Кому и зачем в России нужна реформация?

В самом деле, какое отношение к жизни наших современников имеют события почти пятисотлетней давности?

30 октября 2013 в 20:08, просмотров: 3748

Тем не менее разговоры о том, что нужно сегодняшней России — очередная революция, реставрация или реформация, — звучат в последние годы все громче. И особое звучание эта тема обретает в преддверии грядущего двойного юбилея: в октябре 2017-го исполняется сто лет русской революции и пятьсот — со дня начала европейской Реформации. Мы снова стоим перед выбором пути. В каком направлении двинется наша страна на этот раз?

Кому и зачем в России нужна реформация?
фото: PhotoXPress

«Основной вопрос революции — вопрос о власти». Кажется, именно так утверждал Ленин в период между Февральской и Октябрьской революциями. Сменить плохую власть на хорошую — и проблема будет решена. Звучит заманчиво, соблазнительно, поскольку обещает решение большинства проблем «одним махом». При этом все понимают, что без жертв обойтись не удастся, но наивно надеются, что этими жертвами будем не мы, а те «плохие ребята», из-за которых все страдают. Забывая при этом свидетельство истории: революция всегда пожирает своих детей... Судьба некоторых известных политиков современности показывает, что «цветные» революции не составляют исключения из этого правила. А в России, если случится революция, она вряд ли будет «цветной»...

Реформация ставит вопрос не о власти, а о человеке. О человеке в самом предельном его состоянии — перед Божьим судом. Владимир Познер любит в конце беседы спрашивать своих собеседников: что вы скажете, когда предстанете перед Богом? Отцы европейской Реформации поднимали очень похожий вопрос. Существенная разница заключалась в том, что в их постановке этого вопроса человек оказывался перед Божьим судом не когда-то в неизвестном будущем, а здесь и сейчас: этот суд совершается каждый день, в ходе самых обыденных дел. Настоящая встреча с Богом меняет человека навсегда. Невозможно пережить эту встречу лицом к Лицу и остаться прежним. Опыт всех святых, как прошлых, так и современных, опыт каждого, кто обрел Христа, свидетельствует об этом. Но для многих эта Встреча осталась единичным событием либо случается крайне редко в особом, сакральном пространстве богослужения. Попробуем теперь представить, что такая Встреча случается ежедневно, является самой сердцевиной жизни, причем повседневной жизни, с ее проблемами, заботами, радостями и просто рутинным выполнением обязанностей. Это и есть суть Реформации. Тогда и обыденность преображается от прикосновения Иного. И последствия этого прикосновения остаются надолго. Ухоженность европейских городов и качество европейской жизни, которое так нравится нашим согражданам, — следы именно такого преображения. В то время как потеря нравственных ориентиров и правовое насилие над человеком и его природой — результат отказа от главного тезиса Реформации: человек предстоит Богу в каждый момент своей жизни. Попытка поставить на место Творца что-то еще, будь то общечеловеческие ценности или права человека, неизменно приводят к деградации и отдельного человека, и общества в целом.

Европейская Реформация началась как движение за обновление Церкви. Часто можно услышать, что «нам этого не нужно», что Русь Святая сохранила веру в ее изначальной подлинности. Странно и фальшиво звучат эти утверждения на фоне эпидемии пьянства и наркомании, огромного числа разводов, абортов и позорно громадного для христианской нации количества детей-сирот! Беспрецедентный разрыв между богатыми и бедными, показная роскошь нуворишей, за один вечер в ресторане спускающих годовую зарплату рабочего, коррупция как норма жизни — это ли признаки подлинной веры? Слова Лескова «Русь крещена, но не просвещена» — по-прежнему самое точное определение духовного состояния нации. 

Лесков, говоря о просвещении, имеет в виду не получение среднего или высшего образования. Он говорит о свете Радостной Вести, который должен засиять в сердце человека, открывая путь к Богу. Не просвещена — значит, еще не знакома с преображающей силой Евангелия, знает лишь внешнюю, обрядовую сторону. Подобно послам князя Владимира в Софии Константинопольской, мы по-прежнему не можем прийти в себя, пораженные великолепием богослужения. И главное в христианстве, если вспомнить слова Евангелия, — «правосудие, милость и вера», — так и остаются вне поля нашего внимания. 

Реформация — не разрыв с традицией. Реформация — это стремление вернуться к основам. Прорваться сквозь великолепие обряда, богатство традиции и косность привычки к Тому, Кто есть Основание и нашей веры, и самой Церкви — к Христу. И перед Его судом, который совершается каждый день, обнаружить подлинную ценность и нашей веры, и наших поступков, которые так часто противоречат тому, во что и в Кого мы верим. 

Не нужно думать, что Реформация — явление исключительно религиозное. Подлинность веры возвращает человека не только к Богу. Пред Его Ликом открывается, кто мы есть на самом деле. Обратившись к Нему, человек одновременно поворачивается и к себе самому — настоящему. А потому Реформация — это и возвращение к человеку, восстановление подлинного человеческого достоинства. А как следствие — меняется мир. Преображение мира начинается с преображения человека. 

Так нужна ли Реформация современной России?



Партнеры