Страдательный залог

Семья москвичей лишилась квартиры, решив помочь знакомой

03.09.2013 в 17:58, просмотров: 8306

Это совершенно невероятная история, в которую трудно поверить. Но не спешите обвинять ее героев. Быть обвинителем легко. Это только жалеть и помогать трудно.
 

Страдательный залог

Любови Ивановне Сакаевой 59 лет. Родилась она на Красной Пресне. С полутора лет воспитывалась в детском доме. Всю жизнь пыталась узнать, кто были ее родители и почему от нее отказались, но так ничего и не узнала. На каникулы приезжала к бабушке, которая горячего участия в ее жизни не принимала. После школы Любовь Ивановна оказалась в каморке подмосковного общежития, потом жила у мужа, в комнате которого было прописано то ли десять, то ли пятнадцать человек. То есть государство оттяпало у нее бабушкину квартиру, и на протяжении почти всей жизни она не имела собственного угла. До начала девяностых работала поваром в столовой.

В 1998 году Любовь Ивановна познакомилась с Ильдаром Хайдаровичем Сакаевым. Вскоре они стали жить вместе в его маленькой однокомнатной квартире на улице Академика Анохина. Брак зарегистрировали в 2006 году.

И вот в 2007 году старая знакомая, Лала Искандеровна Мустафаева, рассказала Сакаевым, что попала в безвыходное положение и ей срочно нужны деньги — 80 тысяч долларов. Сакаевы ответили, что у них таких денег нет (Любовь Ивановна работала консьержкой, а ее муж — сварщиком). Мустафаева сказала, что это не проблема: можно взять кредит в банке. Она знает, как это сделать, и будет им очень благодарна.

Целых полгода Мустафаева, которая жила в том подъезде, где работала Любовь Ивановна, умоляла Сакаевых взять для нее деньги в банке. Ильдар Хайдарович был против, однако Любовь Ивановна, помня о своих детдомовских мытарствах, стала его уговаривать помочь человеку, попавшему в беду. И Сакаев сдался.

■ ■ ■

И вот 20 декабря 2007 года Сакаевы приезжают в банк «Хоум Кредит» на Бауманской, куда их направила Мустафаева. Там знакомые Мустафаевой Андрей Владимирович Бескинский, Андрей Геннадьевич Анфимов, Наталья Бурмистрова и сотрудница банка Кристина Холодкова (все представились сотрудниками этого банка) положили перед ними стопку бумаг и попросили их подписать.

Просматривая эти бумаги, Сакаев увидел справку о своих доходах. Там было написано, что он работает экскаваторщиком с зарплатой 75 тысяч рублей в месяц. И он вспомнил, как Анфимов попросил его принести справку с работы, а когда он ее принес, Анфимов сказал ему, что с зарплатой 15 тысяч рублей кредит никто не даст и они соберут нужные документы сами…

В это время появилась еще одна дама, нотариус А.В.Литовская. Она посмотрела документы и сказала, что удостоверять ничего не будет. И ушла. По словам Сакаевых, Бескинский и Анфимов спросили Холодкову, можно ли оформить кредит без нотариуса. И та ответила, что можно.

Увидев сумму кредита — 110 тысяч долларов — и залоговую ведомость на их единственную квартиру, Сакаев отказался подписывать бумаги. Бескинский позвонил Мустафаевой, которая в это время находилась в США, и сказал, что Сакаевы отказываются брать кредит. Мустафаева попросила передать трубку Ильдару и стала уговаривать его выполнить обещание. При этом она сказала, что ей достанутся только 80 тысяч, а 30 тысяч они должны передать Бескинскому, Анфимову и Бурмистровой за помощь в оформлении кредита. Мустафаева рыдала, клялась своим ребенком, что будет исправно выплачивать кредит, и божилась, что квартиру у Сакаевых никто никогда не отберет. Ильдар пересказал разговор жене. И Любовь Ивановна, пережившая много бед, уговорила мужа помочь одинокой женщине с ребенком.

Ильдар Сакаев как владелец квартиры подписал документы и залоговую ведомость. Джентльмены, присутствовавшие при этом, проводили его в кассу, где супруги получили 110 тысяч долларов. Правда, им почему-то не выдали расходно-кассовый ордер. Впоследствии, уже в суде, образовались целых два ордера, в которых были указаны разные суммы: один на 107 тысяч долларов, а второй на 110 тысяч. Оба были подписаны от имени Сакаева. Правда, Ильдар Хайдарович никаких ордеров в кассе не подписывал…

Получив 110 тысяч, Сакаевы в точности исполнили просьбу Мустафаевой и передали 30 тысяч долларов Анфимову, Бескинскому и Бурмистровой. А 80 тысяч долларов отвезли некоему Юрию Федосееву в его офис на Волгоградском проспекте, дом 45а.

Сакаевы попросили Федосеева написать расписку. Однако тот сослался на дружеские отношения с Мустафаевой и расписку не дал, заверив Сакаевых, что непременно передаст ей деньги. Слово он сдержал и деньги передал, что впоследствии подтвердила Мустафаева.

В феврале 2008 года Мустафаева вернулась в Москву и вручила Любови Ивановне 4 тысячи долларов для погашения кредита за два месяца.

На этом выплаты прекратились.

Сакаевы неоднократно просили Мустафаеву дать им деньги на погашение кредита, потому что панически боялись потерять квартиру. Но она сказала, что денег у нее нет, и попросила оставить ее в покое.

В мае 2008 года Сакаевы обратились в ОВД «Тропарево-Никулино» с заявлением о мошенничестве.

Переписка с правоохранительными органами, депутатами и администрацией президента продолжалась пять лет. И только 30 июля 2013 года ОВД «Текстильщики» возбудил уголовное дело по факту мошенничества. Это произошло тогда, когда Сакаевы потеряли всякую надежду на то, что кто-нибудь откликнется на их крики о помощи.

Однако еще до возбуждения дела банк «Хоум Кредит» продал квартиру Сакаевых.

В 2009 году в Никулинском суде Москвы началось слушание гражданского дела по иску банка к Сакаевым об обращении взыскания на их квартиру. Дело слушалось более полутора лет. Там есть загадки.

Помнится, нотариус Литовская отказалась удостоверять документы в банке. Однако в материалах дела имеются залоговая ведомость, подписанная Сакаевым, и доверенности на регистрацию договора залога в Росреестре от его имени, удостоверенные Литовской. Откуда взялась удостоверительная подпись нотариуса Литовской?

Именно там всплыли и два ордера с разными цифрами — странно, почему никого не заинтересовало их происхождение?

Решением Никулинского суда от 17 мая 2010 года в требовании банка об обращении взыскания на квартиру Сакаевых было отказано, однако суд обязал их выплатить банку кредит и проценты. На тот момент общая сумма составляла более 160 тысяч долларов.

Но определением Мосгорсуда это решение было отменено, и дело направили на новое рассмотрение.

В ноябре 2010 года Никулинский суд в отсутствие Сакаевых, которых не известили о слушании дела, вынес другое решение: обратить взыскание на квартиру.

■ ■ ■

В феврале 2012 года в том же Никулинском суде началось слушание по иску некоего гражданина Ануфриева о выселении Сакаевых из спорной квартиры.

Кто такой Ануфриев?

Новый владелец квартиры, купленной с торгов.

Как следует из материалов гражданского дела по иску Ануфриева к Сакаевым о выселении (листы дела 64–66), гражданин Ануфриев до торгов квартиру не видел и документы на нее не проверял, так как их, несомненно, проверили в банке «Хоум Кредит». Он пояснил, что там работают его знакомые и не доверять им оснований у него не было. Повезло Виктору Анатольевичу: мало того, что ничего не пришлось проверять, так еще и купил он эту квартиру с хорошей скидкой.

Но не зря Ануфриеву задавали вопрос о том, проверял ли он документы перед торгами. Мы ведь знаем, что владельцем квартиры является Ильдар Сакаев. А во всех документах торгов и в регистрационном деле владельцем квартиры на улице Академика Анохина указана Любовь Ивановна Сакаева.

Между тем она никогда владельцем этой квартиры не была. Следовательно, торги проведены незаконно. И остается загадкой, каким же образом в Федеральной службе Росреестра зарегистрировали эту сделку?

Надеюсь, что прокуратура Москвы не оставит без внимания этот из ряда вон выходящий факт.

■ ■ ■

Сакаевы совершили такую глупость, которая не поддается описанию. Как все это могло случиться?

Не могло, но случилось.

И понять это можно только зная, как выпускники детских домов беспомощны в жизни. Именно на этом и сыграла Мустафаева. Ведь обратилась она именно к Любови Ивановне. Мустафаева прекрасно понимала, что, разжалобив Сакаеву, она заставит ее уговорить мужа пойти в банк и взять для нее деньги.

Я не могу ответить себе на вопрос, как Сакаевы умудрились передать такие деньжищи, не получив расписки. Если это не простодушие, переходящее сами знаете во что, значит, приходится предположить, что они ни с того ни с сего решили избавиться от своей единственной квартиры. Вы в это верите? Я — нет.

Таких случаев в Москве не счесть.

И совершают эти чудовищные оплошности отнюдь не одни бывшие детдомовцы. Даже люди с высшим образованием, даже люди, занимавшие некогда ответственные посты, неожиданно спотыкаются буквально на ровном месте. Они верят аферистам, которые по телефону уговаривают приобрести лекарство от всех болезней, и своими руками отправляют им все свои сбережения. Они приводят с улицы людей, которые дочиста обирают их квартиры. Боясь одиночества, они попадают в объятия уродов, которые обещают им уход, ремонт, лекарство и отдых на море за один пустяк — договор ренты, который все чаще становится договором о досрочном уходе на тот свет.

Почему это происходит?

Потому что человеческая психология как была, так и осталась тайной за семью печатями, которую не дано разгадать.

Потому что никто не знает, что происходит у нас внутри. Не знает и никогда не узнает.

Потому что все мы, с чинами и без чинов, бояки и герои, доктора наук, космонавты и продавцы носовых платков — обыкновенные люди, простые смертные. И сколько бы нам ни рассказывали страшных историй, мы сами упрямо лезем в капканы — кто из глупости, кто из доверчивости, кто из простодушия…

И все мы постоянно нуждаемся в помощи, кто в какой. В этом все и дело.

Поэтому таких случаев все больше и больше — и так будет до тех пор, пока гражданам, не имеющим возможности оплатить услуги дорогостоящих юристов, не станет доступна полноценная правовая поддержка.

В нашем государстве есть закон о бесплатной юридической помощи. Но на деле происходит вот что. Человек приходит за этой самой бесплатной помощью, а у него требуют тысячу справок, подтверждающих его бедность и бессилие. Пора признать: бесплатная юридическая помощь малодоступна. А это несовместимо с понятием правового государства, в котором, говорят, мы живем.

Но и это еще не все. Даже люди, у которых есть возможность заплатить юристу, часто обращаются за помощью лишь тогда, когда помочь невозможно или очень сложно. Это объясняется дремучей юридической безграмотностью населения, масштабы которой носят катастрофический характер.

■ ■ ■

Нельзя запретить людям совершать глупости. Но можно их предостеречь.

Человеческая глупость, помноженная на простодушие, при встрече с мошенниками неизбежно приводит к катастрофе.

Сейчас, когда вы читаете эту статью, в Никулинском районном суде Москвы решается вопрос о выселении четы Сакаевых на улицу.

Однако новые обстоятельства, связанные с договором залога, наверняка вызовут вопросы у Кузьминского межрайонного прокурора Р.П.Рокоссовского — ведь расследование уголовного дела, связанного с мошенничеством в отношении Сакаевых, не может обойтись без изучения обстоятельств заключения договора залога и договора кредитования. А там, судя по всему, может открыться много интересного.

Да, пока никто не оспорил торги, во время которых была продана квартира Ильдара Сакаева, — ведь ошибку с именем владельца квартиры защита Сакаевых обнаружила буквально накануне слушания дела о выселении. Но сами Сакаевы сделать этого не смогут, поскольку не были участниками торгов: их туда не пригласили, и поэтому о торгах они просто не знали.

Сакаевы — доверчивые лопухи. Из-за этого они не сегодня-завтра могут оказаться на улице. И все. Жизнь двух человек будет разбита вдребезги. Но такое преступление не описано ни в Гражданском, ни в Уголовном кодексах. А вот мошенничество описано. И поймать мошенников не так уж трудно. Стоит только захотеть.



Партнеры