Бомжи тоже право имеют!

После публикации в «МК» суд встал на сторону москвича, живущего в автоприцепе

5 сентября 2013 в 19:47, просмотров: 9455

История Рафаэла Гюльбекяна («Война без правил», «МК» от 16.04.13) действительно уникальна. Два года назад он лишился квартиры на Профсоюзной улице по семейным обстоятельствам и оказался фактически на улице. Пенсионер поселился под окнами своего бывшего дома, в жилом автоприцепе, который оборудован всем необходимым. Интеллигентный общительный человек с милейшим щенком по кличке Япп никому не мешал, кроме милицейского полковника-отставника, натравившего на него районные власти от управы до префектуры. Но суд все-таки принял справедливое решение.

Бомжи тоже право имеют!
фото: Елена Светлова

Яблоня, под которой расположился кемпер-автодомик, ломится от урожая. Крупные зеленые яблоки падают на траву, не выдерживая собственной тяжести. Такое окно в природу.

Автоприцеп, который кто-то из жителей метко окрестил филиалом «Сколково», смотрит на мир глазами камер наружного наблюдения. Недавно появилось очередное техническое новшество — на крыше теперь установлены четыре солнечные батареи, и рост тарифов ЖКХ жителей автоприцепа теперь не волнует. Каждая батарея дает приблизительно 100 ватт электроэнергии за световой день и накапливает больше 2 киловатт. При бережном использовании — а у Рафаэла все освещение на светодиодах — энергии вполне хватает.

Из домика приветливо выглядывают хозяева. И вот уже на газовой плите кипит чайник, а Япп, за несколько месяцев вымахавший до неузнаваемости, всеми способами демонстрирует дружелюбное отношение. По характеру пес нисколько не изменился: все такой же ласковый и радостный увалень. И никаких симптомов звездной болезни, хотя публикация в «МК» сделала Яппа и его хозяина знаменитостями.

— Я не думал, что ваша газета такая влиятельная, — признается Рафаэл. — После статьи о нас начался сумасшедший дом. Выхожу на улицу, а меня уже снимают, иногда даже не спрашивая разрешения! У нас в гостях в общей сложности побывали 16 телевизионных каналов! Растиражировали мои слова о том, что если с нами будут так обращаться, то мы с Яппом уедем на его родину в Японию. Я ведь просто пошутил. Мы граждане России, любим свою страну и эмигрировать не собираемся!

Телевизионщики заглянули и к отставному полковнику Виталию Ивановичу Иванову, который, собственно, и затеял всю эту историю. Бывший милицейский начальник поведал им о Рафаэле Гюльбекяне много интересного.

— Он сказал, — рассказывает Рафаэл, — что моя собака пугает детей и мы, мол, выбрасываем фекалии на улицу. Но это неправда. У нас всегда чисто, пользуемся современным унитазом. Япп никого не пугает, дети специально приходят с ним поиграть. Я не против этого общения, потому что хочу, чтобы он вырос добрым. Нам с Яппом даже посоветовали заниматься с детьми, страдающими аутизмом.

Япп стал любимцем местной детворы.

Он протягивает мне пачку фотографий, на которых местные малыши играют с Яппом. Рыжий пес позволяет детским рукам любые вольности.

— А еще этот отставной полковник сказал на камеру, что я из известной еврейской антикварной, по его выражению, семьи. В этом ничего обидного нет, хотя я армянин, а не еврей, но Иванов заявил, что мы много чего повывезли из Эрмитажа, — на этом месте меня начинает душить смех, но мой собеседник абсолютно серьезен. — Вы смеетесь, а мне не смешно. Одна центральная газета опубликовала эти слова. Цитату перепечатала газета «Новое время», которая издается в Армении, и мне стали родственники звонить: «Ты что, на старости лет с ума сошел? Здесь тебя многие знают. Людей интересует, что мы вывезли из Эрмитажа?» Папа и мама ничего не вывозили! И я тоже ничего не вывозил, только бывал в этом музее на экскурсиях.

Рафаэл написал заявление в полицию, чтобы возбудили дело по соответствующей статье УК РФ за клевету.

— Меня в полиции опрашивали, а Иванов отказался давать показания, ссылаясь на 51-ю статью Конституции, — сетует он. — И полиция отказала мне в возбуждении уголовного дела в отношении моего обидчика, мотивируя тем, что он, возможно, не осознавал ложность своих высказываний. Они что — экстрасенсы в полиции? Откуда они могут знать, осознавал Иванов ложность своих высказываний или нет, если он даже не дает показаний следователю?

Виталий Иванович Иванов не из тех, кто бросает слова на ветер. Он полковник милиции, доцент, кандидат юридических наук и председатель «Милицейского братства». Выглядит он тоже очень внушительно: исполинский рост, мощное телосложение. Свой джип «Тойота» именует танком Т-34, о чем недвусмысленно свидетельствует надпись на капоте. Вообще полковничья машина расписана вдоль и поперек.

фото: Елена Светлова
Полковник Иванов, владелец внушительного джипа, воевал с Рафаэлом Гюльбекяном не на жизнь, а на смерть.

Рафаэл Артемович Гюльбекян — человек сугубо штатский. Невысокий, в сильных очках. В общем, другая весовая категория. Но он не намерен отступать. И, знаете, я ему верю. Он уже создал прецедент — осуществил свое право жить там, где хочется, гарантированное 27-й статьей Конституции РФ.

Префектура ЮЗАО, а также управа района Коньково и ГКУ ИС подали иск в Черемушкинский суд города Москвы об освобождении земельного участка, на котором находится автоприцеп. А судья, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело №2-3374/13, приняла решение — в удовлетворении исковых требований им отказать.

На заседание Рафаэл Артемович пришел во всеоружии, с документальными свидетельствами, разбивающими доводы районных властей в пух и прах. С фотографиями и даже справкой из ГИБДД о том, что его кемпер дорожному движению не препятствует.

Суд признал, что автоприцеп, принадлежащий ответчику, не является недвижимым имуществом и припаркован в месте, где не запрещена остановка и стоянка транспортных средств. А доводы истца о том, что домик на колесах устроился якобы под аркой дома, мешает уборке территории и замене асфальта, не нашли своего подтверждения, так что это неправда.

— Нас с Яппом приравняли к землепользователям, — рассказывает Рафаэл, — и обвинили в самовольном занятии земельного участка, собственником которого является город Москва. Я тут же предоставил снимок, что мы стоим фактически на улице. Согласно Конституции, мы имеем право жить хоть в картонной коробке, правда, не нарушая при этом прав других граждан. Мы ведь никому не мешаем.

Правда, префектура на этот счет придерживалась другого мнения. И тогда суду была предоставлена запись телерепортажа, во время которого журналисты провели опрос жителей.

— Одни сказали, что их это не касается, им без разницы, — вспоминает Рафаэл перипетии дела, — а другие подтвердили, что я хороший и собака моя тоже хорошая. А недавно, когда здесь был инцидент — два отморозка забрались на нашу крышу, я вышел с электрошокером, а они угрожали мне ножом, — из дома спустились двое парней, один с собакой, другой с дубиной, и девушка Катя — помогать мне. На днях постучалась в дверь бабушка: «Касатик! Хочу угостить тебя куриной грудкой!» Я даже умилился и стал отказываться, но выяснилось, что касатик — это не я, а мой Япп! У меня замечательные соседи!

Конечно, он не обычный, но все же классический бомж, потому что у него нет регистрации. Понятно, что Рафаэл тысячу раз мог получить этот документ фиктивно, но он законопослушный гражданин.

— Согласно постановлению Конституционного суда, я как россиянин не обязан делать регистрацию, — отмечает он. — И антиконституционный закон города Москвы об обязательной регистрации российских граждан в столице, если они живут более 90 дней, здесь, похоже, бессилен. Я даже писал письмо в УФМС: «Оштрафуйте меня на основании этого закона! А потом я обращусь в Конституционный суд!» Мне должны предоставить возможность выполнить требование и только затем штрафовать-наказывать. Наш участковый мне говорит: «Вы у нас нонсенс!»

Понятно, что Рафаэл Гюльбекян — настоящая заноза для районной администрации. Он много гуляет пешком с Яппом и замечает все недостатки, огрехи. Там яму выкопали и не засыпали, здесь столб накренился, как Пизанская башня, — вот-вот упадет, тут детская горка установлена прямо на футбольном поле. Потом пишет жалобы в прокуратуру с фотографиями. И прокуратура, как ни странно, оперативно реагирует, и многое приводится в порядок.

Конечно, он не будет здесь жить вечно и когда-нибудь все равно уедет. И мне почему-то кажется, что под яблоней без Яппа и Рафаэла станет очень пусто…



Партнеры