В столице на грани закрытия мастерская обуви для детей-инвалидов

Москвичам не дают встать на ноги

22 ноября 2015 в 20:37, просмотров: 13363

Здание, которое предприятие занимало десять лет, признали аварийным, а новое помещение, в которое переехали мастера-конструкторы, как выяснилось, продано. До 20 декабря мастерская должна освободить насиженное место, и единственное, что ей остается — аренда на коммерческом рынке. Никакой помощи от властей, казалось бы, столь нужное социально ориентированное предприятие с инновационной составляющей не получает.

В столице на грани закрытия мастерская обуви для детей-инвалидов
фото: Наталия Губернаторова

Предприятие, где трудится всего три мастера и возглавляет которое талантливый конструктор, член Всероссийской гильдии протезистов-ортопедов, 69-летняя Елена Селиверстова, уже многие годы в буквальном смысле слова ставит на ноги даже тех детей, которым предрекали будущее в инвалидной коляске. Производимые тут детские стельки, туторы на голеностопный сустав и стопу, обувь — не просто ортезы для фиксации, но еще и тренажеры, помогающие правильно формироваться и сохранять функции нижних конечностей и опорно-двигательного аппарата. Они делаются вручную по уникальной конструкции, которая для каждого разрабатывается индивидуально. Аналогов этим изделиям просто нет. Поэтому сюда обращаются дети с ДЦП не только из Москвы, но даже из Европы и Америки. Например, восьмилетний Дима, постоянный клиент мастерской, когда-то не мог самостоятельно стоять, а теперь ходит и бегает.

...Елена Селиверстова занимается практической и исследовательской работой в области ортопедии нижних конечностей более 20 лет. «Наше предприятие создало огромный массив уникальных инновационных конструкторско-технологических и методических наработок в сфере детской ортопедии. Мы работаем с 2002 года», — рассказывает она.

Казалось бы, на такие предприятия наша страна должна молиться и всячески им помогать. Особенно сейчас, когда так много говорят об инновациях и импортозамещении. Однако на практике выходит иначе — все эти годы мастерской приходилось бороться за выживание. Хотя в 2003 году московское правительство выделило мастерской помещение в льготную аренду без звука, несколько лет мастера буквально сидели на чемоданах — здание было аварийным. После выселения в 2014 году они переехали в здание бывшей столовой на территории оборонного завода, однако на днях выяснилось, что земля под этим заводом продана со всеми потрохами. И они получили предписание освободить помещение до 20 декабря.

Елена Александровна, конечно, мечтала, что ей предоставят помещение в здании, принадлежащем городу, на правах хотя бы минимальной аренды (и даже подыскала такое в удобном месте), однако обращения к властям ничего не дали. Ей ответили, что она имеет право снять помещение только на коммерческом рынке. Она его, конечно, подыскала, но говорит, что договор аренды — кабальный. Ведь ручное производство — трудоемкое. А льгот по арендной плате ей не дают.

— Моя цель — не бизнес, а помощь людям. Я испытываю ни с чем не сравнимые чувства, когда вижу, как ребенок, уже к 4–5 годам пожизненно приговоренный к инвалидной коляске, получает навыки самостоятельной ходьбы благодаря применению моих изделий. К сожалению, количество детей с опорно-двигательными нарушениями растет — у нас 500 тысяч детей с тяжелой нервной патологией, из них 80% с ДЦП. И сегодня они разуты — то, что им предлагается, не является средством медицинской реабилитации, — вздыхает протезист-ортопед.

Елена Селиверстова мечтает открыть детский ортопедический центр и помогать как можно большему количеству пациентов. «Я хочу создать не просто предприятие, а научно-исследовательский центр ортопедической помощи. Для меня важно, чтобы все дети, которые в ней нуждаются, начали ее получать», — говорит она.

Однако пока важность этой проблемы понимают разве что врачи да пациенты. «Ортопедическая обувь очень нужна и важна для наших детей, подчас она формирует правильную походку и компенсирует все проблемы, которые есть у пациентов, — говорит главный детский невролог Москвы Татьяна Батышева. — Такие изделия должны делаться индивидуально. И, конечно, государство должно поддерживать предприятия, которые их производят».

На практике, увы, государству до этого нет никакого дела.



Партнеры