"Единый" учебник по истории будет в трех лицах

Член рабочей группы по подготовке единой концепции преподавания истории Игорь Данилевский: «Объяснить «наверху», что единого учебника быть не может, удалось довольно быстро»

16 апреля 2015 в 18:22, просмотров: 7725

В ближайшие дни Российское историческое общество примет решение, какие из новых учебников истории рекомендовать Минобрнауки для изучения в школе в рамках нового историко-культурного стандарта. Главная интрига, как стало известно «МК», состоит в том, что вместо прежних 19 будет не одна, а три новые линии пособий. О том, как удалось уйти от единственного учебника, и о проблемах пока не решенных «МК» рассказал доктор исторических наук, член рабочей группы по подготовке единой концепции преподавания истории в школе, завкафедрой Высшей школы экономики Игорь Данилевский.

фото: Наталья Мущинкина

- Можно предположить, что в рамках единой концепции школьной истории останется не один, а три учебника.

- Как же удалось преодолеть давление оппонентов и пробить это решение?

- С одной стороны, изначальная установка на единый учебник была жесткой. С другой, объяснить «наверху», что единого учебника быть не может, удалось довольно быстро, и уже при разработке концепции разговор шел о нескольких линиях учебников. Например, о «продвинутой» и общей, хотя и в рамках единой концепции. В рабочую группу по разработке этой концепции ввели и меня, хотя ранее я подписал письмо Комитета гражданских инициатив против единого учебника. Впрочем, ни я, ни другие историки, связанные со школой, от этого предложения особо не отбивались: самоустранение квалифицированных историков отдало бы всё на откуп людей менее компетентных, но выполняющих указания вышестоящих инстанций. И мы потеряли бы не одно поколение детей...

- Итак, будет три разных учебника, но на единой основе. Какова она?

- Единая и непротиворечивая оценка событий: система ценностей, не подвергаемых сомнению никем и вдобавок деидеологизированная! Да и исходя из принципа приоритета личности перед государством, установленного ст.2 Конституции России, все исторические события и достижения надо оценивать с одной сточки зрения: какую цену за них заплатило общество - стало ли жить легче или наоборот. То же и с понятием патриотизма. Что это? Любовь к государству? Но государство — это группа лиц, претендующих на монопольное право издавать законы, по которым живет общество, и применять силу, если эти законы нарушаются. Если общество принимает такую претензию — это государство. Если нет — тогда это бандформирование. А любить группу людей — это какое-то извращение: их можно лишь уважать или нет. Тогда любовь к родине? Но можно ли любить территорию? Думаю, патриотизм — это любовь к людям, которые эту территорию населяют. И тут снова мы выходим на ст.2 Конституции. Второй важный момент — стремление к безоценочности формулировок. При этом нам удалось внести много моментов, которых не было изначально. Например: «Катынская трагедия» - формулировка именно такая. Или, скажем, «Русь под властью Орды» (а не татаро-монгольское иго). Это то, что удалось сделать.

- А что не удалось?

- Не удалось, по-моему, самого главного – не дан ответ на вопрос: зачем мы преподаем историю в школе, что хотим получить в итоге? Что это, пропагандистский курс для манипуляции общественным сознанием с помощью образов и символов? Или образовательный курс, куда можно впихнуть все, что угодно? Я связан со школьным историческим образованием с 1978 года и уверен, что забить ребенку в голову все то, что наработала академическая историческая наука за все столетия, невозможно! Нужно другое - научить молодого человека мыслить исторически: чтобы он знал, откуда брать информацию, как ее обрабатывать и делать на обоснованные выводы. Поэтому, преподавая историю в школе или в вузе, я всегда стараюсь показать ключевые моменты — то, что называется историческим выбором: когда, почему и как принимались решения, которые повлияли на дальнейшее развитие событий. И, конечно, последствия выбора - чтобы ребята, когда будут делать свой, понимали, как он повлияет на последующее. Это и есть воспитание гражданственной позиции. Увы, концепция предполагает не это, а огромный объем имен, дат и событий, едва ли не вдвое превышающий то, что предусматривает ФГОС, по которому составляются задания для ЕГЭ.

- Почему это произошло?

- Потому что факты и имена отбирали специалисты из академических институтов, а не те, кто непосредственно связан с преподаванием истории в школе. Нельзя втискивать в школьную программу многотомную академическую «Историю России». Спасает одно: левая рука у нас, к счастью, не ведает, что творит правая. Формально при составлении учебника надо ориентироваться и на федеральный стандарт, и на примерную программу по истории, и на концепцию культурно-исторического стандарта, и на требования ЕГЭ. Но между собой эти документы расходятся по некоторым пунктам на 90%. И авторы в основном ориентируются только на культурно-исторический стандарт, утвержденный президентом, игнорируя всю прочую нормативку.

- Чем могут отличаться друг от друга учебники единой концепции?

- Только методикой! Кстати, единый учебник, как справедливо отметил на заседании Российского исторического общества учитель истории Андрей Лукутин, давно уже есть, хотя и в разных вариантах. Тексты всех учебников истории, которые были включены до недавнего времени в федеральный перечень практически не расходились в содержании. Единственное их различие – методика: как подается материал, как формулируются вопросы, каковы уровни заданий. Ошибок там тоже практически не было: все учебники прошли академическую экспертизу.

- И тот, где говорилось, что вторую мировую войну выиграли американцы?

- Учебник Александра Кредера давно убрали, хотя он был по всеобщей истории и там не говорилось, что войну выиграли американцы. А сам Кредер вскоре после этого умер от инфаркта. Поле вычищено совершенно!

- Может, останутся все 19 нынешних учебников?

- Нет, с них уже сняты грифы: перегрифовка шла уже в прошлом году.

- Соответствуют ли нормативные документы единому госэкзамену?

- Они расходятся концептуально! Федеральный стандарт перечисляет компетенции, которые должен освоить школьник. Но ни одна из них не проверяется на ЕГЭ за одним исключением: 90% заданий, причем, не только в части «А» и «В», но и в «С» - на запоминание. А рассуждать, читать тексты ребят практически не учат!

- Из-за этого все новые линейки учебников заканчиваются 10-м классом?

- Новая концепция предполагает переход от концентрической системы преподавания истории к линейной. Это значит, что вместо изучения всей отечественной истории с 6-го по 9-й класс, а затем ее повторения на более высоком уровне в 10-м–11-м, весь курс проходится с 6-го по 10-й класс. В 10-м классе изучение закончится 2013 годом: к сожалению, мы не добились, чтобы остановиться на 2000 году, и это, на мой взгляд, большая ошибка. В 11-м классе теперь должен быть курс «Россия в мировом контексте». Но что это - никто не знает. Прежде уже пытались ввести курс «Россия в мире», но ничего хорошего из этого пока не вышло.

- Но что же будут изучать в 11-м классе на будущий год?

- Понятия не имею! Есть масса нерешенных вопросов: что будет со старыми учебниками, с перегрифованными учебниками, как совместить отечественную и всеобщую историю. Популярная сейчас идея запараллелить курсы всеобщей истории и истории России хороша только в теории. А как ее реализовать на практике? В советское время марксистско-ленинская теория хотя бы позволяла сравнивать формации. А сменивший ее цивилизационный подход привел к полному раздраю: что такое цивилизация, каждый понимает по-своему. Выход пока был один: в курсе истории России напоминать, что происходило в это время вокруг. Так, в нашем учебнике в свое время удалось выделить отдельный параграф «Великая Монгольская империя». По сути-то это - наша история: Чингис родился на территории нынешней России, и значительная часть его империи — территория современной России. То же и с Великим княжеством литовским, доходившим в свое время до Можайска.

- Когда Россия может перейти на новый учебник? Регионы утверждают, что у них на это нет денег...

- Официально - 1 сентября! Но в полном объеме, конечно, это не получится: надо еще организовать методическое сопровождение, курсы повышения квалификации учителей. А это такая головная боль, такая огромная работа и такие деньги! Переход на линейку — дополнительные затраты: надо переформатировать весь курс, всю программу, сделать новую примерную программу с расчасовкой. Так что, видимо, будут вводиться лишь отдельные элементы — иначе не получится. Беда в том, что люди, инициирующие эти вопросы, очень слабо представляют себе школьную «кухню». А кухня у нас еще та!



Партнеры