«Голос Бога» на капитолийском Олимпе клянет законодателей за «шатдаун»

Каждое утро пастор Блэк обрушивает громы и молнии на впавших в безумие законодателей

11 октября 2013 в 14:42, просмотров: 1056

Всевышний зело осерчал на американских законодателей, приведших страну к «шатдауну» — финансовому параличу правительства. Он мечет громы и молнии на Капитолий со своего Олимпа. Каждое утро его голос звучит под сводами сената, и в этом голосе звенит натянутая тетива возмездия.

«Голос Бога» на капитолийском Олимпе клянет законодателей за «шатдаун»
фото: PhotoXPress

Вот несколько цитат из божьего гнева.

Прошлый понедельник:

— Спаси нас от этого безумия. Признайтесь в ваших грехах, недостатках, самодовольстве, эгоизме, чванливости, лицемерии, в попытках выглядеть разумными, действуя неразумно.

Прошлый вторник:

— Отделайтесь от упрямой гордыни, которая заставляет вас думать, что вы выше критики. Старайтесь замолить грехи свои, которые вы совершаете.

В этом месте лидер демократического большинства сената Гарри Рид, погруженный в молитву, неожиданно поднял голову и взглянул в том направлении, откуда доносился голос. Позже, когда голос умолк, Рид, обращаясь к своим коллегам, произнес:

— Следуйте веяниям этого голоса. Мы в сенате утратили ауру нашего покойного титана Роберта Берда, его хваленые благовоспитанность и склонность к компромиссам…

Прошлая среда:

— Не наносите самим себе глубокие раны. Для того чтобы накликать на свои головы катастрофы, которых никто не хочет, достаточно малого — бездействия хороших людей.

Прошлый четверг:

— Вы понимаете, ваш долг, но вы не исполняете его.

Прошлая пятница:

— Вы играете в очень опасные игры. Это напоминает дуэль у корраля О-Кей. Кто первым не выдержит и моргнет. Остудите ваши не в меру разгоряченные головы.

И так каждый день…

В сенате заседают сто сенаторов. И, надо признаться, никто из них не тянет на библейского Моисея. Поэтому Бог говорит с ними не непосредственно, а через своего надежного наместника на Капитолии — сенатского капеллана, адвентиста Седьмого дня, бывшего контр-адмирала и коллекционера бабочек, не тех, что летают, а тех, что украшают грудь Барри Блэка.

Сегодня, вся Америка клянет Конгресс, доведший страну до «шатдауна» и до пропасти дефолта. Но никто не делает это столь весомо, грубо, зримо и постоянно, как пастор Блэк. Он ниспосылает божьи громы и молнии на впавших в безумие законодателей каждое утро, предваряя своей молитвой начало работы сената. Его молитвы в Вашингтоне уже окрестили «эпическими пастырскими подзатыльниками.

Барри Блэк служит сенатским капелланом уже десять лет. На эту должность его назначил сенатор Билл Фрист, бывший лидером большинства в 2003 году. Его выделил из группы финалистов-состязателей двухпартийный комитет. До этого Блэк в течение тридцати лет служил военным капелланом в военно-морском флоте. Блэк первый сенатский священник — негр и первый адвентист Седьмого дня. Сейчас ему 65 лет. А родился он в нищих кварталах Балтимора. Его несчастливое детство часто фигурирует как назидание, пример и опыт в проповедях капеллана. Недаром автобиография Блэка озаглавлена так: «От трущоб до Капитолийского холма».

В роли капеллана Блэк является духовным советником и этическим пастырем сенаторов и их семей. Каждое утро перед молебном Блэк произносит имена всех ста сенаторов, их жен, которые он считывает с колоды карточек-шпаргалок. Кроме того Блэк ведет уроки по изучению Библии, женит сенаторов и их штат, причащает умирающих сенаторов, а затем отпевает их. (Последним таким сенатором был Дэниель Айною от штата Гавайи. Он скончался в декабре прошлого года.) Блэк навещает больных сенаторов дома и в госпитале. Он делает все окромя их крещения после рождения. Но тогда они еще не сенаторы, не так ли? Популярность пастора Блэка настолько велика, что его приглашают читать проповеди даже в палате представителей, хотя она имеет своего собственного капеллана.

В прошлом году, набросив себе на голову капюшон, подобно негритянскому юноше Трайвону Мартину, которого застрелил белый дружинник, Блэк принял участие в манифестации протеста на Капитолийском холме против этого расово мотивированного убийства. В 2007 году Блэк отказался принять участие в евангелическом вечере, узнав, что его участниками будут телефурия Кройлз, правая Эни Колтер и ультра Тони Перкин. Но в самом сенате Блэк старается быть надпартийным. Никто не знает, ка какой партии он принадлежит. Так, он не вмешивается в потасовки «чаевников»-республиканцев и либеральных демократов. Первые обзывают вторых «социалистами», пытающими навязать Америке советский строй. Вторые клянут первых как «банду вымогателей и нигилистов». Блэк в этих потасовках участия на той или иной стороне не принимает. Он костерит в своих проповедях и тех, и других. Бог, как известно, ни в каких партиях не состоит.

С 1 октября, когда начался «шатдаун», проповеди Блэка сильно обострились, хотя он, по-прежнему, произносит их ровным голосом. Истерики в стиле Савонаролы ему не свойственны. Любые события, происходящие в стране, он стал рассматривать сквозь призму «шатдауна». Так на днях когда полицейские застрелили женщину, пытавшуюся протаранить ограду Белого дома, пастор Блэк напомнил законодателям, что эти полицейские уже не получают жалование.

Обращаясь к сенаторам, капеллан сказал:

— В этом и ваша вина, вина вашей слепой и упрямой гордыни, вашей иллюзии, что вы выше всякой критики. Вы ослеплены вашей гордыней. Боже, простим их отступничество.

Кстати, сам капеллан Блэк, являясь «бюджетником», тоже не получает сейчас зарплату, а его классы по изучению Библии перестали по той же причине функционировать. Сказался «кесарю кесарево, а Богу богово». Современные американские кесари позарились сейчас даже на богово.

Сидя в своем офисе на третьем этаже Капитолия, капеллан Блэк рассуждает:

— Я пользуюсь библейской перспективой, прилагая ее к нынешней злобе дня. Я либерал в одних вопросах и консерватор в других. Но Библия порицает и проклинает с особой силой определенные проступки и прегрешения. Здесь я, как и она, обрушиваю на головы моей паствы проклятия.

Капеллан пользуется своей близостью к сенаторам, чтобы вразумить их.

— По крайней мере, я с ними вместе хотя бы несколько минут по утрам, — говорит Блэк. — В эти минуты мой голос единственный, который они слышат, который пробивается к ним. В последние дни, как мне кажется, они все больше прислушиваются к нему…

Дай Бог, Но недаром сказано: на Бога надейся, но и сам не плошай.

Слушая проповеди сенатского капеллана, я не раз ловил себя на мысли о том, как не хватает такого пастора российской Государственной думе. Конечно, слово Божье также бессильно в Охотном ряду, как и на Капитолии. Но по крайней мере, кто-то будет говорить правду в лицо слугам народа, превратившимися в его хозяев.



Партнеры