Правозащитникам удалось добиться для «гольяновских» мигрантов... ухудшения условий

Раньше они жили на улице в палатках, теперь сидят практически в СИЗО

23.08.2013 в 20:33, просмотров: 2822

Центр содержания иностранных граждан в поселке Северный, за МКАДом, куда перевезли постояльцев палаточного городка в Гольянове после его расформирования, показала журналистам в пятницу московская полиция. Интересно, хоть кто-то из правозащитников, ранее требовавших перевода нарушителей миграционного режима из-за плохих условий содержания в палаточном городке именно в эти заведения, понимал о чем идет речь?

Правозащитникам удалось добиться для «гольяновских» мигрантов... ухудшения условий
фото: Лина Панченко
Основное здание - обычное сизо

Итак, палаточный городок в Гольянове разобрали, всех его обитателей перевели в государственный центр содержания иностранцев. Если кто-то думал, что там санаторий, то крепко ошибался.

Как пояснили в московской полиции, центр №1, где сейчас ждут своего выдворения 355 бывших «гольяновцев» - это место, где содержатся «лица, задержанные по подозрению в совершении преступлений, и те, кто нарушил режим пребывания в России и подлежит выдворению за пределы РФ». В полиции отметили: что касается последних, то в постановлении суда должна быть указана формулировка «с содержанием в центре». То есть, это место, где содержатся иностранцы, преступившие закон, и условия их содержания такие же, как и у россиян, которые попали под стражу по уголовным делам или подвержены административному аресту.

фото: Лина Панченко
В палатках пока живут те, кому не хватило места в основном здании (слева)

На территорию центра журналистов пропускали, строго сверяя со списком, для которого за день до этого мы давали свои паспортные данные. Одна из правозащитниц, которая сделать этого не успела, но хотела вместе со всеми попасть за высокий забор, овитый поверху спиралью колючей проволоки, с надеждой спрашивала других: «Может, пустят?»

Не пустили - режимный объект. А проще говоря, обычное СИЗО, каких в России множество: кургузое кирпичное здание, решетки на окнах. Журналистов внутрь не повели, говорят: «Слишком много камер». Но тем, кто и до этого посещал тюрьмы, совсем не сложно представить, как там внутри.

фото: Лина Панченко
Внутри палатки

Как пояснил начальник центра Дмитрий Сухов, в здании находятся камеры вместимостью от 2 до 12 мест.

У каждого отдельная койка, постельное белье, в камере есть санузел. Прогулки и мытье — все, как предусмотрено по нормам, мы ничего не нарушаем. Положено мыть их раз в неделю, но в каждой камере есть кран с горячей водой, они могут это делать в любое время. Мы со своей стороны делаем все возможное и невозможное, чтобы побыстрее их отправить домой, - акцентирует внимание Сухов на проблеме, которая полицейским видится сейчас самой важной.

фото: Лина Панченко
Вьетнамцы хотят одного-поскорее уехать домой

Полиция быстро собирает, оформляет все необходимые документы, делает запросы, - поясняет зампредседателя Общественного совета ГУ МВД России по Москве Антон Цветков. - Нужно только, чтобы посольства проявили такую же оперативность. Но там, скажу прямо, халатно относятся к своим гражданам. Дать временную справку для выезда — дело одного дня. И сразу же гражданин будет отправлен на родину, замечу, за счет нашего государства. Но люди здесь порой сидят месяцами именно из-за того, что не могут получить эту справку.

По словам начальника центра, в день на питание одного человека, содержащегося там, наше государство тратит 130 рублей. Всего в Северном сейчас содержатся 583 иностранца. Получается, что каждый день только на обеспечение их продуктами тратится более 75 тысяч рублей. Плюс к этому содержание собственно здания, зарплата полицейским, что охраняют центр. Если прикинуть, то получается, что в месяц миллиона три денег из кармана налогоплательщика уходят только на один вот такой центр. А еще стоимость билетов во Вьетнам, Узбекистан, Таджикистан, Афганистан, которые оплачиваются тоже из бюджетных денег.

фото: Лина Панченко
Палатка-столовая

Что касается времяпрепровождения нелегалов, то с этим тоже большая проблема.

Православные священники центр посещают регулярно. А вот что касается представителей других религий, а здесь их большинство, то сколько мы ни обращались в посольства с тем, чтобы они посылали сюда духовную литературу, культовых сотрудников, никто так ни разу и не появился, - рассказывает начальник центра.

Увидев людей с фотоаппаратами и камерами, обитатели основного здания повылезали в окна, стали зазывать нас пройти внутрь. Говорим: «Нас туда не пускают, как вам там сидится?» «Плохо, - отвечают, - домой хотим». Каких-то конкретных жалоб — чтобы били, не кормили, не мыли, никто так и не высказал. Один мужчина сказал, что не лечат, но потом как ни старались его выкричать, чтобы спросить фамилию, уточнить, чем именно он болен, он так и не появился. По тому, как люди в зарешеченных окнах с любопытством разглядывают все, что происходит во дворе центра, видно: они порядком истомились.

фото: Лина Панченко
Те, кто не спят, играют в карты

Выясняем, что многие живут там уже от месяца до трех.

Во дворе центра разбито пять палаток, в которых находятся те, кому места в основном здании не хватает. Им повезло куда больше — все-таки это свежий воздух. Те, кто живут в палатках — а в основном это вьетнамцы - могут находиться на улице, но это совсем небольшая территория, ограниченная стеной основного здания и забора. Поэтому все, что они могут делать — это сидеть на корточках на бордюре или стоять на травке рядом с палатками. Но это хоть что-то по сравнению с камерой.

По другую сторону от палаток, через асфальтовую дорожку, для вьетнамцев поставили десятка полтора биотуалетов. Запаха от них мы не почувствовали.

Внутри палаток — железные двухъярусные нары по всей длине. На некоторых висят пакеты с нехитрым скарбом. Белье есть у всех, но некоторые его не застилают, возможно, просто убрали на день. Многие, когда мы заходили, крепко спали. Между рядами нар проход метра в полтора. Там вьетнамцы собираются компаниями, рассаживаясь прямо на полу. В одной из палаток вьетнамцы-подростки играли в проходе в карты.

Разговаривали мы с ними через переводчика. И вот что они рассказали.

Условия в Гольянове у них были лучше. Но и здесь ничего у тех, кто в палатках.

Как вас кормят? - спрашиваем.

Мясо дают, - отвечает переводчик. - Но хотелось бы больше овощей, картошки.

У начальника центра выясняем, учитываются ли пожелания вьетнамцев насчет питания, которые они высказывали в Гольянове? Дмитрий Сухов говорит, что теперь центр обеспечивает питанием предприятие, которому они заказывают и рис и «их лапшу, к которой они привыкли».

А вот они просят больше овощей, - говорю Сухову. - Понятно, что на 130 рублей в день не разгуляешься. Но если кто-то захочет передать им огурцы-помидоры, например, это возможно?

Нет. Огурцы-помидоры нельзя, поскольку это продукты, которые требуют термической обработки. Но есть много продуктов, которые разрешены и, если кто-то передает разрешенное, мы все это раздаем, - уверяет начальник центра.

Пока вьетнамцы, что живут в палатках, ни на что не жалуются. Единственное, что они говорят: хотим домой . И молятся, чтобы это случилось побыстрее, пока их не перевели в основное здание.

А как вы определяете, кто будет жить в палатках, а кто пойдет в основное здание, - спрашиваю у Дмитрия Сухова.

Мы переводим в основное здание по мере того, как там освобождаются места. Просто отрабатываем палатку за палаткой, по списку.

Между тем, в столичной полиции заявляют о том, что их усилия в борьбе с нелегальной миграцией будут только нарастать, поскольку «этнические преступные группы и сообщества стараются установить контроль над крупными экономическими объектами в целях сосредоточения в своих руках капитала и легализации преступных доходов». По данным ГУ МВД России по Москве, за 7 месяцев текущего года в Москве было выявлено 17 тысяч преступлений, совершенных приезжими, что составляет 39% от всех криминальных проявлений. Административных нарушений за это же время иностранцами было допущено 274 тысячи.

- Сегодня тактика работы полицейских основывается, прежде всего, на выявлении недобросовестных работодателей. С начала года было раскрыто 805 преступлений, совершенных в составе этнических преступных групп и сообществ, установлено 588 фактов несанкционированной торговли, составлено более 37 тысяч административных протоколов за нарушение правил въезда и пребывания в России. А вообще, за нарушение миграционного законодательства привлечено к ответственности 59600 иностранных граждан и наложено штрафов на 103 миллиона рублей, что в 10 раз больше, чем за тот же период прошлого года. Выдворено 3227 человек, - рассказал замначальника Управления охраны общественного порядка ГУ МВД РФ по Москве Олег Сигунов.

По словам представителей московской полиции, они пытаются договориться с миграционными службами о смягчении условий содержания иностранцев-нарушителей, которые ждут своего выдворения, поскольку административные нарушители теперь находятся в тех же условиях, что и уголовники. Но возможностей для этого у полиции пока недостаточно — на сегодняшний день она может разместить только порядка 400 человек, а необходимо «для нужд выдворения» помещение на 2 тысячи иностранцев.



Партнеры