Дети на помойке

Какую альтернативу беби-боксам нашла сенатор Мизулина

20 ноября 2016 в 19:59, просмотров: 11276
Дети на помойке
фото: Алексей Меринов

В начале месяца прошла информация, что «больше половины россиян высказались против запрета беби-боксов». Такие данные получены в результате опросов, проведенных фондом «Общественное мнение».

Если кто не помнит, летом сенатор Мизулина выступила с очередной законотворческой инициативой — запретить беби-боксы.

Я вообще-то ни личностью госпожи Мизулиной, ни ее творчеством не интересовался никогда. Меня вообще наши депутаты и сенаторы не интересуют, потому что они мне в массе своей неприятны. Не все, конечно, бывают исключения, но в основном — вызывают чувство брезгливости.

Поэтому я вообще стараюсь не смотреть на них по ТВ, не слушать по радио, не читать в газетах и Интернете. Исключительно из санитарно-гигиенических соображений.

Но госпожа Мизулина привлекла мое внимание совершенно случайно. Гостевой редактор «карманного» телеканала Госдумы, созданного, вероятно, на государственные, то есть на наши с вами, деньги для того, чтобы пудрить нам с вами мозги, пригласил меня на «теледебаты» с госпожой Мизулиной по поводу одного из ее законопроектов. Законопроект ограничивал права органов опеки на изъятие детей из неблагополучных семей, то есть из семей, где жизни и здоровью детей угрожает реальная опасность.

Дебаты были чистой фикцией — говорить мне там не давали. Пришлось выговориться в «Московском комсомольце» (см. «Страна малоценных детей», «МК» 28 июня 2016).

У меня вообще от знакомства с законотворчеством «госпожи сенаторши» возникает ощущение, что я попал в какое-то зазеркалье. Особенно умиляют ее аргументы.

В части, касающейся беби-боксов, это было ни много ни мало, цитирую: «Через эти анонимные места мы создаем условия для легализованной торговли детьми на органы, ткани — все что угодно». Также госпожа Мизулина утверждает, что «такого рода беби-боксы есть не что иное, как поощрение отказов от новорожденных детей».

Честно вам признаюсь: я не знаю, искренне ли заблуждается сенатор Мизулина, публично высказывая такие нелепицы, или она нагло лжет. Но все эти утверждения не соответствуют действительности.

Насчет «продажи детей на органы»: как сенатор Мизулина себе это представляет? Мать оставляет ребенка в кювезе для новорожденных — это такой «инкубатор», где компьютер контролирует температуру и влажность воздуха, температуру тела ребенка. Он находится в медицинском учреждении — роддоме. Как только ребенка оставляют, срабатывает сигнал, и медицинский персонал сразу же ребенка забирает.

В роддоме полно персонала. Попробуйте взять ребенка и куда-то вынести. То есть такие вещи возможны, если будет предварительный сговор всего коллектива — начиная от главврача и заканчивая санитарками и охранниками.

Если допустить такую возможность, то тогда на органы можно было бы продавать всех «отказников» — всех детей, от которых матери, их родившие, отказались в роддоме. Таких детей в тысячи раз больше, чем детей, оставленных в беби-боксах.

Таким же бредом является утверждение о том, что беби-боксы поощряют отказ от детей. Беби-боксы никак не влияют на статистику отказов от детей, потому что любая женщина в России может легко и непринужденно отказаться от своего ребенка в любом возрасте и отдать его в сиротское учреждение. Никаких ограничений со стороны закона тут нет.

Беби-боксами пользуются те, кто по каким-то своим причинам не может отказаться от ребенка открыто и вынужден делать это анонимно. Часто это женщины из религиозных семей, которые забеременели вне брака и вынуждены это скрывать. Но таких единицы на фоне тысяч отказов от детей.

Статистика это подтверждает: в беби-боксах за год по всей стране оставлено несколько десятков детей, а в это же время отказников, то есть детей, от которых матери отказались не анонимно, а официально, — около десяти тысяч. 

Но это еще не все. Вы, уважаемые читатели удивитесь, но у детей, оставленных в беби-боксах, почти 100%-ный шанс быть усыновленными! Не знали? Теперь знаете. В стране миллионы бездетных семей, и все они хотят усыновить не четырнадцатилетнего хулигана, а младенца до года. Спрос на младенцев большой! Поэтому и отказников усыновляют почти всех. Как только мамаша написала отказ, информация уходит в базу данных на усыновление, а там на таких детей — очередь! Так что эти дети даже на шее у государства и общества не сидят — автоматом усыновляются.

Кстати, если сенатор Мизулина не в курсе — сейчас вообще детей из детских домов в семьи хорошо берут — и не только младенцев. Берут даже умственно отсталых — потому что они тоже милые и добрые.

Причин этому несколько.

Во-первых, россияне наконец поняли, какое это великое благо и великое счастье — дети.

Во-вторых, государство очень много сделало и продолжает делать для поддержки приемных и опекунских семей. После того как президент Путин подписал указ «О некоторых мерах по реализации государственной политики в сфере защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», в России начался бум по приему сирот в семью. Буквально за пять лет число сирот в детских домах уменьшилось в 2,5 раза, а детские дома стали массово закрываться.

Наконец-то забрезжил свет в конце детдомовского тоннеля.

Кстати, добровольцы нашей команды Мурзик.Ру усыновили и взяли под опеку тридцать два ребенка из детского дома. Брали даже детей, у которых матери были ВИЧ-инфицированы!

Многие дети уже подросли и радуют родителей успехами в учебе и спорте. Некоторые дети просто очень одаренные!

Так что беби-боксы точно не несут никакой угрозы «переполнения детских домов».

Чем вреден законопроект Мизулиной? Тем, что альтернативой беби-боксу является гибель ребенка. И большинство россиян это понимают!

Опрос показал: «По мнению респондентов, если бы беби-боксов не было, большинство из этих детей «отдали бы в детские дома, дома малютки» (29%) или «бросили бы в общественных местах» (22%). Еще 28% россиян считают, что без беби-боксов эти дети погибли бы».

На практике так и происходит.

И убийства новорожденных детей матерями — это, увы, печальная статистика.

По данным Следственного комитета РФ, только за 2014 год были убиты 136 детей в возрасте до одного года, еще 4760 младенцев были оставлены матерями в опасности. Переведу с русского на русский: «оставлены в опасности» — это подброшены, но не в беби-боксы, а куда попало, иногда — просто на помойку. А иногда перед этим — убивают.

Вот буквально вчера одну из таких несчастных осудили.

«Женщина опасалась, что ее родители, узнав о рождении ребенка, осудят ее за отсутствие мужа, и стала скрывать от них свою беременность. Находясь на 9-м месяце беременности, мать решила убить своего новорожденного ребенка сразу же после родов». Задушив ребенка, она выбросила его на помойку.

Сенатора Мизулину российские дети на помойке больше устраивают?



Партнеры