Почему россияне полюбили турецкие сериалы

Главный ингредиент, который объединяет всю соседскую телепродукцию — старый добрый консерватизм

6 августа 2017 в 16:02, просмотров: 7905

Есть истины, древние как мир. Допустим: «Человек есть то, что он ест». Или: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Современные технологии подвели под эти утверждения научную базу и оцифровали их, сведя познание «вселенной» индивидуума к изучению профиля его «лайков». Десяток лайков, и ты — как на ладони.

Почему россияне полюбили турецкие сериалы
фото: Алексей Меринов

С другой стороны, между производителями медийного контента борьба за «лайки» — новую мировую резервную валюту — идет не на жизнь, а на смерть. Широкоупотребимый в информационном пространстве термин «вирусный контент», помимо массового одобрения его аудиторией, означает возникновение эффекта лавинообразного самотиражирования по принципу снежного кома. Разумеется, чем «вирусней», тем лучше. И в определенном смысле сериальная продукция является одним из частных случаев «вирусов», вызывая, помимо всего прочего, сильнейший эффект привыкания, а также ряд явных и скрытых побочных эффектов.

Все помнят период массового засилья зарубежной сериальной продукции на отечественном ТВ на раннем этапе новой российской государственности, сопровождавшийся оглушительной популярностью «Изауры», «Богатые тоже плачут», «Санта-Барбары» и иже с ними. После обрушения «железного занавеса» голод нашего общества до ярких иностранных образов был сравним с мучительной жаждой совершившего многодневный переход по пустыне.

Те времена давно прошли — на отечественном телевидении полностью доминирует отечественный продукт, безо всяких лозунгов практически полностью заместивший импорт. Зарубежные сериалы на «ландшафте» сетки вещания ТВ выступают точечной застройкой, в целом уйдя в интернет-подполье, где и собирают армии своих поклонников, в первую очередь на многочисленных пиратских сайтах.

Парадоксом и, можно даже сказать, феноменом турецких сериалов является то, что они, в отличие от тех же северо- и латиноамериканских, никогда не получали широкого доступа к отечественным голубым экранам. Вспорхнул в 1987 году мини-сериал «Королек — птичка певчая», да в 2011–2014 годах прошло на далеко не центральном канале четыре сезона «Великолепного века». Если особо не углубляться в детали, то, по большому счету, все. Но даже этого оказалось достаточно, чтобы, параллельно массовому туризму россиян в Турцию, породить вряд ли сильно уступающий по масштабу, без преувеличения огромный спрос на турецкую сериальную продукцию.

В ответ на этот спрос по всем законам «дикого капитализма» пышным цветом расцвели нелегальные сайты, где неизвестные широкой публике умельцы, не утруждая себя зажиманием носа прищепкой для искажения закадрового голоса и работая просто под творческими псевдонимами, удовлетворяют спрос на турецкое «мыло» буквально всей страны.

Да, они, подобно профессиональным переводчикам, не вдаются в филологические и стилистические тонкости с учетом эпохи и контекста. Картинка — далеко не всегда HD, а студийный дубляж отсутствует как понятие. Зато памятуя о принципе «дорога ложка к обеду», трудятся эти ребята, как автомобильный конвейер, поставляя турецкие новинки к зрительскому столу буквально с пылу с жару — почти синхронно с выходом оригиналов в Турции.

Причем здесь следует заметить еще одну любопытную подробность: Турция сериальная не уподобилась Турции туристической, к которой, похоже, намертво прирос и никак не отлипает имидж страны бюджетного пятизвездочного отдыха. Отечественные зрители с удовольствием смотрят турецкие сериалы в самом широком спектре жанров: семейные саги и любовные драмы, исторические и приключенческие ленты, боевики и полицейский нуар.

Хочешь османского дворцового антуража, с парчой и золотом? Это по адресу!

«Большой и чистой любви» со сложной, многоугольной геометрией и нешуточными восточными страстями? Да без проблем!

Жестокой драмы с неприкрытым реализмом изнанки жизни в стамбульских трущобах? Тоже сюда.

Единственный, пожалуй, жанр, где туркам зарубежную аудиторию очаровать никак не удается, — это полнометражное кино. Ну, не спринтеры они в кинематографическом смысле, а скорее марафонцы.

Так, если раньше стандартная продолжительность сериальной серии, прошу прощения за тавтологию, составляла около 50 минут, то теперь она уже перевалила за два часа, и это без потери зрительской аудитории.

Параллельно растут и бюджеты: еще десять лет назад одна серия обходилась кинопроизводителю в сумму около 500 долларов, а теперь современные требования к качеству съемки вынуждают турок тратить на нее же в 100 (!) раз больше — в среднем около 50 тыс. долл., что вплотную приближает суммарные бюджеты турецких сериалов к голливудским стандартам.

В чем же состоят законы турецкой привлекательности для россиян, которые, как сказано в самом начале, должны нам немало сказать и про нас самих?

Для начала надо заметить глубокие исторические корни явления — со времен еще первого бумажного, а не сериального издания «Тысячи и одной ночи» Восток читателя интриговал, зачаровывал и манил.

И если нынешней Турции в каком-то из своих многочисленных амплуа удалось стать единоличным рупором Востока и его визуальным олицетворением, то это, вне всякого сомнения, случилось в сериальном смысле. Что делает Турцию, можно сказать, современной Шахерезадой. Как меня много лет назад, когда я еще только отправлялся жить в страну, многозначительно предупреждали умудренные опытом старожилы, «Турция иностранцев затягивает!».

Однако если чуть углубиться, то можно ли разложить секрет успеха турецких сериалов на отдельно взятые ингредиенты. За рамками того факта, что снимают сейчас турки дорого и качественно, не жалея средств на кастинг, картинку и музыку?

Анализируя на своем блоге рейтинги фильмов и пристально следя за тематическими форумами, помимо абстрактных слов про интерес к восточной культуре могу сказать, что отечественных зрителей привлекает новизна лиц турецких актеров. И отсутствие широкого доступа к российским экранам в определенном смысле пошло турецким фильмам только на пользу. Тем более что турецкие актеры играют весьма эмоционально и искренне — «Любить так любить! Стрелять так стрелять!». Как не слишком комплиментарно, а скорее, излишне критично написали на одном из тематических форумов про родину Станиславского: «не то, что в наших сериалах», где, мол, эмоций-то не разглядишь. Все — с одними и теми же постными лицами, когда надо давать эмоцию!

Кроме того, играют турецкие актеры не заезженные ни в российском, ни в западном смыслах, сюжетные линии являются причудливым симбиозом Запада и Востока. Здесь Турция по факту, а не на словах стоит на позициях евразийства, моста между Западом и Востоком и перекрестка цивилизаций. Что, при должном мастерстве «барменов-сценаристов», дает удивительно яркие сюжетные и визуальные коктейли, намертво приковывающие зрителей к телеэкранам.

Даже в условиях современного мира с его клиповым сознанием наш зритель, ощущающий острую потребность в сильных эмоциях и ярких образах, оказывается готовым простить нестерпимо выросшую продолжительность отдельно взятой серии, затянутое развитие сюжета, когда по нескольку минут экранного времени может не происходить ровным счетом ничего, кроме шевеления бровей, а также витиеватые турецкие диалоги, с любовью и тщанием обсасывающие глубокие личные переживания персонажей.

Но помимо актеров и сюжетов есть один, пожалуй, главный ингредиент, который объединяет все турецкие сериалы вне зависимости от их жанровой принадлежности. Я имею в виду ценностный посыл, в основе которого старый добрый консерватизм, демонстрируемый «прогрессивному» миру со стороны во многом еще традиционного турецкого общества. Где, несмотря на вышагивающий вовсю XXI век с его толерантностью на грани фола, в абсолют возводятся прочные связи между людьми, уважение к старшим, крепкую семью, четкое понимание роли и места мужчины и женщины, дружбу и взаимовыручку до конца.

Мало кто знает, но по объему экспорта своих сериалов Турция уже занимает второе место в мире после США, поставляя их на сумму в 350 миллионов долларов в 142 страны мира. Современная Турция рассматривает, прямо по Ильичу, кино в качестве «важнейшего из искусств» и одного из главных инструментов своей «мягкой силы» за рубежом, обладающего к тому же вирусным эффектом и вызывающего цепную реакцию в виде симпатии к стране и интереса к ее языку и культуре.

И, как можно видеть, на турецкое послание, современное по форме, но консервативное по содержанию, с готовностью откликается не только отечественный, но и зарубежный зритель почти по всему миру, говоря ему «верю!» и ставя консерватизму после десятилетий оголтелой вседозволенности, которую многие склонны путать со свободной, большой и жирный «лайк».



Партнеры