Как выМучить язык Пушкина

14 октября 2004 в 00:00, просмотров: 1563

Наши далекие предки преклонялись перед языком. Если человеческая речь — дар богов, значит, алфавит — их обитель. Возможность передавать друг другу свои мысли когда-то воспринималась как чудо. Современные люди это отношение к языку утратили.

Почему? Возможно, потому, что появились новые средства общения, в первую очередь Интернет. Ведь особенностью такого рода обмена мыслями или информацией является упрощенный язык. Интересно, правда? Гениальное творение человеческого ума используется для его примитивизации. Подковали блоху, чтобы ей было удобней прыгать и кусаться.

Читать и писать учат в школе. Можно не любить уроки русского языка и литературы, но при этом много читать — книги учат исподволь, глаза запоминают, где положено находиться точкам и запятым, как выглядят слова. Но теперь читать не обязательно. Теперь обязательно уметь работать на компьютере.

Последствия этого тектонического сдвига не замедлили сказаться. И пока оптимисты кричат, что язык бессмертен, а книги все равно читают, на Каширском шоссе появился рекламный плакат. И на нем большими буквами выведено: “сЪэкономить”.

Я стала спрашивать проезжавших мимо людей: не замечают ли они чего-нибудь необычного, непривычного, наконец, неправильного? За час ни один человек так и не сказал, что слово, выведенное на плакате, пишется без твердого знака: “сэкономить”.

* * *

Читатель Вячеслав Зубков прислал часть своей коллекции ляпсусов. Он, конечно, никак не мог знать, что в откликах на мои заметки о русском языке будут приведены те же примеры, что украшают его коллекцию. Есть, разумеется, и другие, но меня поразило, что многое повторяется буквально.

Например:

основной характер нападения... — ТВ-3 об игре футболистов;

реализация недостатков соперника — там же (по поводу этого языкового извращения мне даже прислали эпиграмму, но привести я ее не могу из-за двух матерных неологизмов);

миф слегка развенчан — НТВ-спорт;

защитники оттягиваются в зад — футбольный репортаж;

в стах случаях — “Радио России”;

популярность кандидата пошатнулась: его рейтинг пополз вверх — НТВ;

суд над пяти подозреваемыми.

А наш читатель А.Стакло пишет: “Вы, конечно, обратили внимание на безудержное использование в последние годы собирательных числительных. Постоянно натыкаешься на фразы вроде: “Двое бойцов”, “Трое мушкетеров”. На днях в программе “Время” ведущая сказала: “В Ираке были захвачены трое турков!” Два слова — две ошибки: следовало сказать “три турка”.

А вот экземпляры из моей коллекции:

федеральные силы утверждают, что нанесли боевикам тяжелейшие потери — “Эхо Москвы”;

юбилей со дня рождения — там же;

в августе узнаем, чего добились протесты, — там же.

По всем телеканалам, не говоря уж о радио, постоянно повторяют одну и ту же фразу: “В организме такого-то спортсмена найдены запрещенные препараты”. Коллеги! Если перевести это на русский язык, получится, что запрещенные препараты были спрятаны в кишечнике, желудке или, на худой конец, в ухе. Во-первых, не найдены, а обнаружены, и не в организме, а в крови. В метро я постоянно читаю рекламу: “обследование всего организма за один час”. Это из той же оперы: какие-то чудо-врачи предлагают вам провести полное медицинское обследование за час, но грамотно выразить жгучее желание обвести вас вокруг пальца не могут.

С прискорбием довожу до сведения спортивных комментаторов, что “однолетний контракт со спортсменом” — то же самое, что годовой ребенок. Может, стоит один раз поднапрячься и запомнить, что: однолетнее — это растение, годовалый — это ребенок, а контракт бывает только годовой.

Неприятно, когда журналист канала “Культура” позволяет себе произнести: “палата общИн”. Английская палата Общин — устойчивое словосочетание. Человек, который претендует на внимание огромной аудитории, берет на себя некоторые обязательства, в том числе — отличать общИну от Общины. ОбщИна — это форма объединения людей, которая характеризуется общим владением средствами производства и самоуправлением. В широком смысле это название чаще всего используется в связи с религиозным или национальным принципом объединения: община мормонов, азербайджанская община.

Община — как правило, звено общественно-политической организации. Понятно, что не сегодня-завтра разница в ударениях под давлением нашего лингвистического темперамента сойдет на нет, тонкости раздражают, и в некоторых словарях это уже зафиксировано. Но все же — английская палата общИн на пятом канале... Часто возникает вопрос, какая разница между общИной и диаспорой? Первоначальное слово “диаспора” относилось только к евреям, поселившимся со времени Вавилонского пленения в VI до н.э. за пределами Палестины. Сегодня диаспорой называют часть народа, живущую вне своей исторической родины. Само же слово происходит от древнегреческого “рассеяние”, что означало часть растения, естественно отделяющуюся от материнского организма и предназначенную для размножения.

Несколько дней назад на канале НТВ-плюс был репортаж о премьере гоголевской “Шинели” на Малой сцене “Современника”. Замечательная игра Марины Нееловой была как заточкой “пробита” ведущей вечернего выпуска новостей, много раз повторившей “шинЭль”. Для людей, говорящих на русском языке, это все же особое слово. Во-первых, есть “Шинель” Гоголя, из которой, по слову классика, вышла вся русская литература. По существу, это часть нашего алфавита, как “Онегин”, Печорин и Каренина. Не знать алфавит? А еще есть шинель времен войны с Германией. Попробуйте произнести строку Окуджавы: “Бери шинЭль, пошли домой...” Я уж не говорю о том, что во всех словарях, всегда и безусловно черным по белому выведено: “шинель (н’э)”. То есть мягкий звук “н” без вариантов.

В репортажах с Северного Кавказа принято злоупотреблять словосочетанием “домашний очаг”. Ухораздирающая ошибка: “в отличие от абхазов, грузины захотят скорей вернуться в свой домашний очаг”. Вернуться можно к очагу, а вернуться в очаг — значит, ты сидел в печи, вылез из нее, и наконец удалось снова в нее влезть. Всякое бывает...

И, наконец, оранжевый случай. Так я называю редкие примеры, занесенные в блокнот с листами апельсинового цвета. Это бриллианты моей коллекции.

8 августа в шестичасовом выпуске новостей по радио “Эхо Москвы” милиционер, рассказывая о том, как хорошо был организован фестиваль “Нашествие”, произнес: “Утонутых не было”. Как продолжение знаменитого фрагмента из записной книжки Чехова: “Мертвый труп утонувшего человека...”

* * *

В один день из радиоприемника выскочили два эксклюзивных примера для бесед о русском языке. Сначала в выпуске новостей прозвучало: “никто не решился участвовать в такой куче-мале”. И чуть погодя журналист в беседе с Павлом Лобковым трижды произнес: “пенсильванЬский кедр”.

Я поделилась своими находками с приятелями. А они на меня напали, да как напали! Стали в два голоса кричать, что по сравнению с изнасилованием числительных это все пустяки и дело житейское. Вот дветысячный год — это да, это инфаркт. А кедр и куча — “да никто, кроме тебя, на это внимания не обратит, носители русского языка стремительно меняются на разносителей (от слова разнос)!”, вот что мне было сказано.

С одной стороны, приходится признать, что прилагательное “пенсильванский” употребляется нами редко. Но куча-мала! Никаких других форм у этого выражения не существует. Ведь не склоняем же мы “кенгуру”...

Но, как показывает практика, если сильно ударить в ухо, человек глохнет. А нас все время бьют по ушам, вот мы и оглохли.

* * *

Но не все.

Публичные выступления людей, говорящих на настоящем русском языке, вызывают у аудитории такое же волнение, как виртуозное исполнение Паганини. Недавно я присутствовала на выступлении директора Музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирины Антоновой. Не знаю, что больше взяло за душу: благородная русская речь Антоновой или благодарные глаза людей, которые ее слушали...

“Настоящая интеллигенция...” — вздыхали в гардеробе театральные старушки. А что, кстати, означает это слово? Откуда оно взялось?

В знаменитом труде В.Виноградова о происхождении русских слов говорится, что слово “интеллигенция” в современном значении появляется в русском языке 60-х годов XIX века. В.Даль объяснял его так: “разумная, образованная, умственно развитая часть жителей”. А слова “интеллигент” у Даля вообще нет. Похоже, оно появилось в русском языке не ранее 80-х годов.

В.Виноградов цитирует статью И.М.Желтова из журнала “Филологические записки” 1890 г. под названием “Иноязычие в русском языке”: “Помимо бесчисленных глаголов иноземного происхождения, наводнивших нашу повременную печать, особенно одолели и до тошноты опротивели слова: интеллигенция, интеллигентный и даже чудовищное имя существительное — интеллигент, как будто что-то особенно высокое и недосягаемое... В известном смысле, впрочем, эти выражения обозначают действительно понятия новые, ибо интеллигенции и интеллигентов у нас прежде не бывало. У нас были “люди ученые”, затем “люди образованные”, наконец, “умные”, хотя и “не ученые” и “не образованные”, но все-таки “умные”. Интеллигенция же и интеллигент не означают ни того, ни другого, ни третьего. Всякий недоучка, нахватавшийся новомодных оборотов... зачастую даже и круглый дурак, затвердивший такие выражения, считается у нас интеллигентом...”

До 60-х годов XIX века слово “интеллигенция” употреблялось в значении “разумность, осознание, деятельность рассудка”. В.Виноградов считает, что слово “разумность” для перевода латинского intelligentia в начале XVIII века предложил еще В.Тредьяковский. По мнению Виноградова, слово “интеллигенция” в значении “разумное постижение действительности” закрепилось в лексиконе философов в 20—30-х годах XIX века.

В статье В.Вересаева “О Качалове” в “Литературной газете” от 10 февраля 1945 г. читаем: “Наша русская интеллигенция настолько характерная, что дала иностранным языкам специфическое слово intelligentsia...” Вывод: придумали это слово мы, в других языках его нет и по сей день, и в конце позапрошлого века некоторые считали его чуть ли не ругательством.

* * *

По какой-то причине традиция связывает появление слова “интеллигенция” в художественной литературе с именем Петра Дмитриевича Боборыкина, некогда знаменитого литератора второй половины XIX века. Но я упоминаю о нем вовсе не поэтому. Не зная, как противостоять наступлению на русский язык и появлению обезображенных до неузнаваемости слов, я, кажется, нашла способ защиты. Давайте доставать из наглухо заваленной сокровищницы нашего языка забытые слова. Кто знает, может быть, так мы удостоимся чести считаться его рыцарями и рано или поздно победим.

Отныне в каждой колонке, посвященной русскому языку, перед вами будет представать забытое русское слово. Сегодня это будет находка, сделанная на страницах прекрасных воспоминаний П.Боборыкина: ПОТИХОНЯ. Что означает это слово, легко понять из следующего отрывка: “Управлял имением приказчик из бывших камердинеров моего деда, потихоня, плутоватый и тайно испивающий...”

Не будьте потихонями, присылайте свои находки в “МК”. Я почему-то верю, что из спасенных нами старых русских слов можно построить крепость. И она многое выдержит.




Партнеры