В Москве продолжают отнимать квартиры у стариков, государство продолжает безмолвствовать

Безбожный промысел

23 ноября 2015 в 19:27, просмотров: 35321

Таиса Валентиновна Юрлова окончила факультет самолетостроения МАИ, всю жизнь работала, никогда не нуждалась. Удалось даже накопить денег на кооперативную квартиру на Ярославском шоссе, дом 8, к. 2, кв. 488. Ее единственной дочери Валентине 38 лет, а внуку Артему — 10 лет.

В Москве продолжают отнимать квартиры у стариков, государство продолжает безмолвствовать
фото: Ольга Богуславская

Валентина по семейным обстоятельствам работать не может, ребенка растит одна, и получилось, что на старости лет главным и единственным кормильцем семьи стала 76-летняя Таиса Валентиновна Юрлова. А единственный источник существования — пенсия 17 тысяч рублей плюс деньги от сдачи в аренду этой самой квартиры на Ярославском шоссе. Но, несмотря на строгий режим экономии, семья влезла в долги, связанные с лечением внука.

И вот в феврале 2015 года Юрлова прочитала в газете Metro объявление о выдаче займов под залог недвижимости. В объявлении был указан телефон 8 903 792 04 85. Таиса Валентиновна решила воспользоваться такой возможностью и под залог своей квартиры взять деньги, чтобы наконец расплатиться со всеми долгами.

Она позвонила. Ответил мужчина, представившийся Михаилом. Юрлова объяснила ему, в чем состоит проблема, и сказала, что ей нужно 600 тысяч рублей и она хочет получить кредит под залог своей квартиры. Михаил ответил, что за свои услуги возьмет 200 тысяч рублей, поэтому ей придется подписать договор на 800 тысяч. Она согласилась.

11 февраля Таиса Валентиновна встретилась с Михаилом возле метро «Тушинская» и передала ему ксерокопии всех документов на квартиру, а Михаил дал ей адрес фирмы, где будет оформлен договор кредита под залог квартиры. Фирма называется ООО «Столичные финансы» и находится на Измайловском бульваре, дом 43, офис 403. Приехать туда нужно завтра, то есть 12 февраля, к трем часам. Главное, не забыть взять с собой паспорт и подлинники документов на квартиру.

фото: Юлия Фербер
Тот самый адрес: Ярославское шоссе, дом 8.

К назначенному времени Юрлова приехала по указанному адресу. Там ее очень приветливо встретил Александр Юрьевич Клименков, который представился генеральным директором фирмы и сказал, что его можно называть просто Сашей. Клименков спросил, что случилось и какая беда привела ее к ним. Юрлова все подробно рассказала, ее очень внимательно выслушали, и она почувствовала, что ей искренне хотят помочь. Многолетнее одиночество и отсутствие какой-либо поддержки в жизни сыграли свою роль, поэтому мало-мальское внимание со стороны незнакомых людей всецело расположило Юрлову к ним.

Саша сказал, что придется оформить лизинг или договор купли-продажи на квартиру. Юрлова не знала, что означает слово «лизинг». Саша объяснил, что лизинг — это как залог в ломбарде. При этом Юрлова постоянно повторяла, что продавать квартиру не собирается, ей нужны деньги под залог. А ей объяснили, что квартиру она, конечно, не потеряет, просто все нужно оформить правильно, и тогда ей дадут деньги.

Пока Юрлова разговаривала с Клименковым, он велел барышне, которую представил как юриста фирмы, подготовить договор. Барышня напечатала документ и стала читать его вслух. У Юрловой двусторонняя нейросенсорная тугоухость II степени, и поэтому она очень плохо слышит. Она просила юриста читать договор громче, но, по ее словам, барышня читала все тише и тише. С момента приезда на фирму прошло пять часов. Юрлова, страдающая хронической ишемией головного мозга, уже еле держалась на ногах. И в таком состоянии заботливый Клименков, который все время участливо повторял, что все будет хорошо и квартиру она не потеряет, попросил ее поставить свою подпись под документом, который читал юрист. Что она и сделала. Излишне объяснять, что сама она читать договор не стала, потому что у нее в метро отлетела дужка от очков, без которых она все равно ничего бы не разобрала.

В девятом часу вечера Юрлову отвели к нотариусу, офис которого расположен напротив офиса ООО «Столичные финансы». Там ей дали подписать уже готовую доверенность на двух человек. Ни фамилии нотариуса, ни фамилии людей, на которых была выписана доверенность, она по сей день не знает, так как копию доверенности не получила.

А потом, когда договор был подписан, ей дали список документов, которые необходимо собрать. А документы такие: выписка из домовой книги и копия финансово-лицевого счета, а еще справки из НД и ПНД. Выписки нужны были для того, чтобы выяснить, зарегистрирован ли еще кто-нибудь, кроме Юрловой, в этой квартире. А справки из диспансеров пожилым людям действительно необходимо представлять — но только до подписания договоров, связанных с жильем. Но вот Юрлову попросили принести их уже после подписания договора.

***

На следующий день Таиса Валентиновна вместе с представителем фирмы по имени Костя поехала домой на Ярославское шоссе. После осмотра квартиры они вернулись на фирму, где Юрловой выдали в качестве аванса 50 тысяч рублей.

Как выяснилось позже, в этот день, то есть 13 февраля 2015 года, представители «Столичных финансов» сдали документы на квартиру Юрловой в управление Росреестра по Москве. А 4 марта Таису Валентиновну пригласили в офис фирмы. Доброго Александра Юрьевича на месте не было, и ее привели в кабинет его заместителя по имени Сергей. Вначале этот человек дал ей номер расчетного счета в отделении «Альфа-банка», куда перевели 550 тысяч рублей, а потом сказал, что согласно подписанному ею договору она должна выписаться из своей квартиры.

Юрлова стала возражать. Она пыталась объяснить этому человеку, что не собиралась продавать свою квартиру и ей незачем оттуда выписываться, ведь квартиру она передала под залог, и она остается ее собственностью. Да и Александр все время повторял, что квартиру она не потеряет. Ей сказали: не понимаете, тогда дожидайтесь Клименкова. Юрлова звонила ему, ездила в офис, но он исчез. И появился только 31 марта. На вопрос о том, почему нужно выписываться из квартиры, Александр и Сергей объяснили Юрловой, что квартиру она, конечно, не потеряет. Просто нужно подписать еще одну бумагу, договор аренды квартиры. Из которого следовало, что ООО «Столичные финансы» сдают Юрловой купленную у нее квартиру в аренду до 30 июля 2015 года. Юрлова должна была выплачивать фирме 27 тысяч рублей в месяц.

Она подписала и этот договор, считая, что таким образом сохранит права на свою квартиру.

И только вернувшись домой, она наконец смогла прочесть весь документ и, к своему ужасу, обнаружила, что подписала договор купли-продажи своей единственной квартиры и должна сняться с регистрационного учета в течение двух недель после перехода права собственности к ООО «Столичные финансы».

Юрлова бросилась к юристам, и ей объяснили, что единственный выход из сложившейся ситуации — это суд. И 20 мая 2015 года она подала в Бабушкинский суд исковое заявление о признании договора купли-продажи ее квартиры недействительным и ходатайство о наложении ареста на квартиру. 2 июня определением Бабушкинского суда на квартиру Юрловой был наложен арест.

Такие определения суда подлежат немедленному исполнению. Однако по неизвестной причине это определение поступило в Росреестр, где регистрируются все права москвичей на недвижимое имущество, только 22 июля, спустя без малого два месяца. Поэтому 17 июня добрый и заботливый Саша — Александр Юрьевич Клименков — продал квартиру Юрловой шестилетней жительнице Пензы Александре Борисовой. Как следует из договора купли-продажи, квартира была продана за 800 тысяч рублей.

27 июня Юрлова поехала в Тушино навестить внука. Воспользовавшись этим, сотрудники «Столичных финансов» сменили замок во входной двери. И больше попасть в свою квартиру Таиса Валентиновна не смогла. А там остались не только ее вещи, мебель — ну то есть все, нажитое за 75 лет жизни, но и 500 тысяч рублей, полученных от «продажи» квартиры. Деньги она, как водится, надежно спрятала в бельевом шкафу.

Вот и все.

Так еще одну 75-летнюю москвичку беспрепятственно выбросили на улицу.

***

Этот удачный промысел в «Столичных финансах» процветает, но случаются и неудачи.

19 июня 2014 года эта фирма заключила с гражданкой Т. договор возмездного денежного займа на сумму 1 150 000 рублей под залог половины квартиры на Смоленской улице. А спустя три недели ООО «Столичные финансы» подписало с гражданкой Т. договор, согласно которому им передается право собственности на эту долю квартиры, находившуюся в залоге. 9 июля фирма обратилась в управление Росреестра по Москве. Однако в регистрации перехода права собственности фирме было отказано, потому что кроме гражданки Т. собственником второй половины квартиры является гражданка К. Фирма, ясное дело, пыталась обжаловать действия Росреестра в Арбитражном суде Москвы, но в связи с тем, что вторая доля квартиры принадлежит другому лицу, им в иске отказали (эта информация официально опубликована на сайте Арбитражного суда Москвы, номер дела А 40-173777/2014).

По делу гражданки Т. решение принято, и ее долю квартиры удалось спасти. А вот дело Таисы Валентиновны Юрловой только начинает слушаться в Бабушкинском суде Москвы. И от того, какое решение примет суд, зависит, появится ли в нашем городе еще один 75-летний бомж, который будет лишен пенсии, медицинского обслуживания да, собственно, и самой жизни. Потому что сейчас существование этой женщины жизнью назвать нельзя.

Такие истории в нашем городе случаются едва ли не каждый день. И писать о них можно постоянно. О них и пишут, и снимают горячие ТВ-сюжеты, а ничего не меняется.

Почему? Потому что, если называть вещи своими именами, беда эта никого не занимает. Сюжет снять или статью написать — да пожалуйста. Выиграет адвокат дело — замечательно. Но это все частные случаи, а речь идет об исполинской государственной проблеме — о незащищенности пожилых людей и инвалидов.

Пожилые люди в силу естественных причин чрезвычайно доверчивы, а одиночество делает их легкой добычей первого попавшегося проходимца, проявившего к ним сочувствие. И сколько бы им ни говорили, чтобы они не открывали дверь, не спросив, кто там, они ее открывают и будут открывать. Ведь нельзя уговорить дождь, чтобы он прекратился. И старость не уговоришь. С ней не нужно бороться — ей нужно помогать.

И задачу эту, что самое обидное, решить не так уж сложно. Если говорить о квартирах, то нужно поставить пуленепробиваемый предохранитель: любую операцию пожилого человека со своей недвижимостью должен сопровождать представитель государства, чиновник, бесстрастное око государево. И чиновник этот должен жить не на взятки от мошенников, а на государственное жалованье — за то, что он хорошо делает свою работу.

фото: Юлия Фербер
За этой дверью находится все имущество Таисы Валентиновны Юрловой.

Кадастровая стоимость квартиры Юрловой весной составляла 4 миллиона 615 тысяч 551 рубль. Юристы говорят: нет такого закона, который запрещает человеку продать свою единственную квартиру в десять раз дешевле ее подлинной стоимости. Это правда — закона такого нет. Но голова-то на плечах имеется, вот и нужно, чтобы представитель государства убедился в том, что человек осознает происходящее. Юрлова повторяет: я не собиралась продавать свою квартиру, мне нужно было расплатиться с долгами. Все так и есть: и жилье это у нее единственное, и коллекторы к дочери ходят как на работу, и слышит Таиса Валентиновна плохо, и хроническая ишемия головного мозга при ней. Но документы о состоянии здоровья при оформлении «сделки» почему-то не понадобились. А то, что она не собиралась продавать квартиру, теперь нужно доказывать: ее слово против слов трудяг из ООО «Столичные финансы» — кто кого? Ты доказывай, доказывай, что не верблюд, а тем временем квартиру «продали» шестилетней девочке. Трюк старый, но надежный. Фирма не имела права продавать квартиру Юрловой, так как она находилась под арестом, но определение о наложении ареста суд в управление Росреестра своевременно не направил.

Забыли. Понимаем.

Непонятно только, где теперь Юрловой жить.

Слушание по иску Юрловой к ООО «Столичные финансы» и представителю 6-летней покупательницы Саши Борисовой начинается 15 декабря в Бабушкинском суде.





Партнеры