокаты подсудимых вновь заявили ходатайство о вызове в суд свидетелей. Наблюдается очевидное затягивание процесса. Происходит это потому, что свидетели, которых вызывают в суд адвокаты, не располагают сведениями о случившемся».

Как следствие — это создает для суда препятствия в принятии законного и обоснованного решения по делу. Одна из самых распространенных претензий в адрес «Аэрофлота» со стороны подсудимых заключается в том, что там не соблюдаются социальные гарантии. Приглашенные свидетели повторяют это как постулат. Однако цифры и данные из открытых источников говорят о другом. В этом году менеджмент «Аэрофлота» принял решение увеличить расходы на соцпрограммы для пилотов авиакомпании и продлил действие коллективного договора до 1 декабря 2017 года, несмотря на тяжелую ситуацию в стране и отрасли. На сегодняшний день у пилотов «Аэрофлота» самая высокая в отрасли заработная плата и соцпакет, не имеющий аналогов в мировой гражданской авиации. К примеру, компания гарантирует оплату дней прохождения обязательных медицинских обследований в размере средней заработной платы, единовременную выплату при увольнении по состоянию здоровья (профзаболевание) в размере от 20 до 100% среднегодового заработка, страховые выплаты на случай возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью, в сумме, эквивалентной 5000—15 000 долларов США.

Как считают эксперты, подобный характер судебных процессов — практика испытанная и дающая свои плоды: например, может истечь срок давности привлечения к уголовной ответственности или выйти акт об амнистии. «В этой связи хотелось бы в России, да и в данном конкретном деле, наблюдать более высокий уровень правосознания адвокатов. Рассматривать дела по существу, без использования процессуальных уловок. В данном случае хотелось бы увидеть ключевых свидетелей без ненужного затягивания процесса и получить правосудное решение суда», — надеется Михаил Зюзьков, адвокат коллегии адвокатов «Кирьянов и партнеры», заместитель председателя Московского областного отделения Ассоциации юристов России. О поведении активистов ШПЛС говорит Роман Гусаров, главный редактор портала Avia.ru Network. «ШПЛС не единственный профсоюз в отрасли. Есть всероссийский профсоюз и многие другие, с которыми у Аэрофлота подписан коллективный договор. А такие напряженные отношения исключительно с ШПЛС. Активистов взяли с поличным на выходе, сумма не маленькая. Я сочувствую их беде, но в то же время они должны были понимать, что осознанно идут на нарушение закона. Тут все может решить только суд».

О независимости суда говорит и Лидия Дубовая, представляющая Российскую гильдию адвокатов. Она обратила внимание на то, что нельзя отвлекать суд на вторичные факторы. «Суд считается независимым, и он принимает решение по внутреннему убеждению, руководствуясь законом и совестью», — считает Лидия Дубовая.

Напомним, что дело о попытке вымогательства крупной денежной суммы у топ-менеджеров «Аэрофлота» началось в 2013 году. «По данным следствия, тогда несколько членов авиационного профсоюза — ШПЛС — потребовали от руководства «Аэрофлота» заплатить им 100 млн рублей, что позволило бы авиакомпании не исполнять вступившее в законную силу решение суда и предписания Государственной инспекции труда в городе Москве и не выплачивать летчикам денежные средства, причитающиеся по закону. Либо выплатить значительно меньшую сумму денег отдельным летчикам (привилегированным членам указанного профсоюза). В случае отказа грозили организовать протестные акции и распространить в СМИ компромат, якобы способный нанести вред авиакомпании, — сообщала «Российская газета». — Спустя некоторое время, которое заняли переговоры, члены ШПЛС поумерили аппетиты и согласились снизить требуемую сумму до 30 млн рублей. Они не знали, что в дело уже вступили правоохранительные органы». При попытке забрать деньги из банковской ячейки двое подозреваемых были задержаны. Третий фигурант был задержан двумя днями позже.

Виктор НОВИКОВ.



Партнеры